Состоявшийся 7 сентября обмен удерживаемыми лицами между Россией и Украиной даёт основания с оптимизмом глядеть в будущее урегулирования конфликта. Впрочем, ситуация тут не так однозначна, а будущее урегулирование выглядит довольно туманным.

Плохие новости для Зеленского и не только

Не смотря на весь фонтан восхищения историческим достижением Владимира Зеленского, сам Зеленский отлично знает, что не все так отлично.

Во-первых, обмен произошел не в те сроки, которые были согласованы заранее. Причина была в том, что сам же Зеленский не подписал своевременно документы о помиловании освобождаемых лиц. Почему это произошло, предстоит еще выяснять, но, кажется, кто-то в президентском аппарате должен получить по голове.

Во-вторых, Зеленский хотел, чтобы этот обмен был его собственной заслугой и, более того, российская сторона пошла ему навстречу в этом вопросе. Но из-за той самой задержки получилось так, что он не только герой обмена, но и антигерой задержки обмена.

Это не говоря о возможных проблемах с возвращенными украинцами. А вдруг военные моряки действительно получили устную инструкцию прорываться через пролив с боем? Тогда дело, уже заведенное против Порошенко по поводу керченской авантюры заиграет новыми красками… Зеленский, насколько можно понять, не против развития дел против своего предшественника (он ему, все же, мешает), но действительно ли он хочет Порошенко сажать, да еще и по столь специфической статье? Это ведь удар не только по Порошенко, а по всей государственности – получается, что глава государства изменял родине, а все компетентные органы ему в этом поддакивали.

Кстати, о Порошенко. Он тоже примазался к обмену, заявив, что без него этот обмен был невозможен. Над ним начали издеваться, а совершенно напрасно – если бы Порошенко не отправил моряков в Керченский пролив, кем бы обменивались? Это не говоря о том, что обмен всех на всех мог был (а по Минским соглашениям и должен был) быть произведен еще в 2015 году.

Свои проблемы есть и у российской стороны. Хочу ошибиться, но предыдущий опыт подсказывает, что никто не подумал об украинских гражданах, прибывших в Москву. А им надо где-то жить, работать и, главное, получить хоть какой-то статус в России. Иначе через некоторое время у ФМС появятся к ним вопросы и защищать их опять придется Николаю Азарову и другим людям, вынужденно изучившими ходы и выходы российской бюрократической машины.

Дальнейшие действия сторон

Зеленский уже заявил о намерении продолжить обмен. И тут есть несколько составляющих.

Во-первых, обмен 35 на 35 это только пристрелка. По словам Денисовой, на территории России находятся в заключении или под следствием еще свыше 100 людей, которых она считает украинскими гражданами (там все сложно, потому что крымчан, даже получивших российский паспорт, в Украине считают гражданами Украины). На территории Украины также находится большое число граждан России, находящихся в заключении по политическим статьям (например, Руслан Гаджиев, который был в списках на обмен, но которого по каким-то причинам забыли помиловать). Так что тут еще работы непочатый край.

Во-вторых, необходимо начать обмен с ЛДНР, что предполагает прямые переговоры с представителями республик. Чего Зеленский, помнится, очень не хотел. Но теперь – надо. В противном случае успеха не достичь.

В-третьих, по информации правозащитницы Елены Бондаренко в украинских тюрьмах сидят по политическим обвинениям около 5000 человек. В подавляющем большинстве эти люди не имеют никакого отношения к конфликту в Донбассе. Решать их судьбу путем обмена несколько абсурдно, да и не наберется ни в России, ни в ЛДНР столько людей для обмена. Этот вопрос надо решать как-то иначе – в виде помилования или амнистии. Хоть как-то, лишь бы люди вышли на свободу.

Перспективы

Дальнейшие перспективы урегулирования ситуации на Донбассе тоже выглядят несколько смутно.

Например, весь день 7 сентября поступали новости о перестрелках на линии соприкосновения. Хорошо хоть жертв не было (если не считать таковыми сбитые ополченцами украинские дроны). Между тем, прекратить огонь не так уж сложно – прежде всего, нужно отвести украинские войска из «серой зоны», занятой ими в предыдущие годы. Для этого нужен только один приказ, но Зеленский его все еще не отдал. И, думается, не потому не отдал, что не хочет. Очевидно – нет возможностей.

Еще сложнее вопрос с восстановлением экономических связей с Донбассом.

Например, до начала блокады заводы Ахметова платили налоги в украинский бюджет (да-да – во время боев). А после начала блокады начали платить налоги в республиканские бюджеты. Если возвратить старую ситуацию, то бюджеты республик нагнутся (надо понимать, что власти республик против). А сохранять нынешнюю ситуацию нельзя – по украинскому законодательству это будет поддержкой терроризма. Как договариваться? Очевидно, надо вносить какие-то изменения в законодательство и другие нормативные акты. АТО отменена, но дело ее живет…

О выполнении остальных пунктов Минского плана даже и говорить неудобно.

Например, тот же «особый статус» при нынешней конфигурации парламента принять не столь уж и сложно – вполне хватит голосов двух крупнейших фракций и части нефракционных депутатов. Но Зеленский не только не хочет вносить такие изменения в Конституцию, но даже и прямо сказал об этом Путину во время телефонного разговора. Кстати, он намерен продолжать начатую Порошенко административно-территориальную реформу, но соответствующие изменения в Конституцию не предложил – именно потому, что такие изменения касаются также статуса и полномочий самоуправления на нынешних неподконтрольных территориях.

В общем, глубину глубин мы начали чувствовать только сейчас…

Василий Стоякин, ИА Антифашист

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки