«Небесная сотня» Майдана: Когда свои убивают своих

Не все герои «Небесной сотни» оказались героями? И часть их них, как выяснилось, умерла не от пуль, а от сердечного приступа, аллергического шока или погибла банальной драке? Да неужели?!

В истории, которую раскопала и вынесла на прошлой неделе на всеобщее обозрение украинский политик Елена Лукаш, удивительно лишь одно: что она всплыла спустя почти пять лет, а не сразу. Действительно: если с первых минут всем было ясно, что на киевском майдане используют методичку Джина Шарпа, в точности исполняя его рекомендации – от раздачи печенек до снайперов, стреляющих с крыш соседних домов, то должны были всплыть и не совсем идеальные трупы. Точно так, как было в Вильнюсе в 1991 году.

«Собрали мертвецов по всему городу»

Много лет занимаясь журналистикой расследования, я на практике усвоила одно из правил: правду надо ловить в первые 24 часа после события. Потом ее замажут черным или белым пресса и власти, и пробежавший по городу робкий слух перейдет сначала в разряд легенд, а потом и вовсе станет «преступной ложью», за которую будут назначать тюремные сроки.

Ведь как было в Вильнюсе сразу после трагической ночи массовых беспорядков 13 января 1991-го? Наутро в райкомы партии – как в последние очаги стабильности – пошли с рассказами люди: что в морги якобы привозили людей, погибших совсем не от пуль советского солдата, а умерших от инфарктов и попавших в автокатастрофы. «Собрали мертвецов по всему городу», — вот что полушепотом говорили тогда на вильнюсских кухнях. В наш девственно-советский ум эта подлость никак не укладывалась, даже несмотря на то, что она была официально задокументирована. В уголовном деле (есть свидетели!) был подшит акт судмедэкспертизы № 58, в котором было написано: у погибшего Игнаса Шимулёниса зафиксированы многочисленные прострелы огнестрельным оружием, с различных сторон и различной высоты, а также крупная деформация черепа с переломом костей. “Обычно такая травма наблюдается при переезде головы колесом (колёсами) автомобильного транспорта”, — написал своей рукой патологоанатом С.П. Плисский. А заведующий республиканским бюро судебно-медицинской экспертизы Антанас Гармус подтвердил это в официальном заключении: “Многопрофильность переломов свода и основания черепа говорят о том, что в данном случае имело место сдавливание головы между двумя поверхностями в боковом направлении. Обычно такая травма наблюдается при перекатывании колес транспортного средства”. То есть, в мертвое тело несчастного литовца Шимулёниса — жертвы автомобильной аварии — выстрелили семь раз с разных сторон и из разного вида оружия, включая обрезы, спрятанные на дедушкиных чердаках, и винтовку Мосина образца 1891 года – чего точно не было на вооружении у советских десантников.

Вердикт генерального прокурора СССР Николая Трубина, который в мае 1991 года направил в Верховный Совет СССР свои выводы по результатам расследования, был таков: по крайней мере 6 потерпевших было убито сверху и снизу, минимум двое задавлены автомобилями, а вовсе не танками, и еще у одного человека был инфаркт миокарда. Что вовсе не помешало им стать «героями», а их родственникам – получить государственные награды и наделы земли.

Зачем же, спрашивается, был нужен тогда этот спектакль с подложными трупами? Затем, что для «красивой» истории борьбы за свободу маленького, но гордого литовского народа отчаянно не хватало телевизионной картинки. Даже с учетом того, что с крыш домов стреляли неизвестные снайперы (ау, Майдан, слышишь ли ты нас? – Г.С.), в Литве с трудом дотянули до 14 жертв, включая убитого в спину советского лейтенанта группы «Альфа» Виктора Шатских. В Киеве литовский опыт внимательно изучили и спустя 23 года успешно применили, увеличив трупный «улов» в несколько раз.

Жертвоприношение на алтарь независимости

Зимой 2014-го я бродила по пустому и мертвому киевскому майдану спустя всего несколько дней после гибели людей – когда ветер тихо шуршал сухими лепестками похоронных венков и выдувал пепел из сгоревшего Дома профсоюзов. Было жутко и одновременно жалко тех, кто так глупо потерял свою жизнь. О том, что герои «Небесной сотни» — вовсе не герои, говорили, впрочем, уже тогда. Абсолютно все говорили, включая одиозных и переобувшихся позже в прыжке журналистов типа Янины Соколовской. «Со всеми этими погибшими еще надо разбираться», — записано несколько раз в моих киевских блокнотах.

Ну вот и разобрались наконец.

За Елену Лукаш реально боязно. Вот, например, что стало с теми, кто разбирался с литовскими трупами: судебный эксперт Иван Кучеров, первый обративший на это внимание, умер в середине 90-х, жизнь его укоротили 20 месяцев тюрьмы, в которую он попал после того, как написал письмо тогдашнему литовскому лидеру Альгирдасу Бразаускасу. Написал очевидное, которое многим из нас тогда казалось невероятным: «Жертвоприношение на алтарь независимости Литвы планировалось заренее политической закулисой Лансбергиса, которую потом поддержала закулиса Горбачева…»

Политик Альгирдас Палецкис, который несколько лет назад вновь поднял эту тему, взорвав информационный мир фразой «Как теперь выясняется, свои стреляли в своих», второй год по надуманному обвинению сидит в камере предварительного заключения.

Философ и публицист Валерий Иванов, дважды отсидевший в литовской тюрьме за правду, в третий раз за жизнь ждет суда, находясь под подпиской о невыезде. Вот что он написал мне вчера, когда я попросила его прокомментировать новость про спектакль с подложными киевскими трупами. «Готовясь к своему первому суду (за то, что сопротивлялся распаду СССР – Г.С.), я получил доступ к документам, связанным с гибелью людей около Вильнюсской телебашни той трагической ночью. В них я не нашёл ни единого свидетельства судмедэкспертов и следователей, а также очевидцев и участников о том, что кто-то погиб непосредственно от действий конкретных советских военнослужащих или их военной техники. Наоборот, были свидетельства о том, что трупы людей, умерших в больницах, у себя дома или при автоавариях, свозились в вильнюсский морг с целью выдать их за «жертвы советских военнослужащих». Всё это я описал в своей книге «Литовская тюрьма — дневник политзаключённого» и … в итоге отсидел еще год, за то, что «оскорбил память» погибших. Как видим, ничего нового, кроме грязной игры с человеческими трупами организаторы этой дьявольской провокации выдумать не смогли».

…Все-таки прав был Гегель, заметивший, что история повторяется дважды: в первый раз в виде трагедии, во второй – фарса. Во что она преобразуется в третий, в четвертый и в пятый раз, немецкий мыслитель даже и не задумывался.

Галина Сапожникова, Комсомольская правда

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Новости партнеров