Содержание встречи в «нормандском формате», назначенной на 9 декабря, окончательно определено. «Планов громадьё» украинской делегации сокращено примерно вдвое и остаются вопросы, которые имеют чисто технический характер и по которым, соответственно проще всего договориться

Напомним, что не так давно президент Украины Владимир Зеленский планировал обсудить на встрече в «нормандском формате»:

— прекращение огня и развод войск;

— обмен пленными;

— возвращение контроля над границей;

— формат переговоров относительно статуса Крыма;

— контракт относительно транзита газа.

3 декабря глава украинского МИД Вадим Пристайко сообщил, что перечень вопросов сократился до трёх: определение следующих пунктов развода войск (именно пунктов, а не развода вообще), обмен пленными, определение участков разминирования.

Вопросы эти чисто технические, существенных противоречий по ним нет, но есть масса подводных камней. Например, в вопросе развода войск есть проблема поддержания порядка на нейтральной территории — неясно, какой статус должны иметь находящиеся там полицейские силы. В вопросе обмена пленными стоит вопрос относительно правомерности обмена гражданами Украины вообще не имеющими отношения к конфликту на Донбассе (вроде Мехти Логунова).

Возвращение контроля над границей обсуждаться не будет. Насколько можно понять, высокие стороны наконец-то пришли к выводу, что попытки «перепрыгнуть этап» и вести одновременно переговоры о прекращении огня и решении политических вопросов эффекта не дали (чтобы это осмыслить потребовалось 4 года и множество человеческих жизней…). Потому принято решение действовать поэтапно, как и предусмотрено соглашениями: сначала прекращение огня, а уже потом переговоры относительно реинтеграции.

Это, впрочем, и к добру, поскольку парламентская оппозиция (в лице «Европейской солидарности», «Батькивщины» и «Голоса») уже очертила президенту «красные линии»:

— «никаких компромиссов по поводу унитарного государства и о федерализации» (их никто не предлагает, но в данном случае имеются в виду права местного самоуправления в ОРДЛО, закреплённые в Минских соглашениях);

— «никаких компромиссов по поводу европейского и евроатлантического курса» (опять же, никто не предлагает, но мало ли…);

— «никаких политических действий, в частности выборов на оккупированных территориях Донбасса до выполнения условий безопасности и деоккупации — вывода российских войск, разоружения незаконных вооруженных формирований, установления контроля за государственной границей» (эта позиция, как и другие, дословно совпадает с позицией Владимира Зеленского);

— «никаких компромиссов насчет деоккупации и возвращения Крыма в Украину» (никто никаких компромиссов по этому вопросу не предлагает, кроме уже достигнутого — в Минских соглашениях Крым не фигурирует);

— «никакого прекращения международных судебных процессов против России».

Относительно Крыма украинской стороне вежливо намекнули, что российская сторона теоретически не против обсуждать другие вопросы российско-украинских отношений, но по данному предложили обращаться в лигу сексуальных реформ. Кстати, недавнее обсуждение темы Крыма в ООН вызвало решительный протест украинской делегации, которая возмущена самой возможностью услышать мнение крымских, а не киевских, крымчан. Как сообщили источники «России сегодня» в МИД РФ, никаких переговоров о расширении формата (о котором обмолвился заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Дэвид Хейл) не ведётся.

Что касается темы газового транзита, то с самого начала предполагалось, что обсуждаться они будут не собственно в «нормандском формате», а во время, или, как выражаются дипломаты, «на полях» (имеются в виду не те поля, где овёс и гречиха, а поля тетради, на которых можно написать какое-то примечание). Впрочем, Макрон при обсуждении темы транзита с удовольствием поприсутствует, а Меркель — и поучаствует.

Выводы

1. Тематика Парижского саммита путём усушки и утруски доведена до оптимального уровня. Предлагаемые для обсуждения вопросы имеют самостоятельное значение.При этом из повестки практически с помощью грамотных дипломатических действий МИДа РФ вычеркнуты те вопросы, которые были приоритетны для украинской стороны: контроль над границей до реализации комплекса политических пунктов (амнистия, выборы и т.д.), Крым и расширение формата до участия США и Великобритании.

2. Украинская оппозиция (Порошенко, Тимошенко и Голос Вакарчука) тем не менее настроены представить электорату сам факт переговоров в «нормандском формате», как зраду, то есть предательство украинских национальных интересов. Для них не важно, что там будут обсуждать. Они вполне логично понимают, что народ будет принимать ту логику действий и заявлений президента, которую они ему представят. По политтехнологическому принципу: «факты — ничто, интерпретация всё». Собственно такой опыт уже был опробован этими же людьми в 2013 году, когда Янукович он не отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС, а всего лишь отстрочил это действие на несколько месяцев — до весны. Но представили это оппозиционеры, как отказ от ЕС и как отказ от светлого будущего Украины, что позволило оппозиции начать Майдан, который закончился госпереворотом.

3. Накануне саммита в Киеве и ряде областных центров начнутся акции, организованные оппозицией — в основном протестами против снятия моратория на продажу земли. Но будут и отдельные акции против «зрады» Зеленского по поводу Донбасса. Часть участников уже заявила, что готовит палатки, печки и дрова, то есть готовы на длительную осаду Офиса президента и старт очередного майдана.

4. Хотя украинская сторона и уверяет, что заинтересована в реинтеграции Донбасса, на самом деле для всех сторон выгодно сохранение нынешней ситуации минус боевые действия. Обсуждение же политической части Минских соглашений неминуемо заведёт переговоры в тупик — украинская сторона в строгом соответствии с Минскими соглашениями выполнять их не собирается.

Василий Стоякин, Захар Виноградов, Украина.ру

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки