Сегодня — не только День Выборов, но и День Великих Исторических Открытий. Открываем ленту новостей, а там… Украина отмечает 75 лет операции «Висла»: добровольного переселения украинцев с территории Польши на территорию УССР. Правда называет это по традиции «депортацией» и «геноцидом». Хоть бы текст документа, регламентирующего это событие из свободного доступа убрали…  [автор эмоционально цитирует С. Лаврова]

Украина. Добровольная эвакуация беднейших украинцев, бежавших от польского национализма теперь называется «насильственной депортацией». Тот момент, когда требования «компенсаций» становятся основой бюджета государства…

СКАЗКИ БАНДЕРОВСКИХ «УЧЁНЫХ»

Над Украиной — опять стон и слёзы. На этот раз — по «этнической чистке» якобы проведённой СССР. Просто — вёдра слёз и децибелы — плача. Всем и вся рассказывается сказка про то, что они обязаны отмечать «День памяти принудительного выселения автохтонных украинцев с Лемковщины, Надсяння, Холмщины, Южного Подляшья, Любачивщины, Западной Бойкивщини в 1944-1951 годах». Дескать, это «память об этнической чистке», проведенной по решению партийного и государственного руководства СССР, Польской республики и ЧСР.

Воистину: весь мир — театр, и только бандеровская Украина — цирк. Итак, что же произошло в 1944 — 1951 годах на территории Западной Украины. Начнём с того, что в 1944 году Красная Армия восстановила Государственную Границу СССР, отбросив с территории Советского Союза войска гитлеровских оккупантов.  Советские войска приступили к освобождению Европы, в том числе и Польши.  Одной из первых областей Польши, откуда были изгнаны немецко-фашистские захватчики стали территории Западной Украины и Галиции. Впервые за более чем четыре сотни лет население этих территорий получило возможность самостоятельно принять решение: оставаться ли ему на территории будущей Польши или переселиться на территорию УССР.

Ситуация была достаточно деликатной. С одной стороны галицкие русские, а также и те, кто к 1944 году идентифицировал себя, как украинцы или русины, очень хорошо помнили, что на территории как Австро-Венгрии, так и Польского королевства, а впоследствии и Польской республики. Наш паблик уже приводил примеры описания быта русского и украинского населения Галиции и Западной Украины до 1917 года :

«…Галицкая Русь с половины XVI века подверглись действию «культуры» шляхтичей. Чего только они ни делали с русскими! Дворянство русское было уничтожено. Земля отобрана. Люди обращены в рабство. Крестьянин лишь телом напоминал человека. Он был постоянным гнётом и нищетой доведён до скотского состояния. Источники просвещения постепенно закрывались. У него попытались отнять даже веру в Бога…»

После 1917 года отношение к русскому и украинскому населению в Польше изменилось мало. Естественно, что Советская Власть представлялась многим людям, населявшим указанные регионы достойной альтернативой. Всего на территорию СССР переселилось свыше 482 800 человек, тогда как на территорию Польши выехало от 800 до  4 000 человек (по разным источникам).

Сегодня на Украине потомки этих переселенцев требуют для себя «компенсаций», как для «жертв политических репрессий», заявляя, что их предки были переселены в СССР из Польши… насильственными методами и не получили должной компенсации.

Это фото конвоирования взятых в схроне в плен бандеровцев украинские (прости, Господи) «историки» выдают за фото «насильственной депортации украинцев из Польши в УССР».

«ЧТО НАПИСАНО ПЕРОМ — НЕ ВЫРУБИШЬ ТОПОРОМ…»

Самое интересное, что бандеровские пропагандисты из Украинского института национальной памяти (УИНП), сами выкопали яму под свою любимую сказку: везде и всюду они называют точное название документа, на основании которого проходило переселение русских, русинов и украинцев на территорию УССР, а поляков — на территорию Польши: «Соглашение между Правительством Украинской Советской Социалистической Республики и Польским Комитетом Национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории УССР» от 9 сентября 1944 года.

А теперь — самое интересное. Полный текст этого документа находится в открытом доступе. За исключением, конечно же «секретных дополнений», с которыми дело обстоит также, как и с «секретными протоколами пакта Молотова-Риббентропа»»: все «правозащитники» о них кричат, но никто нигде и никогда не видел их воочию. Зато проанализировать тот текст документа, который существует на самом деле — легко.    Это мы и сделаем.

Уже в тексте главы 1 Раздела 1 «Соглашения» мы видим крайне неудобную для бандеровских сказочников фразу:

«… Эвакуации подлежат только те из перечисленных … лиц, которые изъявили свое желание эвакуироваться и по принятию которых есть согласие Правительства Украинской ССР и Польского Комитета Национального Освобождения.

Эвакуация добровольна, и потому принуждение не может быть применено ни прямо, ни косвенно. Желание эвакуированных может быть выражено как устно, так и подано письменно. …»

Ой… А как же история о насильственной депортации? Может быть бандеровским историкам стоит прочитать текст документа повнимательнее, может там всё-таки есть свидетельства если не о насильственном переселении, так хоть об издевательствах со стороны советской администрации? Итак, читаем статью 3 о льготах и видим, каким немыслимым издевательствам подвергались переселяемые с территории Польши украинцы:

«…а/ списать все недоимки, которые числятся за ними, по натуральным поставкам, денежным налогам и страховым платежам;

б/ в случае, если эвакуированный сдаст свой урожай государству в пункте, откуда он выезжает, другая Сторона на месте, где поселяется эвакуирован, возвращает ему сданный урожай в том же количестве;

в / освободить в 1944 и 1945 гг. Все переселяемые хозяйства, как на территории Украинской ССР, так и на территории Польши, от всех государственных денежных налогов и страховых платежей;

г/ выдать эвакуированным денежный заем в местах их расселения на хозяйственное устройство и другие нужды в размере 5000 рублей — злотых на одно хозяйство с возвратом в течении 5 лет;

д/ в связи с хозяйственной заинтересованностью обеих Сторон в том, чтобы эвакуированные полностью засеяли озимый клин, устанавливается, что в местах расселения те из эвакуированных, которые засеяли озимые, получат озимые посевы по возможности в тех же количествах…

… Стоимость движимого, а также недвижимого имущества, которое остается после эвакуации, возвращается эвакуированным по страховой оценке в соответствии с законами, которые существуют в Украинской Советской Социалистической Республике и соответственно в Польском государстве. В случае отсутствия страховой оценки, имущество оценивается Уполномоченными и Представителями Сторон. Договаривающиеся Стороны уславливаются о том, что дома в городах и сельских местностях, которые освобождаются в результате переселения, будут предоставляться в первую очередь переселённым. …»

Вот ужас-то, а? То ли дело гуманный американский «фарминг», в результате которого вымерло почти 8 миллионов человек! А эти проклятые большевики… Даром, что страна — в руинах, они же ещё переселенцам компенсацию за оставленное в Польше имущество платили. По оценке довоенного времени (ну, как за разбомбленную хату, как за ещё целую). Звери! Истинно — звери!

«Украинское население СССР протестует проти советской оккупации». Свидомым только не показывайте!

«ТАК ЧТО Ж ТЕБЕ ЕЩЁ НАДОБНО… ?»

Понимая, что слова «современный человек» и «идиот» — отнюдь не синонимы, украинские «историки» пытаются юлить:

«… Акция должна была быть добровольной, но не нашла особой поддержки среди украинцев. Тогда польская сторона прибегла к давлению – ликвидировала украинские школы, притесняла общественную жизнь, дискриминировала украинцев во время проведения аграрной реформы, наложила непосильные обязательные налоги и тому подобное…»

Можно было бы напомнить, что «страдальцам», что вообще-то в 1944 — 1945 годах ещё продолжалась Великая Отечественная Война, а далее Польша оставалась под контролем советского командования, так что говорить о какой-либо «политике давления» по национальному признаку — признак клинического идиотизма, а всё это «давление» разворачивалось с  XVI века и до начала ХХ-го, но… Но это бесполезно: у бандеровских пропагандистов из УИНП — заказ.

«…Главная идея – доказать, что у нас есть историческая память, что мы страна, которая не забывает своих героев… Целью депортации…было уничтожение всего украинского…»

– заявил член партии «Блок Петра Порошенко» Степан Барна.   Вот тут всё, как по классике: «Бывает врёшь-врёшь, да иногда и правду соврёшь». Проговорился и Барна.

Во-первых, сказка про «насильственную депортацию» нужна бандеровцам для того, чтобы на ровном месте создать мифологию «своей собственной исторической памяти». То есть того, чего у Украины никогда не было: Украина. как республика существовала только в рамках СССР и. естественно, что историческая память у Украины с СССР — общая. Это есть факт и его никак не изменить.

Во-вторых, бандеровцы пытаются использовать историю с ДОБРОВОЛЬНЫМ переселением исстрадавшегося от австрийского и польского национализма украинского населения на территорию УССР для возвеличивания тех самых бандеровцев. дело в том, что бандиты ОУН [организация, запрещённая на территории РФ — прим. авт.] всеми силами старались помешать переселению украинцев в СССР, понимая, что они лишаются «кормовой базы» (а к тому моменту ОУН уже вела откровенно паразитарное существование, да и как могло быть иначе?). Уходить же на территорию СССР бандеровцы опасались (это потом, когда с 1947 года США начнёт напрямую снабжать бандформирования бывших гитлеровских пособников оружием, деньгами и оборудованием, они осмелеют). В результате, в тех районах, где бандеровские бандформирования имели значительное влияние — действительно существовало «сопротивление переселению»: давших согласие на переселение могли убить вместе с членами их семей, могли сжечь дом и посевы, могли надругаться над женщинами, могли запугать, избить, ограбить и т. д. На Украине, например, не любят вспоминать о геноциде, который устроили бандеровцы на Лемковщине. Украинские историки записали в жертвы НКВД униатских священников Иосафата Коциловского, Григория Лакоту, Виталия Байрака. Все трое противились репатриации, позже вскрылись факты их сотрудничества с гитлеровцами (Коциловский, например, служил мессу для карателей дивизии СС «Галичина»). Сегодня на Украине такая деятельность называется «сопротивление москальской оккупации».

В-третьих, введение очередного «Дня поминовения» — ещё одна попытка объяснить, почему на Украине всё настолько паршиво: вот, глядите, ещё один случай, когда нас москали отгеноцидили. То, что сегодня на дворе не 1944, а уже 2019 — естественно игнорируется.

Одним словом, история с очередным «Днём поминания…» по сути — свидетельство того, что украинская пропагандистская машина сегодня продолжает работать по инерции. С одной стороны — «накатанная дорожка» создания «национальной исторической памяти». С другой стороны — качество исполнения откровенно падает. Например сейчас происходит попытка не просто исказить смысл, а сделать это «в присутствии» исторического документа, прямо и однозначно опровергающего измышлизмы деятелей УИНП.

На Украине, кстати, давно и упорно ходят слухи, что сотрудники УИНП имеют возможность приобрести коробок-другой «ганджи», не покидая рабочего места. И судя по подобным «Дням…», создаётся впечатление, что эти слухи имеют-таки под собой определённые основания…

Борис Гуридзе, quis_quaeritis

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки