TV


Саур-Могила – земля ратной славы

Говорят, в ясную погоду, да в хорошую оптику с Саур-Могилы можно увидеть Азовское море. Не знаю. Всякий раз, когда мне доводилось попадать на курган, погода оставляла желать лучшего. То с неба лилась вода в виде дождя, то сыпал снег. Вот и сейчас, в первой половине декабря, хоть с неба и не поливало, было довольно пасмурно, а значит, никакого моря с вершины кургана рассмотреть так и не удалось. Хотя это и не удивительно! Как-никак до Азовского моря порядка 90 километров. Этот курган, возвышающийся на относительно небольшую высоту в 277,9 метров над ровной, как будто гладильная доска, донбасской степью, за последние сто лет не единожды становился свидетелем жесточайших сражений. Ведь с появлением дальнобойного вооружения, особенно такого, как артиллерия, занятие господствующих высот для любой армии стало залогом победы. Так было в XX веке, не изменяется эта истина и в XXI.

Здесь все пропитано памятью о битвах, жестоких сражениях. Напоминают о них и остатки некогда величественного монумента, возведенного в советские годы воинам-победителям Красной армии, наводят на мысли о войне и уже свежие могилы, погибших бойцов батальона «Восток» в 2014 году. Курган Саур-Могила помнит многое: именно здесь проходила линия обороны немецко-фашистских захватчиков в уже далекие сороковые годы прошлого столетия. Немцы тогда прошли здесь, наступая на Ростов, создав на Донбассе плацдарм для штурма Сталинграда, а затем, спустя несколько лет, уже советские солдаты выбивали захватчиков из их укреплений. И здесь же, чуть больше пяти лет назад, встали на смерть ополченцы Донбасса, защищая свой родной край от уже современных нацистов.

Стальным катком по Донбассу…

Конец сентября 1941 года. Группы немецких армий «Юг» и «Центр» уже окружили юго-восточнее Киева основные силы Юго-Западного фронта вооруженных сил СССР, создав благоприятные условия для дальнейшего продвижения вглубь советского государства и захвата Донбасса с Крымом. Германское командование рассчитывало одновременным ударом танковой группировки Пауля Людвига Эвальда фон Клейста и 17-й армии окружить и уничтожить основные силы войск Южного фронта. Затем предполагалось силами подчиненных Клейста продвижение на Ростов, обходя Донбасс с юга, а корпусами 17-й армии вести наступление к Северскому Донцу. Главную роль, по замыслам немецкого генералитета, в предстоящем сражении должна была сыграть 1-я танковая группа генерала Клейста.

Буквально все говорило немцам об успехе этого плана. Потрепанная и отступающая Красная армия к началу наступления не успела бы серьезно закрепиться на новых рубежах. Были на руку и сгущающиеся тучи над Москвой, поскольку Верховное командование Красной армии из-за угрозы потери столицы не могло перекинуть подкрепление на юг.

Захватчики пошли вперед 29 сентября 1941 года. Удар порядка 350 танков генерала Клейста пришелся по левому флангу 12-й армии Южного фронта. Советские солдаты не смогли сдержать немецкий стальной каток, оборона была прорвана и танки Вермахта устремились к побережью Азовского моря.

Одновременно перешла в наступление и 17-я немецкая армия, мобильная группа которой уже в начале октября вышла к Брянску, где и соединилась с группировкой Клейста. Столь стремительный бросок привел к окружению девяти советских стрелковых дивизий, множества подразделений поддержки и обеспечения. Как бы то ни было, но оказавшиеся в котле части отчаянно сражались, как говорится, до последнего патрона, и, как следствие, им удалось сковать часть сил 1-й танковой армии немцев северо-восточнее Брянска.

Отдельные подразделения и части, при отсутствии связи со штабами, начали предпринимать попытки выхода из окружения. Много позже в своих мемуарах бывший командир саперного взвода 96-й горнострелковой дивизии Н. Семенюка напишет: «Уже где-то за Темрюком (40 км севернее Осипенко) мы натолкнулись на противника, занявшего населенный пункт. Завязался бой. Полыхали соломенные крыши домов, и черный дым стлался над землей, закрывая солнце. Комдив Шепетов поднял в атаку три цепи бойцов длиной до километра. Солдаты и командиры с винтовками наперевес с криком «Ура!» рванулись вперед. Победа или смерть! Комдив был в первой цепи. Бойцы ворвались в село, сметая немецкую пехоту. Не выдержали немцы русского штыкового удара! Через созданный прорыв удалось выйти многим частям и штабу 18-й армии».

Непосредственно на территории Донбасса бои начались 8 октября, после захода захватчиков в Мангуш, а чуть позже и в Мариуполь. Немцы после скоропалительной артподготовки и молниеносной атаки смяли подразделения 395-й стрелковой дивизии, оборонявшие портовый город. Советские подразделения в момент наступления Вермахта на Мариуполь оказались в плачевном положении: имеющиеся у артиллерии полковые и горные пушки были малоэффективными против танков. Столь стремительный бросок противника стал полной неожиданностью как для гражданского руководства Мариуполя, так и для простых жителей. В восемь часов утра в городе, как и всегда, открылись магазины и различные учреждения, а уже к обеду начались очаговые бои с ворвавшимися гитлеровцами. Здесь, конечно, стоит вспомнить, что эвакуация находившегося в городе металлургического производства была начата много раньше, еще в середине июня, правда, полностью вывезти все оборудование так и не успели. Вслед за Мариуполем 10 октября противнику был сдан Новоазовск, и он стоял уже на подступах к Таганрогу.

11 октября германские войска, не прекращая продвижение на Таганрог, задействовав часть сил из-под Мариуполя, начали наступление на север. В течение одного дня советские войска были выбиты из Красновки, Македоновки (Жовтневое), Асланово, нанесено сокрушительное поражение полкам 395-й стрелковой дивизии в районе Чердаклы (Кременевка) – станция Карань (Гранитное), оказалась под контролем Вермахта в тот период и Волноваха.

Вместе с тем это не означает, что советские солдаты бежали с поля боя. Они сражались, да еще как. К примеру, 11 октября бойцы так называемой «группы Колосова», в состав которой входили две танковых бригады, два погранотряда, противотанковый артполк и минометный дивизион М-13, дали бой в районе нынешнего Гранитного. Там была разгромлена немецкая мотоколонна, что позволило оторваться от наступающего противника отходящим на восток соединениям 726-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии.

Вермахт, подмявший к тому моменту под себя всю Европу, неумолимо продвигался по земле Донбасса. Сдержать его у войск Советского Союза не было никакой возможности. Немцы занимали все новые и новые населенные пункты. Директива об отводе войск на новые рубежи Ставкой Верховного главнокомандования была отдана в середине октября, после вступления в Сталинскую область (нынешняя Донецкая область) сил 17-й немецкой армии. Командование красной армии понимало, что удержаться на ранее занятых позициях не получится. Было решено сдерживать натиск противника на линии Красный Лиман – Артемовск – Горловка – Иловайская – Донецко-Амвросиевка – Матвеев Курган – Таганрог.

Это были тяжелейшие дни для Донбасса. Бои не прекращались ни на день, люди гибли сотнями, а то и тысячами, причем, как с одной стороны, так и с другой.

К началу третьей декады октября 18 армия отступила сначала за реку Крынка, а после прорыва обороны силами Вермахта в районе Зугресса и дальнейшего выхода к реке Миус западнее Снежного, советские вооруженные силы оказались под угрозой нового окружения. Этому способствовало и успешное наступление 1-й танковой армии генерала Клейста на ростовском направлении и занятия ими Амвросиевкой и южной части Шахтерского района. Под давлением всех этих факторов 18-й армии пришлось отойти за реку Миус. Частично остановить непрекращающееся продвижение германских вооруженных сил удалось в начале ноября восточнее назначенного ранее Ставкой Верховного главнокомандования рубежа по реке Миус.

Бои за территорию Донбасса продолжались весь ноябрь и декабрь 1941 года. В канун нового 1942 года 18-я армия сделал попытку контрнаступления, но оно, натолкнувшись на эшелонированную заранее подготовленную оборону противника по реке Миус. Не имея возможности ее прорвать советские войска также перешли к обороне. Таким образом, в декабре 1941 года линия фронта на Донбассе стабилизировалась на условной линии Северский Донец — Ольховатка — река Миус, которую историки запомнили как Миус-фронт. К весне 1942 года немцы соорудили развитию систему траншей, инженерных заграждений, противотанковых рвов. Дополняли все эти укрепления полноценные бетонные дзоты и доты с пулеметными гнездами, позволяющие вести круговую оборону.

Ни пяди родной земли…

 После начала немецкого наступления Вермахта на Волгу, Кубань и Кавказ, Миус-фронт оказался в немецком тылу. Территория Донбасса до самого поражения под Сталинградом использовалась Германией в качестве плацдарма для переброски сил к Волге, к городу носящему имя вождя СССР. Этому способствовала серьезная железнодорожная развязка промышленного региона. Однако после поражения под Сталинградом бои на Миус-фронте вспыхнули с новой силой. Во второй декаде февраля соединения Южного фронта освободили Ростов и продолжили свое продвижение. Красная армия получила недвусмысленный приказ: развить успех на западном направлении, форсировать реку Миус и занять район Анастисиевки. Что и было сделано 17 февраля 1943 года силами 4-го гвардейского механизированного корпуса. В районе Матвеевского кургана была форсирована река, после чего был занят поселок. Однако уже вскоре оккупантам удалось воспользоваться отрывом советских войск от основных сил, и не только закрыть появившуюся брешь в своей обороне, но и взять в окружение прорвавшиеся советские подразделения. Два гвардейских механизированных корпуса и ряд частей 2-й армии предприняли вскоре попытку вырвать окруженных из кольца, но прорвать оборону Вермахта им так и не удалось. В итоге в соответствии с полученным приказом окруженным подразделениям удалось вырваться из котла под Анастасиевкой 22 февраля. Все последующие попытки штурма немецких укреплений натыкались на шквал огня и не возымели успеха. После чего на Миус-фронте наступило относительное затишье: линия фронта стабилизировалась, а время от времени лишь, как говорил герой советского фильма, «происходили бои местного значения».

Но это не означает, что Ставка Верховного главнокомандующего забыла о Донбассе. Просто временно, на несколько месяцев, на Миус-фронте наступило относительное затишье. Как минимум, до начала донбасской операции.

Освобождение Донбасса началось летом 1943 года. 17 июля три механизированных корпуса при поддержке стрелковых подразделений прорвали фронт на глубину до 10 километров и заняли берег реки Миус в районе Степановки и Мариновки. Курган Саур-Могила, где 6-й армией вермахта, так называемой группой Холидта, был организован наблюдательный пункт, также вошел в состав освобожденного плацдарма. Эта высотка, обозначавшаяся на оперативных картах как высота 277,9, имела стратегическое значение: это понимали и в Ставке Верховного главнокомандующего СССР, и в командовании Вермахта.

Для ликвидации угрозы оккупанты в срочном порядке перекинули на Миус-фронт подкреплени. Из-под Харькова прибыли танковые дивизии СС «Дас Рейх» и «Тотенкопф». Контратаковать немецкие подразделения начали 29 июля. На Степановку выдвинулись танки дивизии «Тотенкопф», которая также вошла в историю как 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голове». На этом направлении советские войска, в окрестностях села, выстроили мощный оборонительный рубеж. Здесь имелся  большой арсенал противотанковых орудий, минные поля, проволочные заграждения. Части СС несли серьезные потери, но продолжали наступление, натиск на оборонявшихся не ослаблялся ни на минуту. Немцы понимали всю серьезность создавшейся ситуации, а поэтому командующий южным флангом Восточного фронта фельдмаршал Э. фон Манштейн лично наблюдал за боями под Степановкой. Однако 31 июля он приказал прекратить штурм, аргументировав это необходимостью танковых частей СС на других направлениях. Но, командующий 6-й армией Холлидт настоял и штурм продолжился. Штурм Саур-Могилы начался 1 августа в 4 часа утра. После артподготовки реактивными минометами и под прикрытием дымовой завесы к кургану устремились пехотные подразделения СС. Многочасовая рукопашная атака завершилась победой ССовцев и советские солдаты были сброшены к подножию высоты. Красноармейцы предприняли попытку контратаковать, выбивших их ССовцев, однако немецкие штурмовики «Юнкерс» и шквальный пулеметный огонь отбили их на исходные позиции.

К 1 августа оккупантам удалось локализовать прорыв и снова выйти на рубеж к реке Миус в районе сел Куйбышево — Дмитровка.

Повторный штурм кургана начался 18 августа и продолжался вплоть до 31 числа. После двадцатиминутной артиллеристской подготовки, в которой задействовались как дивизионная артиллерия, так и «катюш» советские солдаты выдвинулись в атаку. Штурм шел одномоментно практически со всех сторон: красноармейцы наступали и со стороны западного склона, и с юго-востока, и с юга. Левый фланг наступающим стрелковым полкам прикрывала 127-я дивизия полковника Крымова. Кровопролитные бои за овладение высотой продолжались несколько дней, и лишь утром 31 августа курган окончательно перешел в руки советских солдат.

Донбасская операция была завершена 22 сентября 1943 года. Не знавшая серьезных поражений до Сталинграда армия Третьего Рейха была отброшена с Донбасса за Днепр.

Никто не забыт — ничто не забыто

После Великой отечественной войны на кургане был поставлен памятник, представлявший из себя шестиметровую пирамиду из местного известняк. Украшенную звездой. Площадку вокруг окаймляла корабельная цепь, а по углам стояли пушки, оставшиеся после боев. Однако в 1967 году на легендарной высоте был открыт новый памятник: величественный монумент, простоявший там до лета 2014 года.

Сегодня смотреть без слез на некогда величественное грандиозное сооружение не возможно. Монументальный 36-метровый обелиск из железобетона сейчас лежит грудой камней на вершине кургана. Комната боевой славы со всеми экспозициями, сейчас не доступна, поскольку оказалась погребена под все тем же обелиском. Серьезно пострадали и пилоны, установленные на склонах Саур-Могилы. Временами кажется, что чугунные скульптуры советских солдат, израненные осколками от мин и градов, истекают ржавой кровью.

Сейчас идут разговоры о восстановлении мемориального комплекса, но как будет выглядеть обновленный памятник пока не ясно. Ведь к подвигу советского солдата, сражавшегося на склонах кургана, теперь добавились и события нынешней войны. Войны, которая еще не окончена…

P.S

Символично, что в боях за Саур-Могилу принимала участие танковая дивизия СС «Дас Рейх», которая использовала в качестве эмблемы рунический знак «Вольфсангель». И вот, спустя практически 75 лет на землю Донбасса пришли уже современные украинские нацисты, носящие ту же руну на плече. Если читатель не понял, то речь идет о батальоне «Азов» эмблема которого содержит два рунических знака «Вольфсангель» и «Черное солнце».

Юрий Квинто

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки