В массовом сознании укоренилась мысль о том, что «большевики свергли царя». Что поделать, Ленину приходится отдуваться за всё, что происходило в 1917 году, но ему не привыкать

Он лежит себе спокойно в мавзолее вечно живой, а в очередь к нему каждый день выстаивает несколько сотен человек. Владимир Ильич как прежде принимает всех без различия национальности и этнокультурной принадлежности.

Великая Октябрьская революция, пробившая в конце года, была обусловлена драматическими событиями его начала. Конец короткого, но бурного февраля определил судьбу отечества на много десятилетий вперёд. Заговор зрел давно, его готовили иностранные послы, продажные чиновники, властолюбивый генералитет, англосаксонские эмиссары, парламентская оппозиция, нечистоплотные журналисты-клеветники. Кто только не приложился к дестабилизации родной страны, руководство которой допустило колоссальный дипломатический промах, позволив втянуть себя в общеевропейское противостояние. Само собой, балканский вопрос для России обладал даже не военно-политической, а культурно-идеологической значимостью. Поэтому организаторы расправы над Францем-Фердинандом сделали это именно в Сербии. Спецоперация по втягиванию российской державы в кровопролитную континентальную войну завершилась слишком лёгким успехом. Николай Второй внял иезуитским аргументам главы МИДа Великобритании лорда Эдуарда Грея и нажал на спусковой крючок, не проработав даже стратегии грядущего конфликта. Самый милодушный и миролюбивый царь оказался самым воинственным.

Русская армия в ходе войны, пусть и навязанной извне, проявила героизм и бесстрашие. Число георгиевских кавалеров за четыре года ожесточённого противостояния говорит само за себя. Практически каждое сражение Первой мировой войны, в котором участвовали русские воины, оказывалось судьбоносным для союзников. Благодаря «верденской мясорубке» был спасён Париж, отплативший послереволюционной России чёрной неблагодарностью и мелкой подлостью. Русские подразделения прошли по Ираку и готовы были поднять государственный штандарт над Константинополем, когда внутренние потрясения, как чёртик из табакерки, подкосили трёхсотлетнее древо российской монархии.

Николай Александрович, запутавшийся, обескураженный, застанный врасплох, отчаянно метавшийся между интриганами из Государственной думы и честолюбцами из армейских структур, подписал смутный документ. Через пару дней это же сделал его младший брат Михаил, который своим парадоксально-беспрецедентным «актом о непринятии» престола предопределил крах монархического строя в России. Его на совещании в квартире Путятиных на улице Миллионной как мог красноречиво отговаривал Милюков, но большинство советников настаивали на безоговорочном отречении. В четыре часа дня за ученической партой в комнате дочери хозяев квартиры младший брат отрекшегося самодержца поставил точку в истории русского самодержавия, которое началось с Михаила — Михаилом же и закончилась.

Слабоволие и нерешительность членов царственного дома, коррумпированность верхушки, себялюбие и тщеславие ближайшего окружения императора обусловили наступление хаоса. Призрак новой смуты, бывший ранее неуловимым, отчётливо дал о себе знать. Россию готовили к разделению на марионеточные протектораты. Такая же судьба примерно в этот же исторический период постигла послемонархический Китай. Временное правительство правило исключительно на основе «акта о непринятии», который был единственным документом, легитимизировавшим его законодательные полномочия. А по сути оно представляло собой группку самозванцев.

И уже осенью Временное правительство сделало всё возможное для того, чтобы советская власть была установлена в Петрограде. Ни одно серьёзное армейское подразделение не готово было защищать предателей и клятвоотступников. Да и сами «временные» демонстрировали политический ступор. А в это время харизматичный Ленин провозглашал вечные тезисы и декларировал намерение их исполнить. Впервые в мире в ноябре 1917 года была провозглашена народная власть. При пассивном бездействии самопровозглашённых структур, которые смогли удерживать контроль над страной из-за того, что последние русские императоры оказались безвольными созданиями, не способными к здравой оценке действительности.

Царя и его семью можно было спасти. Однако ни одна страна официально не согласилась принять заложников русского императорского дома. Ни Лондон, ни Париж не проявили к Романовым никакого участия, поскольку это не входило в их планы. В их планы входило постепенное разграбление российского материального достояния. Ведь именно ради этого проводились спецоперации по всему европейскому континенту — начиная с Сербии. Ленин, умевший ожесточённо бороться за власть, действовал в соответствии с требованиями исторической логики. А 1917 год, начавшийся предательством и завершившийся установлением народной власти, освободил миллионы угнетённых и бесправных.

Александр Филей

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки