Александр Гапоненко: Пояснения к публикации латышских СМИ о моем уголовном преследовании

В связи с публикацией латышскими СМИ информации о моем уголовном процессе хочу сделать несколько пояснений.

Кто выступил с инициативой возбудить против меня уголовное дело? Высшее руководство партии Национальное обвинение – Эдвин Цилинский, Гунтис Берзиньш и примкнувший к ним Вейко Сполитис. В поданном в полицию безопасности заявлении они подписались, как депутаты Сейма, то есть использовали свой высокий социальный статус, чтобы надавить на следствие. Сами депутаты в заявлении не определили состава преступления, которое я, якобы, совершил, а указали только на необходимость проверки моих высказываний, которые были опубликованы на странице фэйсбука на предмет возбуждения национальной розни. Обязанность определить состав преступления была возложена на полицию безопасности.

Почему так поступили Цилинский, Берзиньш и Сполитис? Потому, что я в течение трех десятилетий открыто дискутировал с ними по актуальным политическим проблемам жизни нашей республики. Наши взгляды коренным образом различались. Во время выступлений в прессе, на телевидении, на радио я критиковал предлагаемую Национальным объединением (ее предшественниками) политическую программу и предпринимаемые им практические действия по этнической дискриминации национальных меньшинств в республике. Я неоднократно отмечал, что эта партия прибегает для мобилизации электората к националистическому инструментарию, героизируют национал-социалистов в лице членов Латышского легиона войск Ваффен СС. Я критиковал вышеназванные персоны за то, что, будучи должностными лицами, они участвуют в торжественных шествиях легионеров.

Аргументов против моей критики у данных политиков не было, победить в публичных спорах они меня не могли и поэтому решили использовать свое высокое социальное положение для того, чтобы устранить меня с общественного поля обмена мнениями с помощью подконтрольных им правоохранительных институтов. Надо напомнить, что Гайдис Берзиньш длительное время занимал пост министра юстиции и имеет до сих пор деловые и дружеские связи в правоохранительной сфере.

Удаление меня с общественного поля дискуссий происходило при том, что я являюсь негражданином, в политическом процессе непосредственно участвовать не могу по определению и конкуренцию Национальному объединению не составляю. Я занимаюсь общественно политической деятельностью, то есть формулирую идеи и довожу их до сведения тех, кто ими интересуется. Пользуюсь при этом предоставленным мне конституцией Латвии и международными договорами правом на собственное мнение и правом его распространять.

Свое мнение я многократно излагал на сессиях ОБСЕ, в обращениях в ООН, Совет Европы, Европейский парламент, в обращениях к руководителям мировых держав.

Во всех этих международных инстанциях я отстаивал ту точку зрения, что в Латвии развивается этнический конфликт, который подогревается заинтересованными в этом радикальными политическими группировками, а также то, что для его разжигания используется глорификация нацистских преступников.

Моя точка зрения совпадает с позицией Генеральной ассамблеи ООН, позицией других международных организаций, она определена решениями Международного военного трибунала в Нюрнберге.

Что выяснилось в ходе выступлений заявителей на суде?

Г.Берзиньш, Э.Цилинский и В.Сполитис засвидетельствовали, что они меня лично давно знают, давно ведут со мной публичные споры по политическим вопросам. Они высказали претензии к тому, что я критикую наличие американских военных контингентов в Латвии и что я критикую празднование 16 марта дня памяти Латышского легиона войск Ваффен СС.

Однако это совсем не тот состав преступления, который определен статьей 78 п.2 -Уголовного закона ЛР – разжигание этнической розни.

Заявители сознательно притянули эту уголовную статью к высказанному мною мнению, пусть по спорным, политическим вопросам – наличия иностранных вооруженных контингентов в Латвии и героизации легионеров войск Ваффен СС. При этом заявители пытались в своих выступлениях поставить знак равенства между членами Латышского легиона войск Ваффен СС и латышским этносом, представить критику легионеров воск СС критикой латышского этноса. Это категорически не так, это кощунственно.

Подразделения СС, как и гестапо и СА, были признаны Нюрнбергским военным трибуналом преступной организацией, а члены этих организаций — преступниками. В составе Латышского легиона были не только латыши, но и русские, представители других национальных меньшинств. Большинство из них мобилизовали в Легион насильно.

В годы Второй мировой войны латышские элиты разделились на тех, кто продвигал «красный» проект и тех, кто продвигал «коричневый» проект и на тех, кто продвигал «белый» — буржуазный проект. Так, что заявители навязывали свою, радикальную политическую точку зрения суду, отождествляя членов легиона войск Ваффен СС и всех латышей.

К сожалению, прокуратура встала на точку зрения заявителей и построила на ней свои обвинения. Это несмотря на то, что латвийское государство не признает членов Латышского легиона войск Ваффен СС национальными героями, официальные лица не участвуют в праздновании 16 марта, национал-социалистическая идеология не является государственной идеологией.

Это все предмет споров ученых и политиков, но никак не предмет разбирательства в суде по делу о разжигании национальной розни. Принимая предложенную руководством Национального объединения установку о том, что все латыши в годы войны поддерживали национал-социалистические идеи и осуществляли национал-социалистические практики, связывая эту установку с моей критикой действий Национального объединения по глорификации нацизма, мы становимся на зыбкую почву уголовного преследования людей за антифашистские убеждения и антифашистские высказывания.

Следует отметить, что использование заявителями своей позиции во власти для преследования инакомыслящих предпринимается ими не в первый раз. В ходе своего выступления в суде я упоминал о том, что депутат Г. Берзиньш писал заявление в полицию безопасности на евродепутата А. Мирского за его высказывания о шествии 16 марта. Депутат Э. Цилинский требовал в Сейме от премьера возбуждения уголовного дела против меня за то, что я опубликовал не понравившуюся ему книгу «Латгалия в поисках иного бытия». В. Сполитис, будучи пресс-секретарем министерства обороны, писал заявление в полицию безопасности на меня за не понравившееся ему интервью государственному телевидению Норвегии.

Мои опасения в том, что прокуратура стала на точку зрения национал-радикалов из Национального объединения, подтверждаются действиями прокурора во время оглашения обвинения. Он зачитал суду находящуюся в деле пространную справку, составленную полицией безопасности. В этой справке отмечалось, что я в 2012 г. был среди инициаторов референдума за предоставление русскому языку в Латвии статуса второго государственного и этим представляю угрозу национальной безопасности. Это при том, что референдум проводился в соответствии с конституцией и законодательством Латвии, его проведение организовывали государственные органы, а в голосовании принимали участие практически все правоспособные граждане. Выходит, что все они также являются преступниками, угрожают национальной безопасности? Или угрожают национал-радикальной концепции принудительного построения в Латвии моноэтнического общества?

Далее в справке указано, что я написал преступную книгу «Латгалия: в поисках иного бытия», о которой выше уже упоминалось. Какой суд определил, что эта книга преступна? Почему прокуратура приводит это мнение полиции безопасности, выставляя меня преступником? Это ли не свидетельство того, что национал-радикалы требуют ограничения права слова и эффективно использует для этого государственный аппарат в лице полиции безопасности и прокуратуры?

В зачитанной прокурором справке полиции безопасности также упоминается, что я угрожаю национальной безопасности Латвии, поскольку длительное время выступаю с антивоенными заявлениями, критикую размещение в Латвии иностранных военных контингентов.

Какое отношение эти высказывания имеют к делу о разжигании этнической розни? Никакого. Зато справка свидетельствует о том, какие цели преследует полиция безопасности и поддерживающая ее прокуратура – используя возбужденное по фальшивому поводу уголовное дело наказать меня в реальности за антивоенные высказывания, за публикацию книг, которые не укладываются в национал-радикальные концепции, за правозащитную деятельность по защите прав русских на свой родной язык.

Позиция заявителей в эпизоде с моей критикой празднования 16 марта объясняется их личным политическими взглядами. Заявитель Г.Берзиньш категорически отказался выполнять решение кабинета министров вернуть собственность родственникам евреев, уничтоженных эсэсовцами в годы войны, за что был уволен с поста министра юстиции. Э.Цилинский был уволен с поста министра регионального развития за то, что принял участие в праздновании 16 марта, вопреки запрета, который установил для него премьер министр.

В ходе своих выступлений в суде заявители ни разу не засвидетельствовали, что мои публикации как-то их оскорбили, как представителей латышского этноса. Они все время говорили о неприемлемости моих политических взглядов.

Предполагаю, что действия депутатов Национального объединения против меня были обусловлены приближавшимися парламентскими выборами и желанием заработать очки на подогревании антирусских настроений. Однако мудрый латышский избиратель не принял эту политическую игру: Цилинский, Берзиньш, Сполитис в депутаты нынешний Сейм не были выбраны.

Отмечаю также ярые антирусские настроения существовавшие в ходе следствия в полиции безопасности и прокуратуре.

Мною было написано обращение в эти две инстанции с просьбой привлечь к ответственности депутата парламента от Национального объединения Эдвина Шноре за его сравнение в статье 19 мая 2017 г. русских со вшами, то есть использование нисходящих этнонимов в отношении русского этноса, этнонимов, которые прямо отождествляли русских с отвратительными кровососущими насекомыми, которых следует уничтожать. Из обоих инстанций мне пришел ответ, что высказывания Э. Шноре не носят характер разжигания этнической розни, что они вполне допустимы.

В июле 2018 г. известный писатель Дидзис Седлениекс опубликовал текст: «Презрительным словом русские или чуть более толерантным русскоязычные обычно обозначают низшего интеллектуального уровня homo sovetiques вне зависимости от национальности. Это генетическое отклонение от общечеловеческих ценностей, у этих существ вообще нет ничего ценного, включая человеческую жизнь. Понятно, что большая часть общества их презирает, у генетической ошибки или болезни нет никакой связи с языком, на котором животное пытается говорить».

Я написал заявления в прокуратуру и полицию безопасности с просьбой привлечь «писателя» к ответственности за унизительные для русских высказывания. Из обоих инстанций пришел ответ, что в этом высказывании нет состава преступления.

Такая позиция правоохранительных органов означает, что есть две правды – одна правда для русских, другая для латышской элиты, придерживающейся национал-радикальных взглядов. Принцип равенства всех индивидов перед законом, независимо от их этнического происхождения, в данном случае сотрудниками этих правоохранительных учреждений был нарушен.

Между тем, 25 октября 2018 г. Европейский парламент принял резолюцию, призывающую государства Евросоюза запретить деятельность неофашистских и неонацистских групп, на которую кое-где власти смотрят сквозь пальцы. В списке стран, допускающих подобные инциденты, упомянуты Польша, Греция, Германия, а также Латвия — в связи с ежегодным шествием памяти латышских легионеров.

В резолюции прямо отмечается: «Ежегодно 16 марта тысячи людей собираются в Риге на День латышских легионеров, чтобы почтить память латышей, которые служили в Waffen-SS».

В резолюции отмечается:

«эффективно запрещать неофашистские и неонацистские группы и любые другие фонды или ассоциации, которые возвеличивают и прославляют нацизм и фашизм».

Европарламент упоминает «удручающие сообщения» о существующем между политическими лидерами, политическими партиями и правоохранительными органами отдельных стран-участниц сговоре с неофашистами и неонацистами (хотя конкретные страны не называет). В резолюции содержится призыв к государствам альянса «открыто осуждать и подвергать санкциям» преступления на почве ненависти, речь вражды и поиск виновных (среди меньшинств) политиками и государственными должностными лицами, поскольку они непосредственно делают нормой и усиливают ненависть и насилие». Вопрос в том, является ли Евросоюз авторитетом для латвийской правящей элиты и готова ли она выполнять его резолюции. Они, к сожалению, носят лишь рекомендательный характер.

Александр Гапоненко

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий