TV


Кинконг чий? Лев Щаранский

«Щееее не вмееерла Украина», — люто-бешено взревели стюардессы в проходе самолета рейса «Борисполь – Гонгонг» и Шехтман с киборгами привычно бухнулся на колени. Что, впрочем, сделали и половина салона – по новым правилам, введенным паном президентом Зеленьским, предполетный инструктаж для пассажиров заменялся на пение украинского гимна бортпроводниками. В Гонконге бушевал Евромайдан, а значит Шехтман с киборгами Удавом и Жульеном скорее летели изучить обстановку по заданию пана Ляшка. Ведь если майдан, значит и власть меняется — пан Ляшко не упускал возможность зацепиться за министерский портфель в Китае, и направил туда своих эмиссаров с Подола. В финансировании поездки также участвовал могущественный барон Ратмир, который имел в Гонконге свои финансовые интересы. Барон планировал после победы протестувальников подмять под себя местный блошиный рынок, чтобы торговать там конями, гаданиями на печеньках и биткойнами в медных монетах.

Самолет взлетел, и побратимов начало нервно трясти, пока были в воздухе Украины. Никто не знал, когда доблестным ВСУ придет в голову сбить очередной гражданский борт. Боинг пересек границу и вошел в воздушное пространство российского оккупанта. «Кляти москали» с явным облегчением произнес Павло Шехтман и киборги заметно повеселели. Киборг Удав не забыл упрекнуть Пашу: «Законы Украины уже не действуют, прекращайте разговаривать на этом сельском диалекте». Шехтман обиделся и показал в ответ свой паспорт гражданина РФ: «Я-то русский, а кто тут шумер ипаный надо еще посмотреть». Обстановка накалялась, но киборг Жульен разрядил атмосферу бутылкой львивской горилки, которую он незаметно пронес через таможню в сапоге. Шехтман напомнил, что вообще-то они летят в коммунистический Китай и предложил для конспирации сменить позивные. Киборг Удав стал именоваться Олексием Красним, а киборг Жульен — Никитой Советским. Шехтман решил взять революционный псевдоним Саша Сталингулаг. Все сменили вышиванки на футболки с надписью «МЭЛС».

По прибытию в Гонконг киборги восторженно замолчали. Город поражал своим размерами после привычных Жмеринки и Крыжополя. «Кингонг гарний, только китайцев дюже много», — нарушил молчание киборг Удав. «Кинконг будэ украиньским, або безлюдним», — добавил киборг Жульен. “СУГС!», — подытожил Шехтман. Щедротами барона Ратмира побратимы заселились в приличный отель, со шведским столом. Поэтому на прием пищи каждый киборг брал с собой еще по две трехлитровые банки. Не оставлять же еду желтолицым. В первый же день разведали расположение местного рынка. Перед Шехтманом с киборгами встала дилемма – сделать упор на политическую миссию для пана Ляшко или заняться более прибыльными с финансовой точки зрения инсинуациями по заданию барона Ратмира. Разделиться никак не получалось – один из киборгов бы в этом случае страдал, наблюдая как побратимы греют руки на рынке.

Волевым решением Паша Шехтман принял нелегкое решение заняться рынком. С паном Ляшко как-нибудь побратимы решили разобраться в конце. Киборгов два раза упрашивать не нужно – Шехтман и сподвижники стремительным домкратом бросились изучать, где можно поживиться. Киборг Жульен бойко развернул на рынке торговлю элитным польским самогоном, львивской горилкой, трипольским насваем и знаками «Зал УПА» на воротник. Все это богатство сумел протащить на борт через знакомого кума-таможенника. Паша Шехтман наткнулся на полное собрание видеокассет с Брюсом Ли, Джеки Чаном и шаолиньскими монахами на видеокассетах в озвучке известного китайского сурдопереводчика Го Бли Нама. Киборг Удав просчитывал силовые варианты контроля рынка и какое количество украинских патриотов понадобится для сбора пожертвований ребятам на броники в АТО с одного гектара рыночной площади. Также не сговариваясь побратимы массово закупились дешевыми Ксайоми, приставками Дэнди, кассетами ТДК, пейджерами, тамогочами, спиртом «Ройал» и турецкими кожаными курточками для дальнейшей перепродажи на Подоле.

Миссия киборгов уже подходила к концу, а побратимы так и не побывали в районе протестов. На Нокии 3310 Павло Шехтмана скопилось около сотни звонков от пана Ляшка и Семена Семенченко. Нужно было что-то делать. Киборги накатили спирта «Ройал» с соком Йупи и устроили мозговой шторм. Ничего в голову не приходило. «В любой непонятной ситуации пой гимн Украины», — вспомнил Шехтман древнюю украинскую мудрость и киборги затянули Щеневмерлу. Через полчаса беспрерывного пения гимна киборга Жульена осенило. «Еврика!», — воскликнул он и посвятил в детали побратимов. Идея была и впрямь проста. Одеваемся в футболки полка «Азов», балаклавы. Идем на протесты, скачем там, поем гимн, делаем фото и выкладываем в твитор. После этого можно смело докладывать пану Ляшку, что Гонконг готов вернуться в родную украинскую гавань. Киборги допили спирт «Ройал» и неспешно выдвинулись в сторону гонконгского майдана.

«П**орасы! Довбо**обы! Г**доны!» — пан Ляшко сразу же наорал на киборгов, как только они установили сеанс связи по скайпу. «Вы что наделали дебилы? Теперь ваши ебальники во всех китайских СМИ!», — депутат-радикал незаметно для себя даже перешел на язык московского агрессора. Павло Шехтман старался мужественно держать удар: «Кик тик? Пилк Азив поставленну задочувалник виполнялник — свизился с протестувальниками та явил цъому узкоглизому майдану жовто-блакитные кольора». «Х**ера! Х**вальники!», — взорвался пан Ляшко, — «Вы хоть понимаете, что натворили? Плакал теперь второй фронт в Сибири!». Шехтман пытался воспользоваться запрещенным демагогическим приемом: «Слава Украине!». «Пошли нах**!», — в ярости рявкнул пан Ляшко вместо привычного ответа и выключил трансляцию. «Пихуй, зырь скока спирта «Ройал» у нас», — пытался успокоить побратима киборг Удав. Киборг Жульен в дискуссии участия не принимал — он бегал по номеру и пытался упаковать в заполненный баул еще и гостиничные белье, полотенца и одноразовую зубную пасту. Вечером предстояло возвращение в Украину.

С увагой, панъ Щараньский

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки