«Формула Штайнмайера» из условно существующего где-то в контексте Минских договоренностей уточнения стала чуть ли не сенсацией и главной темой дискуссий и споров после того, как украинская делегация подписала ее на очередном заседании Контактной группы. О том, можно ли с помощью этого дополнения ко вторым Минским соглашениям вернуть мир в Донбасс и что для этого нужно сделать, аналитический портал RuBaltic.Ru расспросил участников пресс-конференции «Формула Штайнмайера: шансы для Донбасса и риски для Зеленского» в МИА «Россия сегодня».

Родион МИРОШНИК, дипломатический советник главы Луганской народной республики, член минской Контактной группы:

— Формула содержит обязательства Украины. Но никаких обязательств для [Донецкой и Луганской народных] республик там нет.

В «формуле» есть обязательство Киева предоставить особый статус республикам, есть обязательство подготовить и принять специальный закон по проведению местных выборов, есть обязательство, в котором закрепляется особый статус республик на постоянной основе, то есть в конституции Украины. Все эти обязательства непосредственно ложатся на Киев.

Сейчас у Украины появились свои трактовки, связанные с выведением войск (причем не разведением, а именно выведением!). На стороне республик есть корпуса Народной милиции, которые состоят из людей, проживающих в Донбассе. Эти корпуса не могут быть куда-либо выведены, потому что они никуда не заходили, ничего не нарушали.

Это наша территория, на которой мы живем, на которой мы жили всегда. И когда началась война, мы были вынуждены защищать свои дома. Поэтому у нас появились вооруженные формирования, корпуса Народной милиции.

Речи о том, что кто-то будет что-то контролировать, навязывать свои порядки, здесь быть не может. Во время подписания «формулы Штайнмайера» у нас было свое мнение от республик — что все принятые Киевом законы обязаны быть согласованы с представителями народных республик в рамках Минского формата. Если они не согласованы, наша сторона не принимает никаких дополнительных мер, а соответственно, не выполняет никаких дополнительных обязательств.

Владимир ОЛЕЙНИК, депутат Верховной рады Украины 5–7-го созывов, украинский политик:

— Когда появилась эта сенсационная новость о том, что украинская делегация согласовала «формулу Штаймайера», я поймал себя на мысли, что здесь не хватает еще нескольких слов: с большим отвращением. Обратите внимание на атмосферу, в которой проходило это согласование. Это что, атмосфера мира, компромисса? Подписали документ. Казалось бы, надо выйти к журналистам, выпить по бокалу шампанского с куском украинского сала (бог с ним, даже без водки) и сказать: мы имеем волю, нам делегировали полномочия двигаться к миру.

Рано подбрасывать чепчики и кричать: «Ура, победа! Вот это прорыв!» Я хочу, чтобы подбрасывались каски и бронежилеты с криками: «Мир наступил!» Штыки втыкались в землю, военные возвращались домой. Пока я этого не вижу.

Это лишь одна тысячная того, что нужно сделать украинскому президенту для прекращения войны.

Зеленский боится зайти в парламент, не то что ехать в Донбасс.

Пока не будет президента, который способен приехать туда и сказать: я готов к диалогу, к круглому столу, давайте попробуем найти компромисс, ничего не решится.

К Зеленскому нет доверия. При его президентстве погибли уже десятки людей, в том числе и дети… Он бы мог приехать в Донбасс в первый же день — никто бы его не тронул. В конце концов, даже если бы мы не договорились — ну, жили бы отдельно, зачем убивать друг друга?

Марат БАШИРОВ, российский политтехнолог:

— Встреча «нормандской четверки» (которая произойдет после подписания «формулы Штайнмайера» — прим. RuBaltic.Ru) не может быть самоцелью. Украине уже достаточно жестко предлагается следовать по пути исполнения Минских соглашений. В частности, это проявилось в заявлении американского президента Дональда Трампа о том, что Киев должен проводить серьезную антикоррупционную кампанию.

Конфликт в Донбассе длится уже дольше, чем Великая Отечественная война. Все уже устали от того, что ничего не меняется, что в Украину вкачиваются деньги как от Евросоюза, так и от международных финансовых организаций, и ничего не происходит.

Более того, есть обвинения в том, что эти деньги расхищаются.

Принципиальное изменение отношения к Украине после проведения «нормандской встречи» будет заключаться в следующем. Будет организован серьезный экономический прессинг. Киев перестанет получать экономическую помощь так легко, как она ее получала до сих пор.

Второе — будет организовано давление в отношении той части украинской элиты, которая будет сопротивляться проведению Минских соглашений.

Мы понимаем, что несмотря на то, что у Зеленского есть сегодня доминирующее положение в Раде и он может назначать тех чиновников, которые способны оказывать силовую поддержку, он является довольно слабым президентом. Сразу после проведения обещанной встречи в «нормандском формате» мы увидим демонстрацию кнута и пряника.

Часть этой политики уже озвучил президент России Владимир Путин, когда сказал, что, возможно, будет заключен договор на один год о транзите газа через Украину. Все это будет решаться в контексте Минских соглашений. Кстати, информация о том, что Россия разрешила украинским предприятиям закупать у нее электроэнергию, — это все из этого же разряда. Кнут и пряник. Это будет принципиальное изменение ситуации.

А вот гуманитарные цели, которые ставит Россия в отношении жителей Донбасса, напротив, останутся неизменными.

Защита мирного населения и помощь непризнанным республикам по-прежнему остаются в фокусе для Москвы.

Анна Фалалеева, Rubaltic.Ru

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки