У нас много говорят о том, что Китай учел ошибки Советского Союза с его перестройкой, приведшей к распаду огромной и сильной империи, что в роковой момент, руководство Китая не испугалось двинуть танки на протестующих студентов на площади Тяньаньмень и силой подавить протест, несмотря на многочисленные жертвы и последовавшие за этим санкции со стороны западных государств. Радетели китайского образа борьбы с внутренней, прозападной оппозицией указывают и на то, как власти этой страны поступали с видными прозападными или антикоммунистическими оппозиционерами, сажая их на длительные сроки в тюрьму, устраивая лагеря для перевоспитания и тому подобное. Да. Все это было и во многом, это помогло Китаю стать тем Китаем, который мы видим сегодня.

Но вот парадокс. Чем сильнее становится Китай, тем больше в нем растет внутреннее напряжение и пока еще скрытый, молчаливый, но крепнущий протест против нынешнего государственного устройства, или как говорили в СССР – против генеральной линии партии. И колебания относительно этой самой линии, все более чувствуются в среде китайской молодежи.

Социологические исследования, которые проводятся в Китае, показывают опасную тенденцию для власти. Растет число молодых китайцев, которые не поддерживают нынешнее устройство страны в виде «социализма с китайской спецификой», являясь, по сути, приверженцами западного общества потребления. Иными словами, наличие множества сортов колбасы для них важнее, чем борьба за коммунистические идеалы, пусть и на китайский манер. Особенно таким настроениям подвержены южные, приморские провинции Поднебесной, традиционно считающиеся более продвинутыми по отношению к остальной части государства. А тут еще Гонконг, с его откровенно антикоммунистической позицией, желанием быть частью Западной цивилизации и исповедующим западный образ жизни. Эти факторы дают в руки тех людей внутри компартии Китая, которые не согласны с политикой Си Цзиньпина серьезные идеологические козыри.

Не скрою, я раньше считал, как и многие, что Китай не повторит ошибок Советского Союза, но недавно, общаясь с одним из ведущих востоковедов России, человеком, который своими глазами видел события на площади Тяньаньмень, был откровенно удивлен его словам о том, что он, общаясь с китайскими экспертами, неоднократно слышал, что молодые люди в Китае все с бОльшим отрицанием относятся к нынешнему руководству страны именно по идеологическим соображениям, его собеседники говорили об усталости от власти компартии Китая.

Это мне напомнило ситуацию в СССР в конце 70-х, начале 80-х годов, когда внутреннее напряжение в обществе и недовольство властью начало подбираться к критической точке, а власть на это никоим образом не реагировала. И именно отсутствие диалога власти с народом, отсутствие реакции власти на запросы своих граждан, послужили одной из основ того фундамента, на котором потом была выстроена вся система протеста. Безусловно, было и предательство, и работа западных спецслужб, направленных на подрыв советской империи, но без серьезной общественной поддержки, пусть даже и молчаливой, снести такую махину как СССР было бы нереально. И именно с молчаливого согласия большинства рухнул Советский Союз. В августе 1991 года никто не вышел на защиту той страны, которую мы сегодня оплакиваем и по поводу чего отчаянно кусаем локти и льем крокодиловы слезы.

Получается, что чем сильнее становится государство, тем больше растет отрыв его правящей элиты от народа? Видимо так. Исторический опыт говорит нам о том, что сильные империи не могут быть уничтожены извне, они уничтожают себя изнутри. Я думаю, что китайским товарищам это тоже хорошо известно, но вот хватит ли у них политической воли на серьезные подвижки во внутренней политике, направленной на смягчение режима с одной стороны и ограждении своего подрастающего поколения от того самого тлетворного влияния Запада с другой, это вопрос.

Дмитрий Борисенко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки