Три главные ошибки Демпартии США

До президентских выборов в Соединённых Штатах осталось чуть более года. До предвыборных партийных конференций — девять месяцев. До первых праймериз Демократической партии — чуть более трёх. На республиканском фланге баталий не ожидается. Даже если у действующего президента появятся вдруг конкуренты-однопартийцы, им будет крайне сложно составить ему серьёзную конкуренцию.

Что касается оппозиции, то теоретически перед ней стоят две задачи — выбрать кандидата, чья программа больше отвечает настроениям избирателей-демократов (а также части неопределившихся), а затем объединиться под знамёнами такого кандидата и общими усилиями постараться лишить 45-го президента США второго срока. Но это в идеальном мире. В реальности внутрипартийное аппаратное соперничество и идеологическая борьба в Демпартии имеют для участников праймериз чуть ли не более важное значение, чем победа на выборах общего кандидата.

И дело не только в противостоянии социалистов и олдскульных либералов. Каждый кандидат так или иначе связан с одной из властных групп влияния, которые ведут собственную игру в нынешней непростой политической ситуации. Кроме того, практически все участвующие в гонке являются избранными должностными лицами на федеральном или местном уровне (или стремятся таковыми стать). Им приходится считаться с высокой вероятностью проигрыша в президентской гонке и необходимостью выстраивать свою карьеру после ноября 2020 года.

Конечно, подобные коллизии всегда влияли на праймериз. Но в этом электоральном сезоне они стали играть особенно заметную роль. Заметную в том числе и избирателям. И это само по себе упущение оппозиции. Она должна выглядеть праведно разгневанной, искренней и даже слегка наивной. В американском изводе это означает жёсткую внутрипартийную борьбу, конкуренцию идей, бескомпромиссное бичевание пороков своих конкурентов и ясное описание путей в светлое завтра. Иными словами, соискатели на высший государственный пост должны вести себя как политики, а не как менеджеры корпорации, где произошёл разлад, с которым они пока не знают, что делать.

Дональд Трамп победил в 2016 году и на республиканских праймериз, и на всеобщих выборах именно потому, что сумел дистанцироваться от корпоративных кандидатов. Именно он, не имевший до этого опыта в политике, действовал политически, в то время как его противники (как республиканцы, так и демократы) делали ставку на business as usual. Чтобы лишить его второго срока, Демпартии нужно выступить ярко и внятно. Так в 1980-м республиканец Рональд Рейган одолел действующего президента Джимми Картера, а демократ Билл Клинтон в 1992-м огорчил Буша-старшего.

Демократам образца 2019—2020 годов вряд ли удастся повторить успех Рейгана и Клинтона. И не потому, что у них нет интересных кандидатов, а потому, что они делают ошибки, характерные для проигравших.

Ошибка первая

Демпартия, чья предвыборная кампания началась весьма ярко, вдруг начала «сушить борьбу». Недавние праймериз-дебаты были, пожалуй, самыми скучными за последние два-три десятилетия. Мало того что кандидаты практически не атаковали друг друга лично

Во всём остальном двенадцать участников пытались потрафить даже не партийному активу (в последнее время радикальному и непримиримому), а партийной прессе. Прижать христиан за непризнание трансгендеров, отобрать оружие у жителей глубинки, пустить внутрь США побольше нелегальных иммигрантов и обеспечить их пособиями…

Внутрипартийная дискуссия вроде как свёрнута. И это плохая тактика за год до выборов. Конечно, она играет на руку лидерам гонки. Но работает ли она на победу в 2020-м? У меня на сей счёт есть серьёзные сомнения. Ожидаемо фронтраннерами стали Джо Байден, Берни Сандерс и Элизабет Уоррен. Все трое — пожилые белые люди. И это несмотря на все громкие слова демократического партактива о «разнообразии» и «обновлении».

Уоррен имеет больше всех шансов стать кандидатом в президенты от Демократической партии. Ей 70, но она бодра и остра на язык. Её считали любимицей левых ультрас ещё до того, как на весь мир прозвучало имя Берни Сандерса. Наконец, она женщина, что делает её в глазах партактива борцом с «диктатом гетеросексуальных мужчин». В вечной и глухой оппозиции она бы смотрелась великолепно. Вот только её образ говорящей фальцетом пожилой феминистки никак не вяжется с должностью верховного главнокомандующего. А вся её «социалистическая непримиримость» вдребезги разбивается о простой вопрос: почему же ты поддержала Хиллари в 2016-м?

Старик Берни очень неплохо выступил на праймериз четыре года назад. Но то, что выглядело свежо и интересно тогда, сегодня смотрится несколько странно. В 2016-м Сандерс, которого выставили как спарринг-партнёра «безусловной победительницы» Хиллари Клинтон, неожиданно зажёг на фоне скучного кандидата от коррумпированного истеблишмента. Между тем он как был, так и остался сенатором от микроскопического и весьма специфичного штата Вермонт. Его вытащили на большую сцену, чтобы создать видимость борьбы, а он уверовал в свою исключительность. Недаром его рейтинги падают уже два месяца.

Байден же всё более саморазоблачается. Дело не только в коррупционном скандале вокруг его семьи. Он просто становится всё более понятным персонажем. Не крутым дядюшкой Джо, мудрым, сильным и опытным, а самодовольным стариком, любящим приврать, рассказывая о своём прошлом.

То он вышел с железной цепью в руках против дворовых хулиганов, то он падал в вертолёте в Афганистане вместе с многозвёздными генералами, то он добился увольнения генпрокурора Украины… Из всего этого правда — только последнее. И свидетельствует не в его пользу. А ещё Джо путает штаты, в которых находится, и совершенно не в курсе, какая видеотехника сейчас используется в домах американцев (его слова о «телезаписывателе» стали интернет-мемом).

В 2016-м партийное руководство уже совершило роковой промах, поставив на «тихие праймериз» и «правильного кандидата». Похоже, в этом сезоне демократы наступают на те же грабли. В результате снижения накала борьбы безнадёжно отстали от лидеров наиболее боеспособные, на мой взгляд, претенденты на роль победителей Трампа — сенатор Камала Харрис и мэр Пит Буттиджич.

всегда интересно зрителям), они не смогли представить избирателям широкой политической повестки, на которую те могли бы сделать ставку. Обсуждались, по сути дела, только две темы — как сделать здравоохранение бесплатным и насколько плохой человек Дональд Трамп.

Ни о международной политике (которой, несмотря на расхожее мнение, американцы интересуются весьма активно, особенно после иракской авантюры), ни об экономике, ни о тревожной тенденции крупных мегаполисов к деградации (а ведь именно там живёт основная масса демократических избирателей) практически не было сказано ни слова.

Ошибка вторая

И лидеры демократической гонки, и остальные кандидаты проявили удивительно вегетарианское отношение к Джо Байдену, погрязшему в коррупционных скандалах и демонстрирующему явные признаки неадекватности. Поначалу на него наскакивали, но в последнее время ему и слова поперёк не говорят. А вокруг украинских приключений его сына и вовсе соблюдается фигура умолчания.

Здесь снова не обошлось без оркестровки СМИ. Модератор дебатов, ведущий телеканала CNN Андерсон Купер три минуты делал подводку к вопросу, адресованному Байдену. Вопросу, которого ждала вся страна, — так какие же дела связывали семью кандидата с украинским газовым бизнесом? Купер фактически сам ответил на свой вопрос, назвав обвинения в адрес Джо необоснованными и «очевидно ложными», позволив бывшему вице-президенту отделаться фразой: «Мой сын не сделал ничего дурного. И я не сделал ничего дурного».

Дальнейшее можно назвать чудом. Ни один соперник Байдена не зацепился за возможность его утопить. Можно было не называть дядюшку Джо продажным. Но никто не указал даже на очевидный конфликт интересов! Ведь вице-президент США в 2014—2016 годах осуществлял внешнее управление Украиной, а его сын в это время получал зарплату в украинской газовой компании. И пусть Джо требовал увольнения прокурора, расследовавшего деятельность данной компании, исключительно из соображений борьбы с коррупцией (во что, конечно, мало верится), но и тут мы имеем дело с конфликтом интересов. Как та же Уоррен будет доказывать коррумпированность Трампа (а ведь мейнстримные медиа называют Дональда «самым коррумпированным президентом в истории США»), если она даже не попыталась прищучить Байдена?

Такое парадоксальное поведение «нового поколения демократов» можно объяснить лишь их стремлением подвергнуть действующего президента импичменту за попытку расследовать бизнес Байденов на Украине (а также в Китае). И тут мы подходим к следующему пункту.

Ошибка третья. Все кандидаты-демократы (за исключением Тулси Габбард) высказались на дебатах за импичмент Трампа. Причём чем скорее, тем лучше. Так против кого они собираются бороться на предстоящих выборах? И в чём конкретно состоит их тактика — разгромить Дональда в электоральной борьбе или ликвидировать соперника в ходе импичмента? Ни один претендент на высший государственный пост так и не прояснил данный вопрос. Если победа достижима в ходе выборов, то зачем заморачиваться со сложной процедурой, которая вряд ли будет успешно доведена до конца? А если необходимо срочно выдворить из Белого дома преступника, то зачем обсуждать его на дебатах?

По сути дела, демократы заявили, что будут работать по обоим направлениям. И это создаёт у избирателей устойчивое впечатление, что импичмент — это не импичмент вовсе, а очередное средство предвыборной борьбы. В пользу этого предположения свидетельствует также тот факт, что палата представителей (где большинство принадлежит оппозиции) пытается вести своё расследование «преступлений» Трампа в максимально закрытом режиме, что совершенно не согласуется со сложившейся практикой. Слушания по делам Никсона и Клинтона осуществлялись открыто. Они транслировались по национальному телевидению. Более того, защитникам президентов предоставлялось право участвовать в процессе с самого его начала.

Демпартия попала в собственную ловушку. Она не могла не заявить о начале процедуры импичмента, но и двигаться быстро тоже не могла. В последнем случае нижняя палата уже в январе — феврале 2020 года передала бы дело в сенат, где Трамп был бы мгновенно оправдан. И тогда демократам грозило бы не только неминуемое переизбрание действующего президента, но и серьёзные проблемы на выборах в конгресс. Их единственный выход — тянуть время. Но эта «хитрость» уже всем очевидна, так что и она играет против них.

Ярким ходом со стороны кандидата-демократа могло бы стать заявление о бесперспективности импичмента. Мол, хотите одолеть Трампа — сделайте это в день выборов: я готов(а), а вы что, боитесь? Это настолько напрашивающийся политтехнологический приём, что его неприменение можно объяснить только наличием жёсткого распоряжения со стороны партийного руководства. И это снова выставляет оппозицию не в лучшем свете. Потому что в таком случае президент борется не с политическими противниками, а с вознамерившейся сместить его любой ценой корпорацией. Избирателям такое не нравится. Не говоря уже о том, что новости об импичменте, которые поступают каждый день, заслоняют собой освещение праймериз, что объективно снижает популярность лидеров Демпартии.

Американские либералы, несомненно, сильны. У них в руках пресса, телевидение, Голливуд. Вот только их самоуверенность и партийная дисциплина сыграли с ними плохую шутку. Они сделали уже три грубейшие ошибки, которые непросто будет исправить. Эти ошибки коренятся в том, что они никак не могут оставить позади поражение 2016 года и продолжают обсуждать между собой «неправильность» произошедшего.

По большому счёту демократам следовало бы смириться с поражением в ноябре 2020-го, выставить против Трампа откровенно слабого кандидата и всерьёз заняться реорганизацией партии. Иначе они и к 2024 году подойдут в абсолютно недееспособном состоянии.

Дмитрий Дробницкий, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий