Предпосылки нового саммита нормандского формата формируются таким образом, что могут вполне соответствовать стратегическим целям России на украинском направлении   

Поскольку новый «нормандский» саммит можно считать делом почти решенным, самое время оценить его шансы на успех.

Прежде всего, стоит отметить, что он на этот успех обречен уже в силу того факта, что сама по себе встреча на высшем уровне в рамках данной формулы означает некий прогресс в переговорах о будущем Украины.

Именно Украины, а не только того, что в Киеве обзывают «ОРДЛО». Тем более, что Президент РФ Владимир Путин многократно предупреждал — переговоры с его участием состоятся только в том случае, если будут достаточно хорошо подготовлены. То есть, будет не только о чем поговорить, но и что подписать. Ибо первые лица, в отличие от не первых, собираются не для того, чтобы поболтать ни о чем и разъехаться ни с чем, а именно для того, чтобы подтвердить эффективность внешней политики своей страны.

Однако, даже с учетом этого, ожидать от парижского саммита 9 декабря каких-то прорывных результатов, на уровне Минска -2, вряд ли приходится. Залогом тому диаметральная противоположность позиций противостоящих на Донбассе сторон, то есть ЛДНР и киевского режима. Основное противоречие между ними — вопрос о власти, то есть о том, кто, в конечном счете, будет контролировать весь   Донбасс и вершить там судьбы людей.

Многолетняя карательная операция Киева дала в этом смысле необратимый результат – ни власти, ни жители ЛДНР обратно под киевский нож не пойдут, какие бы «исторические решения» не принимались на высшем уровне. А поскольку политика это наука возможного, то такие явно недостижимые цели, как решение вопроса о контроле над территорией без новой войны и без военного победителя, участники предстоящего саммита нормандской четверки перед собой явно ставить не будут.

При этом, можно смело вывести за скобки, в качестве весомого переговорного фактора, возможные посулы Запада насчет снятия экономических санкций в случае готовности Москвы и её союзников на Донбассе пойти на некие принципиальные военно-политические уступки. Просто потому, что в нынешней России, похоже, почти не осталось таких, кроме кучки маргинальных либералов, которые еще верят в то, что западные обещания когда-нибудь перестанут быть пустым звуком.  Да и не факт, что Россия сегодня больше зависит от западной Европы в экономическом и, особенно, в сырьевом смысле, чем та от России.

Поэтому ни о каких глобальных разменах по схеме – вы нам Донбасс, а мы вам снятие санкций, в данном случае говорить не приходится.

Однако в Париже, тем не менее, будет иметь место явный консенсус России, Франции и Германии по вопросу надежного купирования военного противостояния на Донбассе. Просто потому, что никому из этой большой тройки не нужен перманентно тлеющий в Европе очаг локальной нестабильности с угрозой её перерастания в большой европейский конфликт в любой момент.

Поэтому положение Зеленского в рамках этого саммита  будет достаточно сложным. Его возможности для маневра будут скованы незримо присутствующим за его спиной Вашингтоном, а также всегда готовой к очередному майдану, кормящейся от войны и русофобии, киевской резидентурой экстремистских кругов  США.

Тем не менее, гранды европейской  политики наверняка будут, что называется,  общим фронтом давить на Киев, а через него и на США, с тем, чтобы побудить эти две стороны к реальной и гарантированной стабилизации положения в самой горячей и опасной точке Европы.

Еще раз подчеркну – объектом давления будет именно украинская власть. Не случайно президент Франции Макрон намерен накануне саммита побывать в Киеве. Наверняка для того,  чтобы   заблаговременно сгладить  некоторые наиболее  острые вопросы. Именно поэтому, кстати, в Киеве уже сегодня только и твердят о «парижской ловушке» Путина.

Однако, несмотря на все эти всхлипы, реальных альтернатив у режима немного. А точнее вообще нет. Выйти из мирных переговоров, послать подальше минский процесс, посадить на киевский трон какого-нибудь фюрера, типа Авакова и устроить на Донбассе большую драку, нынешняя Украина просто не сможет. Страна, которая за пять лет так называемой «отечественной войны с Россией»  построила для своей армии аж один танк и ни одного боевого самолета, или приличного боевого корабля, в военном отношении обречена. Что же касается внешней военно-политической поддержки, на которую так рассчитывают в Киеве, то она сегодня явно меньше, чем в 2014 году. Но даже тогда её катастрофически не хватило для полноценной и успешной карательной операции против Донбасса, не говоря уже про Крым.

Сегодня крупнейшие государства  Европы тем более не настроены на поддержку киевского режима в его очередных военных авантюрах. Что же касается США, то степень их решимости полномасштабно влезать в столь рискованную зарубежную военную кампанию у самых границ РФ представляется крайне незначительной. Особенно в канун президентских выборов и  после крайне унизительного для Вашингтона пинка в  Сирии.

С другой стороны, киевская власть, известная своей крайней меркантильностью и подпираемая весьма незавидным финансово-экономическим положением,  вероятно уже вполне созрела для того, чтобы  попытаться с максимальной выгодой для себя продать свои и без того неизбежные уступки по вопросу Донбасса. Но, при этом,  с торгашеской ловкостью, попытаться  свести их почти до нуля. С тем, чтобы Зеленский вернулся в Киев победителем – с длинным перечнем всевозможных обещаний и  бонусов и, одновременно, с практически пустым «кейсом» обязательств по Донбассу.

На такой сугубо шкурный лейтмотив киевской внешней политики четко указывает явно согласованный с официальными кругами недавний, якобы пророссийский, демарш небезызвестного Коломойского, которого слишком многие считают теневым куратором нынешних украинских властей, чтобы это было совсем неправдой. Заявление Коломойского о готовности продаться России за сто миллиардов долларов только очень наивный человек может расценить, как деловое предложение  украинской стороны Путину. На самом же деле это своего рода сигнал, адресованный, прежде всего, Западу и специально приуроченный к будущему торгу в нормандском формате. Гласящий о том, что позиция Киева по Донбассу, разумеется, продается, но достаточно дорого.

«Цена вопроса» наверняка станет одной из главных тем парижских дебатов. Однако расчеты киевских торгашей  много на этом «наварить», выглядят не очень реалистичными. Прежде всего, ввиду крайне неблагополучного финансово-экономического положения самой Украины, к тому же вступающей в уже близкую  зиму без нового договора с Россией о поставках и транзите газа. Неиссякаемый оптимизм, который в этой связи излучают киевские «слуги народа», с каждым днем все больше напоминает браваду на эшафоте. А Россия, пожалуй, впервые за шесть лет киевского шабаша, настроена предельно жестко и намерена со всей твердостью отстаивать свои экономические и политические интересы, используя в этих целях весь арсенал своего экономического и геополитического влияния. А с визави, стоящим фактически на коленях, разговаривать на равных никто не станет.

Если же Киев и дальше будет продолжать свою безрассудную политику шантажа и ультиматумов по отношению к Москве, то результат может оказаться для него не просто плохим, но очень плохим.

Понятно, что, если по итогам парижского саммита, украинская власть возьмет на себя реальные и безотлагательные обязательства по гарантированному прекращению огня на Донбассе, то в Москве смогут более благожелательно отнестись к разрешению экономических и сырьевых проблем этой зависшей между небом и землей территории. Но отнюдь не в прежнем режиме «ты мне мило улыбнись и я тебе всё прощу». Этого не будет уже никогда. Потому что станцию сердечного добрососедства киевский «поезд без тормозов» проскочил на курьерской скорости.

Таким образом, будущий саммит нормандского формата может дать определенные реальные сдвиги по умиротворению на Донбассе. С весьма небольшими финансово-экономическими поблажками Киеву. Причем даже не столько ему, сколько всей остальной Европе, которой тоже надо чем-то топить свои печки предстоящей зимой.

Однако,  для того, что правильно  именовать гарантированным перемирием на Донбассе, одних бумаг точно будет маловато. Особенно с учетом того пятилетнего бандитского беспредела, который там творят киевские  каратели. Поэтому без обсуждения темы международной миротворческой операции участникам саммита будет трудно обойтись. Во всяком случае, во всех остальных европейских конфликтах последних лет без этой третьей силы почти никогда не обходилось.

Разумеется,  такие ненаучно-фантастические идеи, как блокирование этими МС российско-донбасской границы, там даже обсуждаться не будут. Именно потому, что они выходят далеко за рамки политики, как науки возможного. А вот размещение  таких третьих сил, или, на первом этапе, контингента военных наблюдателей с существенно большими полномочиями, чем у нынешней миссии ОБСЕ,  в зоне физического соприкосновения противостоящих сторон, чтобы прекратились, наконец, многолетние обстрелы донбасских городов и поселков, это именно та мера, которая  представляется минимально необходимой.

Тем более, что без миротворцев будет физически очень проблемно обеспечить равнозначный отвод войск на необходимое расстояние. Особенно со стороны ЛДНР, глубина территории которых для этого явно недостаточна.

Само собой разумеется, это означает замораживание конфликтной ситуации на Донбассе.  А поскольку военные аргументы будут нейтрализованы, любые попытки Киева изменить существующий там политический статус-кво заведомо обречены на провал.  Ибо никто не станет внимать его демагогическим призывам к «выборам по украинским законам»,  в условиях, когда клыки этого волка будут  надежно стянуты намордником.

Возможно, это не самое идеальное решение. Но только не для населения самого Донбасса, которому превыше всего нужен прочный мир. А это уже само по себе многое значит.

Тем более, что ДНР и ЛНР отнюдь не становятся вследствие этого некими «замороженными» и потому бесперспективными  территориями. Имея общую границу с великой Россией они, несомненно, получат  достаточно мощный импульс для своего дальнейшего социально-экономического развития. И наверняка станут чем-то вроде альтернативного света в конце тоннеля для всей остальной Украины.

В то же время у киевского режима, при таком обороте событий, отнюдь не появится каких-либо новых «драйверов» для «разруливания»  нарастающих  внутренних проблем, которые будут только усугубляться. Территория, экономическая несостоятельность которой стала вполне очевидной после разрыва с Россией и её очевидной ненужности западной экономике, будет продолжать влачить жалкое существование, пытаясь, без особого успеха, топить эту безнадегу в политической истерии. Но это весьма кратковременное лекарство. Точно так же, как и  экстравагантные решения киевских «эффективных менеджеров» о  распродаже украинской  земли. Которые  помогут примерно так,  как мертвому припарки.

С учетом тенденции к дальнейшей акселерации украинских социально-экономических «траблов»,  окончательный крах нежизнеспособного  антироссийского режима может оказаться не таким уж и далеким делом, как это сегодня многим кажется.

В это связи  стоит переоценить и некоторые, ставшие чуть ли не общепринятыми, твердокаменные заблуждения касательно того, что «консервация» нынешнего киевского режима якобы обязательно приведет к консолидации украинского общества на антироссийской основе, к воспитанию целых поколений  местных эсэсовцев, к значительному росту военного потенциала этого государства и так далее. На самом деле для страны,  практически лишенной здоровой экономической базы существования, фактически живущей на мизерные подачки своих заграничных спонсоров, которые сегодня есть, а завтра  Бог весть, всё вышеозначенное выглядит слишком фантастично, чтобы строить на этом практические расчеты. Куда вероятней то, что Украина, которая будет лишена возможности выпускать «пар  из котла» через воинствующую русофобию и   обречена «вариться в собственном соку», значительно раньше взорвется, освободится от своих угнетателей и встанет на путь истинный.

Таким образом, для России новый нормандский саммит открывает  не такие уж мрачные перспективы касательно Украины. Главное, чего мы на этом пути можем достигнуть, это надежного прекращения вялотекущей, но все равно кровавой войны на Донбассе. И, одновременно, общего снижения угрозы большой войны между РФ и Украиной. Что абсолютно недопустимо с учетом того факта, что это была бы война внутри одного народа на радость его историческим врагам. Какую бы дичь про «небратьев» не несли этому поводу всевозможные горлопаны с продавленных диванов.

А все остальное, при этом условии, мы наверняка решим. Тем более, что главным союзником России в этом деле объективно является сам украинский народ. Который, в своем подавляющем большинстве, настроен категорически против вражды со своим самим ближайшим соседом и родственником, что убедительно показали недавние выборы президента Украины. Ставшие выбором в пользу мира и против войны. Этот народ устал терпеть сумасбродный и антинародный киевский режим чуть больше, чем совсем. А те глупцы, которые уже пять лет не могут понять глубочайшей разницы между пассивностью безоружного и лишенного организации украинского населения и поддержкой режима, которая отсутствует полностью, просто ничего не понимают в том, о чем пытаются рассуждать.

Да, конечно, Путин играет вдолгую. Но именно в том и заключается суть его государственной мудрости, что в отличие от множества безответственных горе-«стратегов», которые «уже давно бы всё порешали», он имеет дело с миллионами  живых людей. И делает, прежде всего, так, чтобы эти миллионы не стали мертвыми. И в этом смысле он совершенно прав. А Время всегда работает на самого мудрого.  И потому не надо ему мешать.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки