В 1989 году население Советского Союза не отходило от телеэкранов, на которых разворачивались перипетии горбачёвского Съезда народных депутатов, завершившегося распадом СССР. Жившие в то время люди наверняка испытали странное чувство дежавю, когда тридцать лет спустя, 3 сентября 2019 года, стали свидетелями яростных дебатов, разгоревшихся в британском парламенте.

Как Великобритания переживёт эти революционные времена, будет зависеть не только от её политиков и избирателей, но и от воли и мудрости европейских лидеров. Просто переждать, пока всё не уляжется, вряд ли получится. Пришло время волевых стратегов, пишет Рейн Мюллерсон, президент Института международного права в Женеве, профессор Таллиннского университета. Но где же они? Где их можно найти?

К первому после летнего перерыва заседанию парламента было приковано внимание всей Великобритании. Вступивший недавно в должность премьер-министра Борис Джонсон потерпел сокрушительное поражение по итогам первой парламентской схватки в Вестминстерском дворце. Палата общин большинством голосов (328 против 301) приняла решение лишить правительство право определять повестку парламента и получила возможность путём соответствующего решения отсрочить выход Британии из Европейского союза. Не исключён вариант проведения внеочередных парламентских выборов.

Когда говорят, что перед молодёжью открыты широкие возможности и результат зависит только от них самих, их силы воли и желания трудиться, не только молодые, но и люди преклонного возраста смотрят в будущее с надеждой. Но если нам скажут, что столь же широкий выбор вариантов выхода из ЕС существует сегодня у Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, неспособного решить эту проблему с 2016 года, большинство британцев и жителей других европейских стран не захотят даже думать о том, что это за варианты. Похоже, что среди них нет ни одного оптимального решения, а то, что представляется приемлемым для одних, ужасает других.

Я не случайно привёл полное название страны, которую обычно называют Великобританией или Англией. Дело в том, что при определённом стечении обстоятельств Brexit может привести к распаду Соединённого Королевства. Сейчас шотландцы, подавляющее большинство которых проголосовало в 2016 году за сохранение членства в Европейском союзе, а за два года до этого высказалось против выхода из состава Соединённого Королевства (55% против 45%), серьёзно задумываются о проведении ещё одного референдума о независимости, если страна покинет ЕС. Угроза так называемого жёсткого Brexit, то есть выхода без соглашения с ЕС, о котором говорил Борис Джонсон, состоит в том, что его результатом может стать отделение Северной Ирландии и её объединение с Республикой Ирландией, хотя в краткосрочной перспективе более вероятно возобновление террористической деятельности, конец которой в 1998 году положило Соглашение Страстной пятницы. Подписанию этого документа способствовали не только добрая воля и усилия конфликтующих сторон, но и тот факт, что обе страны, Соединённое Королевство и Республика Ирландия, входили в состав Европейского союза.

Кроме того, легкомысленная политика Бориса Джонсона может ознаменовать начало конца Консервативной партии (тори). Противники Brexit ненавидят и презирают его, и даже те, кто голосовал за него, теперь утратили к нему всякое доверие. Вместе с другими консерваторами он дважды голосовал в парламенте против соглашения, которое правительство Терезы Мэй согласовало с ЕС, а теперь угрожает парламентариям, не поддержавшим политику его правительства, изгнанием из рядов партии. Это лишь один из примеров крайней беспринципности этого человека, движимого исключительно жаждой власти.

В нормальной ситуации подобная неразбериха в рядах правящей партии была бы манной небесной для лейбористской оппозиции. Однако в нынешних условиях это не так. Перспектива назначения лидера Лейбористской партии Джереми Корбина премьер-министром страны ужасает не только взбунтовавшихся тори, которые ненавидят Джонсона и его политику (пока состоящую их пустых обещаний), но и либеральных демократов, которые представляют единственную партию, открыто выступающую с проевропейских позиций. Они осуждают излишне левые взгляды Корбина, считают его некомпетентным и явно неспособным занять жёсткую позицию в это судьбоносное для страны время. Он уже давно пытается усидеть на двух стульях и старается не делать категоричных заявлений по важным вопросам, связанным с Brexit. Это также свидетельствует о том, что его больше интересует приход к власти, нежели спасение страны.

По всей видимости, большинство депутатов, которые сочли антидемократическим решение Бориса Джонсона приостановить работу парламента на 5 недель, чтобы не дать своим противникам времени помешать выходу страны из ЕС без сделки, забыли, что на протяжении последних трёх лет законодателям не удалось принять ни одного решения по Brexit.

Смогут ли они прийти к соглашению теперь, будучи загнанными в угол? Трудно сказать. Как отметил в интервью французской газете Le Figaro видный специалист по конституционному праву Вернон Богданор, «сторонники сохранения членства в ЕС, к которым принадлежу и я, утратили всякое чувство меры. Либеральные элиты не умеют проигрывать, и это способствует распространению популизма». Борис Джонсон обещает заключить торговые соглашения с другими государствами, в первую очередь с США, как только страна сбросит с себя оковы ЕС. Очевидно, что это приведёт к ещё большей зависимости Лондона от Вашингтона. Тони Блэр, поддержавший в 2003 году вторжение в Ирак, получил прозвище «пудель Буша». Борису Джонсону, если он удержится на своём посту, тоже может грозить схожая собачья кличка.

Каким образом процветающая и стабильная страна оказалась в ситуации, когда все выступают против всех: правительство против парламента, а народ против политиков всех мастей?

Мне кажется, что Brexit выявил две взаимосвязанные тенденции, которые некоторое время назад наметились в Великобритании и других странах Запада: растущее отчуждение между либеральными (преимущественно космополитическими) политическими, экономическими и интеллектуальными элитами, сумевшими воспользоваться благами глобализации, и так называемыми обычными людьми, в жизни которых мало что изменилось к лучшему. Это конфликт между теми, кто может быть где угодно, и теми, кто хочет устроиться где-нибудь.

Массовый приток мигрантов в Европу, в том числе в Англию, не способствовал расцвету мультикультурализма, а, наоборот, привёл к попыткам восстановить утраченную идентичность. Кроме того, крах коммунизма (Китай можно лишь номинально считать коммунистической страной) также показал, что идеологи либерализма, как и марксизма (и то, и другое – западные течения), были неправы, полагая главной и даже единственной движущей силой человечества рациональное стремление реализовать свои экономические интересы. Они не учли такие факторы, как религия, культура и исторические традиции. Они забыли уроки истории, которые говорят о том, что страсти нередко берут верх над разумом, особенно в периоды революционных перемен.

С этим связана ещё одна тенденция: во времена относительно стабильного развития западного общества, особенно после исчезновения биполярного миропорядка и кажущегося триумфа либеральной демократии по Фрэнсису Фукуяме, политические лидеры стали исполнять исключительно управленческие функции. Спрос на стратегически мыслящих политиков отсутствовал. Более того, их даже считали опасными для демократии. Сейчас, на фоне растущего недовольства масс, такие политики, как Борис Джонсон, используют в своих целях царящие в обществе настроения. В этой ситуации выбор у избирателей ограничен: либо элиты, утратившие связь с народом, либо так называемые популисты, зарабатывающие очки на волне народного недовольства.

Как Великобритания переживёт эти революционные времена, будет зависеть не только от её политиков и избирателей, но и от воли и мудрости европейских лидеров. Просто переждать, пока всё не уляжется, вряд ли получится. Пришло время волевых стратегов. Но где же они? Где их можно найти?

Рейн Мюллерсон, Валдай

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки