Который день не утихают страсти вокруг согласования Киевом «формулы Штайнмайера». Особенно, конечно, на Украине. Зеленскому уже грозят «Майданом 3.0.», причем против него объединяются практически все: от заядлых оппонентов – националистов и порошенковцев – до вчерашних союзников из партии «Голос». Все требуют от него ответа: как понимать это подписание, не «зрада» ли?

Судя по всему, Зеленский столь бурной реакции не ожидал. Уже на первом его выступлении, когда он объявил о согласовании формулы, он был заметно бледен и растерян. Вот уже несколько дней он чуть ли не в круглосуточном режиме вынужден оправдываться. Нет, это не «зрада», он никогда не сдаст Украину и т. д. Протестующих он понимает, но призывает не поддаваться на манипуляции и провокации…

Отдельно президент подчеркнул, что Киев не подписывал никаких соглашений с лидерами самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Так-так-так, это уже интересно. Вообще, он может впоследствии в любой момент сказать, что в этой стране решает он, а Кучма никто и звать никак, мало ли что он там подписал. В конце концов, в Конституции должность Кучмы не предусмотрена, так что его подпись можно в любой момент объявить юридически ничтожной.

И вообще, я не удивлюсь, если выяснится, что свою подпись Кучма поставил симпатическими чернилами.

Не смешно? А кто смеется? Они всерьез же. Как заявил глава комитета Верховной рады по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества от фракции «Слуга народа» Богдан Яременко, Украина не подписывала в Минске «формулу Штайнмайера». Оказывается, что Кучма письменно сообщил спецпредставителю ОБСЕ Мартину Сайдику о том, что Украину устраивают формулировки, ранее согласованные «нормандской четверкой».

И далее он заявляет, что результаты дальнейших переговоров «будут воплощаться в жизнь не изменениями в Конституцию, а законами Украины».

Простите, а как же Минские соглашения, в которых изменения в Конституции – это один из ключевых моментов?

И вот, наконец, сакральное: Украина не уступит «ни своей территориальной целостности, ни суверенитета, ни права по-своему трактовать Минские соглашения».

Ясно-понятно. Нас опять обманули. Расходимся.

Нет, серьезно, кто-то всерьез поверил, что вот сейчас они примут закон об особом статусе на временной основе, проведут выборы, после чего закон вступит в полную силу, что будет закреплено в Конституции?

Во-первых, они прямым текстом говорят, что никаких изменений в Конституцию не будет. Во-вторых — что закон об особом статусе будут писать сами. А ведь согласно Минским соглашениям, это должно делаться по согласованию с республиками, которые они вообще не признают стороной конфликта, считая «оккупационными российскими администрациями» (это юридически закреплено в законе о «реинтеграции Донбасса»).

А даже если Днепр потечет вспять и официальные лица Киева (на уровне президента или министров, а не какого-то непонятного и юридически ничтожного «представителя в трехсторонней контактной группе») сядут за стол переговоров с главами ДНР и ЛНР, они все равно ничего не согласуют, ибо у сторон диаметрально противоположное видение ситуации. Обе стороны вот уже пять лет официально говорят о готовности выполнить все пункты соглашений, рассчитывая на то, что их сорвет другая сторона, и они могут спать спокойно, и ничего не придется выполнять, как и отчитываться перед своими избирателями, требующими невыполнения «Минска».

Наконец, сами выборы, «модальность» которых, по «Минску», также должна обсуждаться с представителями республик. Кто-нибудь в здравом уме может представить себе, что «Правый сектор» (организация запрещена в РФ по решению Верховного суда) и «Свобода» приедут агитировать в Донецк или Луганск? Их там в лучшем случае просто изобьют до полусмерти. И получат на выборах они ноль целых ноль десятых. Как и все промайданные партии. Разве что «Оппоплатформа» сможет что-то набрать. А как в Донецке и Луганске заработают украинские каналы, денно и нощно славящие Бандеру и рассказывающие об «аннексиях» и «оккупациях» — кто-нибудь может себе представить? Нонсенс.

Наконец, амнистия для всех участников конфликта. Она тоже предусмотрена Минскими соглашениями. И ее украинская сторона также проводить не собирается, о чем на каждом шагу прямо заявляет.

Впрочем, и тут Киев пытается вертеться, делая вид для Запада, что готов выполнить соглашения, а для внутренней аудитории — что никаких соглашений с врагами не будет.

На днях на заседании комиссии по вопросам правовой реформы Зеленский предложил разработать «концепцию переходного правосудия» для Донбасса и Крыма. По замыслу президента, должен появиться законопроект, включающий в себя «меры по возмещению ущерба жертвам войны и привлечению к ответственности виновных в совершении тяжких преступлений».

«Это ответы на сложные вопросы: какой будет жизнь человека после восстановления контроля над Крымом и оккупированными частями востока страны, принципы и формы ответственности — а в некоторых случаях и освобождение от нее — за сотрудничество с оккупационными властями», — подчеркнул он.

Уже сама формулировка «сотрудничество с оккупационными властями» дает вполне исчерпывающий ответ о намерениях Киева. В Минских соглашениях четко сказано — амнистия для всех. А Зеленский говорит, что мы типа подумаем, кого казнить, а кого миловать.

Еще один интересный момент. Касательно выборов.

Как пишет «Украинская правда», в офисе президента возник конфликт из-за различий в рассматриваемых сценариях проведения выборов в Донбассе. Издание сообщает, что рассматриваются две возможных даты. Первая — в октябре 2020 года, одновременно с очередными местными выборами по всей Украине. Вторая — весной-летом 2020 года.

А теперь главное!

Если будет выбран второй вариант, Киев планирует провести повторные выборы через полгода. Сообщается, что в команде президента рассчитывают, что за это время в регионе изменится политический ландшафт и появится возможность добиться избрания более лояльных к Киеву представителей местной власти.

Ну, вы поняли, да? Они хотят получить полный контроль над Донбассом, что подразумевает контроль над границей и разоружение всех незаконных с точки зрения Украины формирований (т. е. армий ДНР и ЛНР), как это и предусмотрено Минскими соглашениями сразу после выборов. И плевать, что на этих выборах они не получат лояльной для себя власти. Они тут же закрывают границу и в течение полугода занимаются установлением своих порядков и «вправкой» мозгов местным жителям — чтобы через полгода те проголосовали так, как нужно! Какими методами — догадаться несложно. Через полгода они получают полный контроль над уже бывшими ДНР и ЛНР, зачищенными от наиболее активных врагов Украины (кого убьют, кого посадят, кого выдавят в Россию), и запуганным оставшимся населением, проводят новые выборы с правильным для них результатом, после чего отменяют закон об особом статусе и все прочие нормативные акты и говорят: смотрите, местное население не хочет никакого особого статуса, оно за единую и неделимую, за ридну мову, Бандеру, Евросоюз и НАТО.

И вроде бы всем будет очевидно, что это грубейшее нарушение обязательств и откровенный геноцид, но отыграть назад уже будет невозможно. Что сделано — то сделано.

Помните, что говорил помощник Коломойского в бытность того главой Днепропетровской области? «Давайте мразям любые обещания, а вешать будем потом» — вот оно кредо команды Коломойского, а значит — Зеленского.

Под «мразями» тогда имелись в виду крымчане. Вспомним, как Украина уничтожила Республику Крым в 1994 году, когда законно избранная (по украинским законам) власть была фактически свергнута и выдавлена из страны, а Конституция республики была изменена без учета мнения местных жителей — с помощью голосования полученного киевскими марионетками после изгнания сторонников автономии большинства. Вплоть до 2014 года Киев перестраховывался, назначая не только главу автономной республики, давно переставшей быть таковой, но и мэра Севастополя, в то время как мэры других городов избирались.

А еще все это до боли напоминает ситуацию с Сербской Краиной, которая была ликвидирована хорватской армией в мае-августе 1995 года в нарушение всех предварительных договоренностей. При том, что РСК находилась под защитой миротворцев ООН, которых просто отодвинули и не пускали к месту событий, да и те не особо настаивали. Это, кстати, к слову о постоянных попытках Киева затащить миротворцев ООН в Донбасс и поставить их вдоль границы. Украинские политики, кстати, и не скрывают, что внимательно изучили хорватский опыт и считают операции «Молния» и «Буря» образцом для подражания.

Еще более показателен опыт реализации «Эрдутских соглашений» о статусе Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, подписанных в ноябре 1995 года. Документ предусматривал мирное окончание войны и переходный период для интеграции данных регионов в состав Хорватии. Там тоже говорилось о выборах, об особом статусе, о сохранении прав сербского большинства, был даже создан Объединенный совет муниципалитетов с сербским большинством.

На деле введенная временная администрация ООН фактически уничтожала сербскую вольницу, помогая хорватам установить полный контроль над регионом, «переварить» его. Вначале они разоружили все «незаконные формирования» — сербские силы самообороны, потом провели административную реформу, которая разделила анклав на две части, присоединенные в итоге к соседним хорватским областям.

Результатом стало то, что исчезли как данность муниципальные образования, где сербы были бы большинством, кроме того, в регион вернулись когда-то уехавшие хорваты, которые могли голосовать, в отличие от не получивших хорватские паспорта сербов.

Итоги выборов были предсказуемы: сербы полностью оказались за бортом всех возможных органов самоуправления, а Объединенный совет муниципалитетов превратился в не пойми что, лишенное каких-либо реальных возможностей.

В конечном итоге сербы, бывшие ранее большинством населения, стали меньшинством.

Как видим, все изначальные условия для повторения этого сценария в Донбассе имеются. Кроме одного. Большая часть РСК была отделена от Сербии географически. Да и в политическом и военном плане Белград не стремился поддерживать ее, под давлением Запада выкручивая руки ее руководству. А у Донбасса есть Россия, с которой не только прямая граница. И пока есть Россия, никаких «Бурь» и «Молний» не будет.

Как не удастся и провести эрдутский сценарий. Мы это уже проходили, второй раз не прокатит.

Дмитрий Родионов, Рен

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки