Двойная диверсия против нефтеперерабатывающих предприятий саудовской национальной нефтяной компании Saudi Aramco привела к новому обострению ситуации в Персидском заливе, которое может закончиться ударами по военным и промышленным объектам Ирана. Именно это государство США считают организатором нападений, состоявшихся в прошедшие выходные.

По распространённой версии, в атаке участвовали 10 беспилотников. В частности, диверсии подвергся крупнейший в мире НПЗ вблизи города Абкайк, где проживает много западных экспертов, а также НПЗ в районе Хурайс, в котором расположено второе по величине нефтяное месторождение Саудовской Аравии.

В результате атаки на предприятиях вспыхнул сильный пожар. Позднее власти королевства распространили заявление, что огонь локализован. Если поначалу фигурировала версия о причастности к атакам боевиков йеменского повстанческого движения «Ансар Аллах», то позже появились данные о вине неназванных иракских сил.

Комбинированная атака боевых беспилотников и крылатых ракет по двум НПЗ саудитов привела к тому, что аравийская бензоколонка сократила суточную нефтедобычу в два раза – на 5 миллионов баррелей, что составляет 5% мировой суточной добычи нефти.

По заявлению саудитов, им пришлось резко снизить добычу нефти из-за того, что на пострадавших в результате диверсии предприятиях проводился важный цикл по дегазации, дегидратации и очистке нефти от примесей серы. Или, на жаргоне нефтяников, превращение свежедобытой «кислой» нефти в «сладкую и светлую», пригодную для дальнейшей глубокой переработки.

Неудивительно, что цены на нефть 16 сентября скакнули вверх сразу на 10%, как только были открыты биржевые торги после информации о сокращении добычи в Саудовской Аравии. Дональд Трамп разрешил распечатать нефтяные резервы США, но сообщил, что объём используемой нефти для стабилизации внутреннего рынка будет определён позже.

Кроме того, Трамп написал, что знает, кто именно стоит за атакой на два завода Saudi Aramco в Абкайке и Хурайсе, и даже готов к решительным действиям, как только сведения подтвердятся.

Издание The Washington Post сообщило со ссылкой на правительственных чиновников, что в администрации Белого дома и в самом деле рассматривали возможность военного ответа, в то время как из Пентагона призывали к сдержанности.

Сообщают также, что Донни, узнав об атаке на саудовские НПЗ, немедленно созвонился с наследным принцем Мухаммедом бен Салманом, заверив, что «мировой гегемон» готов приложить все усилия для обеспечения безопасности своей главной «бензоколонки».

Ещё более интересное заявление сделал глава Госдепа Помпео. Несмотря на то, что воюющие против саудовских интервентов йеменские хуситы уже взяли на себя ответственность за атаку, а также возникла правдоподобная версия об иракских повстанцах, Помпео всё равно обвинил Иран в организации нападения, но чуть позже добавил, что США хотят взять на себя благородную миссию по снабжению мирового рынка нефти, пока саудиты прикрутили вентиль.

Проще говоря, США не прочь обратить сложившуюся ситуацию себе на пользу и хорошенько подзаработать на внешнем рынке, втюхивая всем подряд вместо саудовской, американскую, сланцевую, богоугодную нефтюшку.

Но при этом Иран должен быть наказан!

В Тегеране к американским заявлениям отнеслись со всей серьёзностью и в ответ поручили командующему военно-космическими силами Корпуса стражей исламской революции бригадному генералу Амиру Али Хаджизаде выступить с официальным предупреждением, что все американские военные базы в Катаре и ОАЭ, а также корабли, расположенные в радиусе 2 тысяч миль от границ Ирана, находятся в зоне досягаемости иранских ракет.

Военные эксперты считают, что у йеменских повстанцев есть беспилотники с большим радиусом действия. Например, в прошлом году как минимум один из таких БПЛА долетел до аэропорта Абу-Даби на территории Эмиратов. В январском докладе группы экспертов ООН – на основе найденных на территории Саудовской Аравии и изученных остатков БПЛА хуситов – приводилась оценка максимальной дальности одного из них: 1200–1500 км.

Но есть нюанс. У подобных дронов-камикадзе боевая нагрузка составляет всего 18 кг. Поэтому, вероятно, удар был скомбинирован. БПЛА отвлекали на себя ПВО саудитов, а главную роль сыграли крылатые ракеты, нанёсшие значительный урон НПЗ. По крайней мере, остатки одной из ракет были найдены в пустыне. Как утверждают, её хвостовая часть очень похожа на ракету, которую хуситы показали на военной выставке в июле этого года под названием Quds.

Впрочем, как подчёркивают эксперты, неизвестна максимальная дальность полёта этой ракеты, поэтому сложно сказать, откуда были проведены запуски. Что же касается начинки, в Иране в последние годы добились достаточно высокой точности систем наведения и управления для беспилотников и крылатых ракет. Это, в свою очередь, позволяет наносить точные удары на большие дистанции. При этом надо брать во внимание то, что такие крупные стационарные объекты, как заводы по переработке нефти, представляют собой весьма удобные цели для атаки.

Есть и ещё одна плохая новость для саудитов: их ПВО в данном случае показала себя откровенно дырявой: она не смогла ни вовремя обнаружить, ни перехватить БПЛА и ракеты. Даже если, как считают некоторые эксперты, средства атаки были запущены из Ирака, им надо было пролететь не менее 500 км сквозь воздушное пространство королевства, а из подконтрольных хуситам районов Йемена – более 1000 км.

Эпический провал и лишний повод встать в очередь за покупкой российской С-400.

Пока эксперты морщат мозг и прикидывают – кем и откуда были запущены ракеты и беспилотники, наделавшие столько шухера в мире, украинские эксперты с мировым именем рассуждают на волнительную тему «кому это выгодно». И приходят к неутешительным выводам: атакой на саудовские НПЗ, с последующим резким скачком нефтяных котировок до $66 и намерением вскорости взять планку в $100 за баррель, стоят Россия, Венесуэла и Иран. Но прежде всего, Россия и лично Путин.

Переполненные многими знаниями (и многими печалями) украинские эксперты объясняют свои выводы тем, что эти страны, мол, как были, так и остались «бензоколонками», зависящими от цен на нефть. А вот Америке, к примеру, стрелять ракетами по саудовским НПЗ ни разу не выгодно. «Гегемону», говорят, чужая нефть вообще неинтересна, поскольку у него теперь своей сланцевой нефтюшки – хоть залейся. Совсем скоро настанет исторический момент, когда США сама себя напоит нефтью собственной добычи и перестанет быть импортёром «чёрного золота».

Всё-таки, украинский эксперт – это диагноз и твёрдый кандидат на лоботомию. Рассуждая о нефтяной самодостаточности США, они как-то забывают, что в условиях низких мировых цен на нефть, сланцевое топливо непривлекательно. Для того, чтобы оно могло конкурировать с саудовской, ливийской, иракской, венесуэльской, российской, казахстанской нефтью, необходим рост цен. И чем больше, тем лучше. Иначе Помпео не проговорился бы, посадив в лужу украинских экспертов, о том, что нефтепром США готов налить всем желающим своей сланцевой нефти, пока саудовский кран перекрыт.

Более того, как утверждают уже не украинские, а серьёзные эксперты, сложившаяся ситуация выгодна для стран, способных быстро нарастить поставки нефти. В отличие от России, связанной соглашением с ОПЕК+, у США имеется избыток сланцевой нефти, и они всегда готовы увеличить предложение, поскольку для этого у есть готовая инфраструктура.

Пока в ОПЕК и ОПЕК+ будут разбираться со взятыми на себя обязательствами, США успеют оттяпать освободившийся кусок рынка нефти. А это для России прямой убыток, поскольку ситуация ведёт к укреплению доллара и рисками для рубля.

Александр Ростовцев, Политнавигатор

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки