Итогом первого тура стал выход двух кандидатов во второй тур: Рауль Джумкович Хаджимба и Алхас Алексеевич Квициния. Итоги голосования показывают, что в Абхазии не оказалось явного фаворита на должность Президента и такая ситуация создаёт достаточно интересную политическую реальность со слабо предсказуемым результатом.

Возможность трансформации политики Абхазии, от компромиссно-клановой к более монолитной если и появится, то уже в следующий раз. Можно с уверенностью сказать, что борьба во втором туре будет для Р.Д. Хаджимба несоизмеримо труднее. Слишком маленький разрыв от основного конкурента и необходимость идти на серьёзные и ко многому обязывающие в дальнейшем политические уступки. Накопленный протестный потенциал в обществе по отношению к его кандидатуре может помешать достичь желаемого результата. Однако и у его конкурента также проблемы, выстраивание имиджа самостоятельного политического лидера, поиск соглашения с потенциальными союзниками и обещания в отношении кадровых вопросов и дальнейшей архитектуры власти в случае его победы.

Ситуация достаточно интересна, поскольку есть три сильнейших политика из которых два вышли во второй тур и мобилизационный потенциал у остальных кандидатов, который также может усилить позиции кого-либо из двух основных игроков. Безусловно, что вышедшие в финал президентской гонки кандидаты будут активно привлекать сторонников, как из числа их избирателей, так и из функционеров штабов кандидатов, не прошедших во второй тур, которые располагаю политическими связями.

Здесь будет актуален вопрос, насколько в политической системе Абхазии голоса могут передаваться от одного кандидата к другому. Думаю, что результат такой передачи, в любом случае не будет сто процентным. Однако учитывая кланово-договорные традиции политической культуры Абхазии, и сплочённости характерной для такого стиля политики, можно сказать, что процент «переданных» голосов будет большим.

Эксперты в Абхазии отмечают, что Р.Д. Хаджимба может рассчитывать на сторонников Олега Нуриевича Аршба, занявшего третье место с результатом 21,60% или 18668 голосов и Астамура Борисовича Тарба 6,60% или 5703 голосов.

Политические связи О.Н. Аршба показывают, что его сторонники могут примкнуть к Р.Д. Хаджимба, при условии, если экс-Президенту А.А. Анквабу будет гарантировано место премьер-министра. Такой политический ход, скорее всего, отвернёт небольшую часть сторонников и от Р.Д. Хаджимба и от О.Н. Аршба, но их количество не будет критичным.

Со сторонниками А.Б. Тарба то же не всё так просто. Он сам никогда не определял себя в качестве оппозиционного власти кандидата и, в целом, был выдвинут политическими сторонниками Р.Д. Хаджимба. Но если проанализировать информацию о мотивах его сторонников, относительно голосования во втором туре выборов, то здесь конечное есть сторонники Р.Д. Хаджимба, которые проголосуют за него уже определённо. Но есть и те, для которых поддержка Р.Д. Хаджимба, это вынужденно-ситуационное событие и пока еще не гарантированное. В ситуации такого незначительного разрыва между конкурирующими кандидатами это важный аспект.

В качестве наиболее логичной тактики А.А. Квициния можно предположить попытку привлечь протестные голоса тех, кто не принимал участия в первом туре, или проголосовал ранее против всех кандидатов. Здесь важным будет то, насколько получится угадать причины протестного голосования и выстроить в оставшееся время хоть какую-нибудь агитационную компанию.

А.А. Квициния, как выдвиженец от влиятельной Партии «Амцахара», пользуется широкой поддержкой различных слоёв общества, которые, так или иначе, присутствуют в этой партии. А.А. Квициния в частности поддерживают сторонники С.В. Багапша (в том числе и Б.Ф. Эшба – претендующий на роль премьер-министра), так же у него есть существенная поддержка со стороны крупного бизнеса республики. Но при этом важной задачей для А.А. Квициния будет компенсировать существующее в абхазском обществе мнение, что он вынужденная замена не принимающего участие в избирательной кампании А.Г. Бжания. В случае победы, для А.А. Квициния вопрос о формировании имиджа самостоятельного политика и его закрепление в рамках существующего в Абхазии стереотипа восприятия первого лица государства, будет ключевым. Другой вопрос, насколько в Абхазии распространено мнение, что большое количество самых разнообразных политических сил его поддерживающих станет препятствием для формирования дееспособной администрации и правительства, и какими политическими уступками нужно будет расплачиваться за поддержку. Впрочем, этот вопрос характерен и для его конкурента. Так же второй тур покажет, насколько сильны мобилизационные способности ветеранского движения.

Учитывая, кто из сильных политических игроков поддерживает каждого из финалистов предвыборной гонки, можно сказать, что выборы, в том числе являются проекцией противостояния команд А.З. Анкваба и бывшие соратники ушедшего из жизни С.В. Багапша.

На настоящий момент остаётся открытым вопрос, какова будет роль России. Если в первом туре была оказана поддержка действующему Президенту, то итоги голосования значительно сужают возможности российской стороны оказать поддержку кому-либо из кандидатов. Слишком маленький разрыв и очень большая вероятность ошибиться и изначально испортить отношения с новым главой Абхазии в случае победы А.А. Квициния.

Не думаю, что стоит играть в угадалки, кто именно станет Президентом Республики Абхазия, дело не благодарное при наличии такого количества переменных и слишком маленького срока для полноценной агитационной компании перед днём голосования. Но можно сказать несколько слов о другом. Выборы выявили отсутствие реальной электоральной поддержки у националистических сил, о росте которых достаточно много и с серьёзными опасениями говорят в России. В частности, это показывает 2% полученные кандидатом А.С. Джапуа, который в большей степени ассоциировался именно с этими силами.

Независимо от того, кто станет Президентом, методы реализации власти в Абхазии не изменятся, они могут нравиться или нет, но партнёры Абхазии за её рубежом и в самой республике к ним привыкли. Новую политическую реальность, при которой могло бы произойти ограничение кланово-договорных политических практик, могла создать победа любого из кандидатов в первом туре. Как следствие, это привело бы к отсутствию или серьёзному снижению необходимости искать в той же степени, как и раньше, компромиссы с влиятельными группами интересов и проводить самостоятельную политику, но этого сейчас не произошло.

Также можно говорить о стабильности отношений с Россией —  независимо от того, кто станет Президентом. Для обоих кандидатов Россия —  это стратегический союзник. И речь идет только о расстановке нюансов в союзнических отношениях при сохранении общей линии на союз и развитие сотрудничества с Россией.

И главный итог, который уже получен. В Республике Абхазия есть настоящая конкурентная политика, а это уже очень важно.

Максим Васьков, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки