Верховная рада Украины поддержала программу действий кабинета министров Украины, которую презентовал премьер Алексей Гончарук. За документ проголосовали 236 народных депутатов.

В утвержденной программе прекрасно решительно все. Прекрасны задекларированные цели на пять лет, среди которых:

— 40-процентный рост реального ВВП;

— создание одного миллиона новых рабочих мест;

— привлечение 50 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций;

— приведение в «хорошее состояние» всех основных дорог (24 000 километров), активное развитие железной дороги, строительство пяти глубоководных портов и 15 аэропортов;

— обеспечение каждого украинца на уровне реального прожиточного минимума;

— снижение уровня загрязнения окружающей среды как минимум на 20%;

— положительный демографический тренд (рождаться и возвращаться в страну будет больше людей, чем умирать и уезжать).

Прекрасны уникальные драйверы экономического роста, упомянутые в документе.

Прекрасно также полное отсутствие указаний на инструменты и ресурсы для достижения этих целей и маркеров, свидетельствующих о верном направлении движения.

Стоит оговориться, что один маркер господин Гончарук, не подумав, все же упомянул. Это пятипроцентный рост реального ВВП в 2020 году и семипроцентный в последующие годы. Но это и правда едва ли не единственная цифра, к которой можно будет апеллировать по ходу выполнения пятилетней программы. Все же упоминаемые в документе цифры описывают результаты, которые наступят через пять лет. Не говоря уж о том, что «хорошее состояние дорог» — показатель вообще неизмеримый. А возможность измерения показателя «снижение уровня загрязнения окружающей среды как минимум на 20%» вызывает большие сомнения.

Что же касается «драйверов роста», то есть ощущение, что в украинском правительстве перепутали драйверы с дайверами. Во всяком случае, считать драйверами экономического роста приватизацию, продажу проблемной задолженности банков или легализацию азартных игр просто нелепо. Приватизация и легализация находящегося в густой тени сектора азартных игр в краткосрочной перспективе может помочь частично заткнуть бюджетные дыры, но это точно не драйверы роста. Никак не относится к ним и продажа проблемной задолженности банков.

А о реальных инструментах, которые могли бы поспособствовать экономическому росту, в программе нет ничего. Начиная от отсутствия цели хотя бы закончить конфликт на Донбассе (не говоря о реинтеграции ЛДНР) и заканчивая отсутствием стимулирования инвестиций в реальный сектор, поддержки несырьевого экспорта, нормализации денежно-кредитной политики и так далее.

Но проблема принятой программы не только в нереальности целей, отсутствии инструментов и ресурсов для их достижения. И не только в том, что в правительстве не понимают, что такие инструменты и ресурсы нужны.

Большей проблемой является то, что планы стремительного экономического роста не имеют под собой никакой базы.

Да, украинский Госстат показал во втором квартале текущего года наибольший с четвертого квартала 2016-го рост реального ВВП — 4,6%. Но на чем базируется этот рост? Во-первых, на продолжающемся увеличении переводов от украинских гастарбайтеров, которое уже в ближайшие годы прекратится в силу демографических причин. Во-вторых, на пирамиде облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), которую в канун и сразу после выборов возводила украинская власть.

Именно эти два фактора стимулировали потребительский спрос внутри Украины и привели к государственным капиталовложениям в строительство и ремонт инфраструктуры перед выборами. Собственно и локомотивами роста ВВП стали строительный и финансовый секторы (финансовый в первую очередь за счет паразитирования на ОВГЗ). Да вот только в ближайшей перспективе в обоих ожидаются проблемы. Выборы прошли, и даже в Киеве остановилось строительство Шулявского путепровода — одной из ключевых развязок для правобережья города. Ну, а пирамида ОВГЗ долго просуществовать не сможет. Пока еще удается ее накачивать деньгами, во многом в связи с ожиданиями по открытию рынка земли. Однако наметились и тревожные симптомы. Например, резиденты в первые дни октября несколько сократили свои вложения в украинские облигации. Пока, правда, лишь на 900 миллионов гривен (около 1% их вложений), но начало положено.

Реальная же основа экономики, промышленность, находится в неважном состоянии. За восемь месяцев ее рост составил лишь 0,1%. А в ключевом, перерабатывающем секторе и вовсе спад: минус 0,6% с начала года и последние четыре месяца к аналогичным месяцам прошлого года.

И проблемы в промышленности только нарастают. В октябре сразу два крупных предприятия — Днепровский металлургический завод и Днепровский металлургический комбинат — останавливают часть своих производственных мощностей. «Азовсталь» уже работает не на полную мощность. Все это происходит на фоне замедления мировой экономики, ухудшения конъюнктуры для основных товаров украинского экспорта. Подливают масла в огонь и действия украинской власти, которая инициировала проверки СБУ на «АселлорМиттал Кривой Рог», намеревается в разы повысить ренту на добычу железной руды и проводит дорого обходящуюся промышленности реформу энергорынка.

Но из «государства в смартфоне», в котором живет украинское правительство, всего этого, видимо, не видно. Или, может быть, ему происходящее просто неинтересно. А все реальное в их программе заканчивается на словах: массовая приватизация госпредприятий и открытие рынка земли.

Сергей Левченко, РИА

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки