Юрий Селиванов: Третий круг глобального ада

О неразрывной логической связи между капитуляцией  Франции в 1940 году и современной внешней политикой США

Юрий Селиванов: Третий круг глобального ада

Вас никогда не интересовал вопрос о том, почему США не объявили войну Германии в 1939 году, когда это сделали их ближайшие родственники и традиционные союзники Великобритания и Франция? Или хотя бы в 1940-м, когда Франция была оккупирована нацистами, а Британия потерпела военное поражение и была заперта на своих островах?

Если не интересовал, то, между прочим, очень зря! Потому что в корректном ответе на него, пусть вам это не покажется странным,  заключается и ответ на вопрос о том, что происходит в мире сегодня и чем всё это может кончиться завтра.

А все дело в том, что ничего нового, на самом деле и по большому счету,  не происходит. И чтобы хорошо понимать настоящее и прозревать будущее, чаще всего вполне достаточно хорошо разбираться в прошлом.

Тем более, что те же англосаксы всегда действуют, в принципе,  по одной и той же отработанной и многократно подтвердившей свою эффективность еще в незапамятные времена схеме. Причем довольно простой, немудреной и потому практически безотказной. Как четыре действия арифметики. Точнее даже не четыре, а всего лишь два – прибавление и вычитание.

Рассмотрим эту стандартную схему на примере внешней политики США, как наиболее динамичной части англосаксонского мира последних ста лет. Британская империя, в этом смысле,  не столь  интересна, как некогда самодостаточная, а потом и вовсе инертная величина.

Пиковыми событиями мировой истории последних ста лет были, несомненно, две мировые войны (будем придерживаться общепринятой хронологии).

Каждая из них проходила для Америки по одному и тому же типовому сценарию. Первоначально Штаты, что называется, уходили в себя. И удерживались на почтительной дистанции от главных мировых конфликтных проблем. Называлось это у них в разное время  по-разному, но всегда это был, в сущности, один и тот же курс. Изоляционизм по принципу «Наша хата с краю!» и «Это не наши проблемы!». И вообще Америка на другой стороне земного шара.

Однако со временем, как правило с очень небольшим, которого, тем не менее, вполне хватало, чтобы остальные мировые державы, как следует, измочалили друг друга, США вдруг забывали, что «это не их проблемы» и в одночасье оказывалось, что очень даже их. Причем настолько, что следовало безотлагательно посылать американскую армию на эту «чужую» войну и, выбрав правильную сторону, платить необходимую  цену за пригласительный билет на пир победителей.

Так было и в первую и во вторую мировые войны. Америка никогда не лезла в драку, пока было не до конца ясно, кто именно  одержит в ней победу.

В первый раз она оправила свою армию воевать в Европу только в 1917-м году, когда уже было ясно, что обделенная ресурсами и окруженная со всех сторон фронтами Германия рано или поздно потерпит поражение. И не ошиблись.

Во второй раз было, практически, то же самое. Американцы категорически не желали лезть в европейскую битву раньше, чем придет их черед диктовать обескровленным главным  евродрачунам свои условия.

С Японией тема отдельная. То была стандартная колониальная война против заведомо более слабого противника, которую спровоцировали сами Штаты  в видах захвата под свой контроль всего тихоокеанского региона. В духе имевшегося у них аналогичного опыта войны с Испанией и других агрессий на своем «заднем дворе».

Но это, повторюсь, немножко другое. Главные события в обоих случаях назревали на европейском театре войны.

Именно поэтому перед началом второй мировой США  снова ушли в глухой изоляционизм, позволив себе издалека наблюдать как в Европе — на этой традиционной площадке главных мировых драк сгущаются тучи новой большой войны.

Было много важных деталей, которые позволяют утверждать, что Америка не просто стояла себе в сторонке, а деятельно участвовала в формировании того европейского баланса сил, который двигал континент к новой катастрофе. Достаточно напомнить, что именно США первыми потребовали снять в поставленной на колени Германии большую часть послевоенных санкций и облегчить бремя репараций, что было необходимо для её скорейшего восстановления, как мощной европейской силы.

То есть для того самого баланса противостоящих сил, без которого новая схватка была в принципе невозможна. И про то, как крупнейшие американские фирмы, явно не без подсказки властей США, принимали самое деятельное участие в восстановлении ключевых с  военной точки зрения отраслей германской промышленности.

Но все это были сущие мелочи по сравнению с безучастностью США к сдаче нацистам Франции – их традиционного союзника. Однако в рамках не менее традиционного американского курса иначе быть просто не могло.

Никакой случайности или неожиданности здесь нет. У США, при наличии у них такого желания, был почти год – от 1 сентября 1939 года до 10 мая 1940-го для того, чтобы своим активным вмешательством в европейские дела – от объявления войны Третьему рейху, до отправки своих войск во Францию, чтобы сломать планы Гитлера и убедить его в бесперспективности  агрессии на Западе.

Но Америка, по большому счету, палец о палец не ударила. Почему? Ответ вполне очевиден. Потому что не было выполнено главное условие вступления в войну в рамках американской стандартной стратегии – новая большая европейская драка еще не состоялась. И те, кто должны были себя обескровить на радость США, были в то время еще полны сил. Речь, разумеется, идет о Германии и СССР. Причем у СССР было явное превосходство по всем показателям. И значит, следовало помогать Германии.

Юрий Селиванов: Третий круг глобального ада
Киевские маневры Красной армии 1935 года, не на шутку напугавшие Запад. Именно после них был дан зеленый свет полномасштабному вооружению Третьего рейха. Гитлеру даже Олимпиаду подарили для крепости морального духа

Однако, вмешиваться напрямую в события на этом этапе, было для Америки абсолютно непрактично и противоречило бы всем её правилам.  Именно поэтому в Вашингтоне «с пониманием» отнеслись к ликвидации Гитлером Западного фронта, как главного условия его свободы рук на Востоке. То есть Франция была изначально обречена.

Кроме того, за океаном было и полное понимание того, что Германия для войны с СССР обладает явно недостаточной промышленно-технической базой. Вплоть до того, что одна только оккупированная  Чехословакия сразу прибавила вермахту треть танкового парка. Причем, не самого слабого. Так что Францию по любому немцам надо было отдавать, чтобы они имели хоть какие-то шансы в войне на Востоке.

Перед вами кадр из весьма малоизвестной (потому что невыгодной Западу)  кинохроники, снятой в оккупированной немцами Франции уже в 1940 году. Это французский авиационный завод в городе Мёлте. Как видите, нацисты не  теряли времени даром и очень быстро приспособили его для ремонта самолетов своих Luftwaffe. Полностью этот уникальный ролик смотрите здесь:

И так было не только на одном авиазаводе. Вся огромная военная промышленность Франции поступила в полное распоряжение Гитлера. И это был  поистине царский подарок Америки германскому фюреру. Прямой вклад США в будущее нападение Германии на СССР. Именно американское «воздержание»  от каких-либо серьезных контрдействий в отношении Третьего рейха на протяжении почти целого года привело к такому результату.

Который был реализован в реальной действительности, прежде всего потому, что полностью отвечал стратегическим интересам США.

А теперь самое время ответить на вопрос — для чего я все это рассказываю? Отвечаю. Только для того, чтобы  показать, что ровно ничего нового сегодня в мире не происходит. Все это было, как минимум, два раза за последнюю сотню лет. То, что мы наблюдаем сегодня, это тот же самый уход США в внешнеполитическую изоляцию, какой происходил накануне двух мировых войн. И открыл им широкую дорогу и зеленую улицу.

Нынешние американские стратеги неплохо выучили историю. И прекрасно понимают, что Америке нужна не просто новая мировая война. Но только такая, которая вновь ослабит и обескровит непомерно усилившихся глобальных соперников. Которые своим усилением все больше мешают Штатам единолично править миром.

Но за океаном понимают и то, что в случае сохранения нынешней геополитической конфигурации, для которой характерно практически повсеместное присутствие США, это будет изначально конфронтация между этими мировыми силами и самой Америкой. Что американцам, с их философией выжидания самого выгодного момента для вмешательства, категорически не подходит.

В первых двух случаях, когда Америка еще не была глобальной державой, ей было проще. Достаточно было только самоустраниться и не лезть очертя голову в драку. Благо свободного от США места на глобусе для этого хватало.

Сегодня все немного не так. Для того, чтобы расчистить поляну для будущего столкновения других мировых сил между собой, США необходимо немного и кое-где потесниться. Освободить, так сказать, ринг для будущей схватки. Чтобы потом опять же прийти  на готовое и собрать все бонусы.

Поэтому сегодня США, под старо-новым лозунгом Трампа «Сделаем Америку снова великой!», в очередной раз уходит в свой традиционный изоляционизм, освобождая для этого место, даже ценой уступок, еще казавшихся еще вчера немыслимыми. Как, например, в той же Сирии. Историю с которой было бы несколько опрометчиво, на мой взгляд,  объяснять только глобальным поражением США с их неизбежным бегством от фатальной слабости.

Все не так просто. И Трамп далеко не так прост, как кое-кому, возможно, кажется. Перед нами, вполне может быть, третий однотипный стратегический маневр США за последние сто лет с теми же аналогичными последствиями в будущем.

Конечно, нынешняя мировая ситуация имеет свои особенности. А когда она их не имела?  И лично мне, на данный момент, тоже не вполне ясно – кто на этот раз в мире передерется в угоду очередному  будущему торжеству англосаксов?

Но согласитесь – это уже вопрос номер два. Который, в рамках уже проверенной, традиционной сверхзадачи является, по большей мере, техническим. Тем более, что в современном мире столько конфликтных очагов, что вопрос о том, кто именно  и с  кем будет воевать за будущий «мир по-американски»,  является далеко не самым сложным. Взять тот же Большой Ближний Восток, который вполне может стать таким полем боя. Не оттого ли именно здесь сегодня американцы особенно активно реконфигурируют ситуацию?

Есть и другие не менее перспективные для них направления. Включая, не в последнюю очередь, то же европейское. А если планету удастся подпалить сразу с нескольких сторон, как в прошлый раз, так это вообще замечательно для адептов такого способа переустройства мира.

Вот такая прямая, как лезвие тевтонского меча, логическая связь между давнишней уже капитуляцией Франции в 1940-м году и тем, что происходит сегодня. И тем, что, возможно,  ждет нас завтра. В каком-то смысле все только начинается. Правда, уже по третьему кругу. И всего за одну сотню лет!

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки