Избирательные кампании Владимира Зеленского и партии «Слуга народа» были построены таким образом, чтобы привлечь на свою сторону самые широкие слои общества. Такая тактика позволила одержать победу на фоне набившего оскомину языка вражды прежней власти, именовавшей предателем каждого, кто осмеливался выражать протест или несогласие.

Первые ощущения от новой власти оказались противоречивы. С одной стороны, наметилась некая идеологическая оттепель, когда в стране начал исчезать насаждаемый в прежние годы страх, государственные чиновники перестали пользоваться лексикой 1937-го года, власть вмешиваться в церковные вопросы и навязывать клерикализм, а попытки введения военного положения забылись, словно дурной сон.

Сам факт, что сторонники экс-президента Петра Порошенко смело размещают надписи на аватарках и посты в социальных сетях в его поддержку, а также ругают последними словами Владимира Зеленского и 73% избирателей, является лучшим доказательством оттепели. Ведь при прежней власти похвала предшественника могла принести человеку большие проблемы. Но оттепель оказалась очень слабой, так как почти все инструменты идеологического давления на общество (Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, Институт национальной памяти, правоохранительные органы и спецслужба) сохранились в прежнем виде.

С другой стороны, победа Владимира Зеленского породила завышенные ожидания экономического чуда, реальных предпосылок для которого в Украине нет. В условиях, когда каждая третья гривна из бюджета должна идти на оплату государственного долга, а огромная часть вследствие войны на Донбассе тратится на силовые структуры, возможности роста украинской экономики крайне ограничены. Из года в год власть проводит политику урезания (на новоязе «реформаторов» это называется «оптимизацией») социальных статей бюджета.

Главной проблемой новой власти, похоже, становится кадровый голод. Если в период правления двух Леонидов кадры формировались за счет специалистов, подготовленных еще в советское время через систему партшкол и академию общественных наук, а в эпоху двух Викторов – из числа партийцев Партии регионов, «Батькивщины» и «Нашей Украины», то уже Петр Порошенко столкнулся с отсутствием системы подготовки кадров и был вынужден расставлять на высшие государственные должности своих бизнес-партнеров и подчиненных по бизнесу.

У Владимира Зеленского не было даже такой возможности, так как выходцев из «95-го квартала» на все должности не хватило бы. И тогда началось массовое назначение сторонников бывшей власти «второго эшелона», не связанных с коррупционными скандалами. Из этой среды вышли премьер-министр Алексей Гончарук, лидер фракции «Слуга народа» в Верховной Раде Давид Арахамия, которые продолжают одобрять политику предыдущей власти, но критикуют ее за нерешительность или непоследовательность.

Представителями старой властной команды оказались также вице-премьер-министр по вопросам евроинтеграции, министры иностранных дел, образования и науки. А экс-депутат от Блока Петра Порошенко Алексей Мушак был назначен советником премьер-министра. В Украине сложилась уникальная ситуация, когда одни сторонники Петра Порошенко занимают правительственные кабинеты и изображают новые, молодые лица, а другие зовут народ на Майдан свергать первых.

Кроме «порохоботов», во власть вошли так называемые «грантоеды» – последователи неолиберальной и либертарианской доктрин, вскормленные на деньги зарубежных фондов фуршетными креветками, авокадо, соевым молоком и рассказами о небывалых экономических чудесах Бальцеровича и Пиночета. Рецепт их «реформ» прост, как дверной косяк, и описан еще Булгаковым: «Взять всё, да и поделить». В смысле взять всё государственное имущество и поделить между «эффективными собственниками», которыми по чистой случайности окажутся хозяин или инвестор фонда, воспитавшего чиновника-грантоеда.

Утвержденная программа Кабмина на пять лет – это декларация о намерениях, не содержащая ни сроков, ни способов реализации поставленных целей, и дающая абстрактные, зачастую невыполнимые и трудно поддающиеся контролю обещания: привлечь $50 млрд. инвестиций для роста ВВП на 40% за пять лет; построить 5 глубоководных портов и 15 аэропортов; увеличить количество украинцев, регулярно занимающихся спортом или физической активностью до 40%; в два раза увеличить количество людей, посещающих культурные мероприятия и т.п.

Однако направление «реформ» однозначно свидетельствует о провозглашении курса на отказ государства от социальной политики. Украину ожидает массовая приватизация и уменьшение доли государства в экономике до 5% (при этом провозглашается давняя неолиберальная мантра, что частный сектор более производительный и эффективный, чем государственный), отмена моратория на оборот земель сельскохозяйственного назначения, уменьшение доли государства до 20% в банковском секторе.

Трудовые права наемных работников новая власть планирует нивелировать путем принятия нового Трудового кодекса. Глава парламентского комитета по вопросам социальной политики и защиты прав ветеранов, нардеп от «Слуги народа» Галина Третьякова заявила: «Я думаю, что в течение полутора-двух месяцев увидите Трудовой кодекс, который будет очень либеральным, возможно too much либеральным для работодателя… Но это значит, что мы будем немного наезжать на права и дискриминировать наёмного работника».

Из новых поступлений в бюджет на социальное обеспечение будет направляться только 30%. Похоже, в ближайшем времени украинцы будут лишены права на бесплатное медицинское обслуживание и высшее образование. Продолжение медицинской реформы предусматривает сэкономить на лечении до 15%, уменьшить время нахождения в больницах на 20%, на 10% снизить количество случаев уменьшения работоспособности в результате болезни. Итак, власть интересует вовсе не человек и его здоровье, а расходы госбюджета и потери работодателя от утраты работоспособности. Повышение качества услуг и экономия – чаще всего вещи взаимоисключающие.

Через 5 лет не менее 70% государственных учреждений высшего образования будут выведены из статуса бюджетных. Речь идет о массовом закрытии университетов, сокращении преподавателей и студентов. Министр образования и науки не стесняется призывать молодежь отказаться от высшего образования и идти в трактористы, которые якобы зарабатывают больше самой госпожи министра. Для полного ощущения абсурда не хватало только, как в старом фильме, заявить, что сама госпожа Новосад хотела бы стать трактористкой.

Введение накопительной системы пенсионного обеспечение, когда подавляющая часть населения не имеет возможности откладывать деньги, может привести к исчезновений пенсий. Но этого не способна понять министр социальной политики Юлия Соколовская, которая считает, что «нам сегодня ничего не мешает накапливать себе на старость, но, к сожалению, мы почему-то этого не делаем». Может быть, потому, что у большинства украинцев нет на это средств? Нет. По мнению министра, во всем виновата «человеческая природа». При этом, в программе Кабмина нет ни слова о решении вопроса с выплатами пенсий жителям «временно оккупированных территорий» Донбасса и Крыма, о восстановлении Донбасса.

На этом фоне обещание создать 1 миллион рабочих мест (обещанное, кстати, еще Виктором Ющенко) ничего не дает, так как наличие рабочего места в Украине не является гарантией от бедности и даже нищеты. А цель борьбы с бедностью даже не декларируется.

Антисоциальную политику правительства Давид Арахамия пытается оправдать при помощи пустых, но высокопарных слов – мол, заботясь о людях сегодня, «мы просто перекрываем кислород следующим поколениям». Многие избиратели уже подзабыли, а молодежи не всегда известно, что с подобной фразы в Украине начинает каждая власть.

Обвинять президента Зеленского в подобном подборе кадров легко. Но есть ли в стране другие кадры, когда весь общественный сектор занят сторонниками неолиберализма и либертарианства? Таких либо можно сосчитать на пальцах одной руки, либо же они не попадают в информационное поле, а потому остаются неизвестными.

А что же оппозиция? Бывшие из «Европейской солидарности», «Батькивщины» и примкнувшего к ним «Голоса» в первую очередь стремятся не допустить прекращения боевых действий на Донбассе, организовывая митинги против «формулы Штайнмайера». При этом, «Европейская солидарность» и «Голос» полностью разделяют антисоциальную политику, а робкие замечания «Батькивщины» по поводу продажи земли не вызывают реакции властей, в отличие от шумных митингов против «капитуляции». Еще одна парламентская сила «Оппозиционная платформа «За жизнь», состоящая в основном из миллионеров, ситуативно критикует урезание социальных доходов, но вряд ли может считаться выразителем интересов наемных работников.

Вчерашние не способны быть оппозицией. Нужна новая социально ориентированная сила, способная предложить альтернативу как неолиберализму, так и национализму. Но в украинских реалиях рассчитывать на ее появление не приходится, и страна все глубже загоняется в ложную дихотомию выбора между бедностью и бедностью и войной.

Юрий Латыш, «Лiва», Украина

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки