Воспоминания матери о сыне, который трижды уходил на войну за Донбасс

Плаксий Петр Петрович 11.06.1996-17.05.2019 гг.

Воспоминания матери о сыне, который трижды уходил на войну за Донбасс

Петя трижды уходил на войну. Первый раз в сентябре 2014, когда наши днровские войска освободили Новоазовск от нацбатов «Днепр» и «Азов». Ему было только 18. Ушел из дома ничего не сказав. А на следующий день пришел уже в форме – записался в казачий батальон, сформированный в основном из жителей новоазовского района. Дежурил на блокпосту с. Октябрь.

Второй раз ушел в 20 лет, после своего дня рождения. Нам сказал, что будет служить в самом безопасном месте (не хотел, чтобы родители волновались), а на самом деле это была высота «Дерзкая». В первые же дни службы у них было ЧП. С высоты в село Ленинское (а это больше 4-х км по открытой местности) спускались 4 ополченцев и столкнулись с украинской ДРГ – наших двоих убили, двоих захватили в плен. Трупы этих захваченных совсем молодых ребят, зверски замученных бандерьем, спустя время украина передала нашим. Для эвакуации убитых прислали солдат (Петя тоже был) и саперов, т.к. трупы были заминированы, но заминированы так, что нашим саперам пришлось их подорвать – хорошие спецы были в ДРГ, предполагали, что может быть даже иностранные. Когда наши прибыли к месту происшествия – по ним стала работать украинская артиллерия и минометы плюс тяжелые пулеметы. И если бы наша артиллерия не ответила, то и эти ребята погибли бы – местность была практически открытая. Сын нам ничего этого не рассказал, но среди саперов был наш хороший знакомый. Он потом просветил и про высоту, что это под самым п. Водяным – можно перекрикиваться с украми – сын позже рассказывал, что как в военных фильмах, нацики ставили немецкие марши и призывали сепаров сдаваться, ну а наши посылали их куда следует.

Наших бойцов стояла там совсем горсточка – порядка 20 человек, а в Водяном хорошая армия. Спасало то, что укры толком не знали, сколько их, более-менее наша артиллерия прикрывала высоту и высота была хорошо окопана. Сын рассказывал, что спали по 2 часа в день, остальное время либо у пулемета дежурил, либо на лопате – очень сильно окапывались и укреплялись. И все равно несли постоянные потери убитыми и раненными. Очень много полегло там наших бойцов. В первый месяц, как Петя стал служить там, командование даже думало бросить высоту – уже прислали саперов, заминировали и уже собрались подорвать. Бойцы спускались в с. Ленинское как была дана команда отбой. Все-таки со стратегической точки зрения она была слишком важна, недаром ее называли ключом к Мариуполю. А если бы заняли ВСУ, то практически открывалась дорога на Новоазовск, а там и до границы с РФ всего 12 км. В общем до марта этого года высоту удерживали.

Сын пробыл там без всяких ротаций 10 месяцев, отпускали домой от силы на день, а чаще всего раз в 2-3 недели с утра и до 18ч. вечера, чтобы помылся да постирался. Успевали только покормить его, отстирать, да хоть что-то с собой приготовить. Ребята ведь были и с донецкой и с луганской области, домой не попадали, старались им домашненького передать. Питание – сухпай, даже воды не хватало. Однажды отец спросил его – как вы там умываетесь, пошутил — зубы не забываешь чистишь, а Петя в ответ — да нам иногда попить нет воды. До опорного пункта в Ленинском далеко, все приносили на себе, т.к. ни машины, ни БТР не ездили – попадали под обстрелы – слишком открытая местность – и с Широкино и с Лебедино и с Водяного могли попасть. Да еще ДРГ постоянно шастали, да снайпера. Поэтому не только с едой, но и с водой было туго. Собирали даже дождевую. Осенью с полей в блиндажи поближе к людям поперли мыши. Ели и обгрызали все вплоть до мобилок – настоящая напасть была. Сын рассказывал, что ночью, когда смотрели в тепловизор, казалось, что в блиндаж стекаются ручьи – такое огромное количество их было. Иной раз утром глянут, а в емкости для сбора воды потонувшая мышь, выбросят ее и пьют эту воду. Иногда ребят отводили на день-два для отдыха в Ленинское, чтобы хотя бы отоспались. Ни отпусков, ни выходных не было – ротировать их было просто некому. Постоянные обстрелы, с трех сторон окружены. Очень тяжелая обстановка была.

Отвозили сыночка с побывок в Ленинское на своей старенькой легковушке и сами потом ужасались – кто бы нам сказал еще пару лет назад, что мы сами будем отвозить нашего мальчика на войну. Однажды по дороге в с. Безыменном подобрали Петиного сослуживца Сергея. Помню, как его провожала немолодая мама и сестренка. Стояли прижавшись к нему. В Ленинском, когда вышли из машины, глядя на наши лица он сказал: «Ну что вы так переживаете, все будет хорошо.» Через несколько дней в результате минометного обстрела Сергей получил осколочное ранение в голову, был несколько дней в коме и умер не приходя в сознание. Он был нетранспортабелен, говорят, что из Москвы прилетал оперировать его профессор, но не смог ему помочь.

Когда приезжали журналисты, сын как раз служил на высоте пулеметчиком.

«Донбасс, высота «Дерзкая» в кольце врагов: подвиг, о котором должна знать Россия. Известный военкор Александр Сладков вспоминает о битве за высоту «Дерзкая» на Донбассе. «Почему? Потому что люди, погибшие и выжившие, удерживая эту высоту, совершили подвиг. Высоту, в конце концов, военные ДНР оставили, ушли. Сейчас там закрепились украинские войска. А чего не закрепиться, по ним не стреляют — запрещено.

Почему ушли? Да потому что стояла эта высота в полукольце, почти окружённая. Потому что каждый выход на эту высоту и уход с неё — смертельная опасность. Это проход по открытому месту, где группа, идущая, видна, как на ладони.

Ушли, потому что укрепления, под конец обороны, на «Дерзкой» были разбиты, и на месте опорного пункта, украинской артиллерией, был выбит самый настоящий кратер, гигантская лунка. И гарнизон высоты — это были идейные смертники.

Почему подвиг? Да потому что это был пример готовности умереть за каждый метр донбасской земли. Но… Если ты превращаешься из солдата в сакральную жертву, во имя перемирия, то с этим и я не согласен.

Я бы сравнил оборону «Дерзкой» с обороной горы «Высокой» в Порт-Артуре, в русско-японскую войну. Тогда на гору каждый день поднимался новый гарнизон, потому что прежний за сутки погибал. Гору «Высокую», как и «Дерзкую» оставили. Но от этого, подвиг людей, оборонявших эти высоты, не перестал быть примером стойкости для россиян.

Я не был на «Дерзкой», хотя два раза был в решимости зайти на неё, и не от меня всё зависело. Но… Там были наши ребята, корреспонденты. Вот вам кадры Михаила Андроника, в прошлом офицера пресс-службы Народной милиции ДНР, с позывным «Пит». Я помню, как он вернулся в Донецк с Юга республики, передал эти кадры для нашей ВГТРК, в которой он сейчас с успехом трудится репортёром.

Обратите внимание, в конце ролика, что говорят защитники «Дерзкой» о России и о Сирии. Там, всего лишь, реплики и размышления».»

Последние два месяца контракта Петя прослужил в саперной роте.

В октябре 2018 сын опять ушел служить, теперь уже в Донецк. Мы с отцом были против, честно говоря прошлую его службу еле пережили. Но если Петр решил – его не переубедишь – одним словом камень. И опять – не волнуйтесь родители, это комендантский полк, мы будем только на охране. Только после гибели узнали, что были и промка и Жабуньки. Всегда старался беречь нас. А себя не сберег. Приехал домой в конце апреля, должны были дать отпуск на две недели, но через неделю вызвали в Донецк, а на следующий день он заехал домой, сказал, что прислали охранять полигон здесь в новоазовском районе. Полигон оказался передовыми позициями в р-не с. Сосновское, где он и погиб.

28 мая Петю посмертно наградили Георгиевским крестом. Награду получал отец.

«Во вторник, 28 мая, состоялась церемония торжественного награждения личного состава отдельного Краматорского комендантского полка. Государственные награды бойцам вручил Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин.

За отличия, проявленные в боевых действиях по защите Донецкой Народной Республики, личное мужество и героизм 10 военнослужащих награждены знаками отличия «Георгиевский крест» III и IV степеней, двое из них – посмертно.»

Петя наш погиб 17 мая, а 11 июня ему бы исполнилось только 23 года. Он был очень хорошим светлым мальчишкой, как говорили наши знакомые «У вас золотой ребенок», классная руководительница сказала мне при последней встрече «Мы всегда любили Петю за воспитанность и благородство». Мы родители сами им любовались — красив был и телом и душой. Пошел седьмой месяц, а все тяжелее потеря. У второго погибшего парня день рождение было в июле — было бы 26 лет. В сентябре у него родился сын. Его мама сказала, что он так мечтал о нем, даже имя заранее придумал.

Валентина Плаксий

Материал предоставил Джокер ДНР

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки