Голосование за снятие депутатской неприкосновенности украинским парламентом говорит нам о том, что украинская политическая система завершает 20-летний цикл трансформации. Впереди маячит одноклановая политэкономическая система без публичной конкуренции, которой все годы независимости так гордились украинцы.

Приведение украинского парламента к повиновению без снятия неприкосновенности было невозможно. Это понял еще Леонид Кучма – для этого проводился референдум в 2000 году, где одним из вопросов было лишение парламентариев иммунитета.

Однако, в последующие 20 лет парламент стал местом конкуренции украинских ФПГ, в ходе которой оформилось два центра влияния – «донецкие» и «днепропетровские». Гражданская война 2014 года была использована «днепропетровскими» для того, чтобы уничтожить влияние «донецких», подорвав финансовую, ресурсную и электоральную базу. Понятно, что изначально целью было только отстранение от власти монопольного альянса Янукович-Ахметов, но русская партия в Крыму и на Донбассе спутала все карты «днепропетровским». Президент Порошенко стал компромиссной фигурой в 2014 году, который вместо того чтобы сформировать альянс с «днепропетровскими» попытался обрести субъекность. За что и поплатился карьерой, а вскоре по всей видимости лишится активов, а может и свободы. В 2019 году «днепропетровские» заняли все ключевые позиции в политической системе выдвиженцами, воспитанниками и фаворитами. Лишение депутатов неприкосновенности было необходимо для того, чтобы завершить этот процесс и закрыть возможности возникновения альтернативных групп влияния.

Для понимания новой модели украинской власти достаточно посмотреть на кадровый состав нового украинского правительства и администрации (офиса) президента Зеленского. Политические посты номинально принадлежат клиентелле «днепропетровской» олигархии и прозападным НКОшникам. Реальная же власть находится за пределами государственных институтов.

Первый украинский Майдан был союзом разных украинских ФПГ и прозападного кандидата Ющенко против «донецких». Второй Майдан был открытым бунтом «днепропетровских» против монополии «донецких» под внешнеполитическими гарантиями ЕС и США.

Теперь вся полнота реальной власти у «днепропетровских». Государство ослаблено, политические фигуры несамостоятельны, парламент кастрирован. Единственным относительно суверенным игроком остается глава МВД Арсен Аваков, который контролирует значительную часть легального и нелегального силового ресурса. Однако, его влияние обеспечено государственным постом министра. Поэтому Аваков является хоть и влиятельным, но администратором, а не акционером нового украинского государства.

На что будет похожа новая Украина? Скорее всего на Молдову периода всевластия Влада Плахотнюка. Впереди нас ждет ликвидация остатков экономического и политического влияния «донецких», перекрытие финансовых ресурсов группам Порошенко и Медведчука-Бойко. Последней возможностью для создания альтернативного центра власти оставался украинский парламент. Но 3 сентября вместе с лишением депутатской неприкосновенности эта возможность закрылась. Власть на Украине монополизирована – дальше начнется процесс монополизации собственности. Изюминкой станет анонсированная продажа земли, в ходе которой под «днеропетровскими» оформится вассальная прослойка влиятельных неофеодалов, которые будут легально владеть землей и управлять людьми, живущими на ней.

Последний раз попытку монополизации делали «донецкие» в 2010 году, когда они, скупив и запугав парламент, сделали Януковича всесильным президентом. Тогда казалось, что эта конфигурация будет вечной. В 2019 году «днепропетровские», похоже, учли ошибки конкурентов.

Семен Уралов

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки