Заявление нового премьера Алексея Гончарука о том, что «последние 5 лет страна двигалась в правильном направлении, но очень медленно» вызвало некоторое недоумение у избирателей. Неужели он не понял, что страна проголосовала против продолжения курса Порошенко? Нет, не понял. Трудно понять то, чего не было. В действительности принципиальной, сущностной разницы между Зеленским и Порошенко нет.

Евроинтеграция

Главный вопрос – целеполагание. Целью политики Порошенко была евроинтеграция, но ведь и целью политики Зеленского является евроинтеграция и это никогда не скрывалось. Введение в правительство профильного вице-премьера по вопросам евроинтеграции говорит об этом достаточно красноречиво.

Как можно реализовать этот курс?

Учитывая, что ЕС не очень-то хочет видеть Украину в своем составе, а сама Украина не соответствует европейским стандартам, вариантов не так, чтобы очень много.

ЕС предлагает, во имя получения формального права подать заявку на членство, проводить реформы. Что это за реформы?

Во-первых, это принятие европейских стандартов во всех без исключения сферах. При этом совершенно независимо от того, выгодны они для Украины или нет.

Для примера: разделение функций поставщика и транзитера энергоносителей, которое требуют пресловутые европейские энергопакеты, выгодно стране-потребителю, но не выгодно поставщику и транзитеру. В условиях Украины, например, транзит – чистая прибыль, которую можно перераспределять в интересах страны (как – это уже правительство решает). Разделение функций транзита и поставок сужает возможности маневра в энергетической сфере. Разве это непонятно? Понятно, но евроинтеграция важнее.

Собственно, Порошенко и предлагал постепенно присоединяться к различным соглашениям в рамках ЕС, получая обязанности, но не права. Разумеется, к собственно евроинтеграции это никакого отношения не имеет. Зато Украина становится полноценной колонией ЕС, идеально приспособленной для ведения бизнеса европейцами.

Во-вторых, это продажа оставшихся в государственной собственности активов.

Тут цель двойная – с одной стороны, эти активы могут быть куплены транснациональными корпорациями, с другой – их приватизация создаст сложности для украинского бизнеса. Последний момент – то, что называется «борьбой с коррупцией» (и, что удивительно, в какой-то степени ею является).

Вот, например, железные дороги. Ни для кого не секрет, для горно-металлургического комплекса железные дороги – буквально внутренний транспорт. И компании, работающие в сфере ГМК, имеют особые отношения с «Укрзализныцей», позволяющие минимизировать транспортные расходы. Приватизация УЗД приведет к ликвидации таких схем. Даже если ее выкупит украинский металлургический капитал, ситуация для него радикально не изменится – ведь придется нести огромные расходы на поддержание инфраструктуры. Я, кстати, не утверждаю, что сложившиеся схемы в отношениях ГМК и УЗД это хорошо. Состояние украинской железной дороги мы отлично знаем – по, например, парку пассажирских вагонов…

Открытие рынка земли приведет к социальной катастрофе – крупным аграрным производителям на селе нужно не более 20% сельского населения. Само же современное украинское село живет, в основном, за счет приусадебных участков и арендной платы за землю. Убрать аренду – и жить станет не на что.

Война и мир

С Владимиром Зеленским связан определенный оптимизм относительно прекращения военных действий и нормализации отношений с ЛДНР и Россией.

Зеленский действительно обещал мир и предпринимает ясно видимые усилия для прекращения войны. Облегчает его положение и явное поражение «партии войны», которая на войне зарабатывала. Зеленский тему с заработком на войне еще не уловил, так что некоторое время он будет бороться за мир.

Однако, тут есть три важных момента.

Во-первых, Петр Порошенко тоже шел на выборы как «президент мира». Он, правда, видел мир как результат победы в войне, причем победа эта была не за горами – летом 2014 года боевые действия развивались достаточно успешно, да и после заключения Минских соглашений можно было поверить, что Россия капитулирует под гнетом санкций. У Зеленского, понятно, такого расчета быть не может.

Во-вторых, Зеленский, точно также как Порошенко, не собирается выполнять Минские соглашения. Причем говорит об этом прямым текстом, непосредственно Путину.

В-третьих, Зеленский опирается на общественное мнение, а общественное мнение по вопросам войны и мира в Украине довольно странное. Да, украинцы не хотят воевать, но и идти на уступки сепаратистам они тоже не хотят. Собственно, они хотят не мира, а победы. При таком состоянии общественного мнения трудно рассчитывать на примирение.

В отношениях с ЛДНР возможно прекращение боевых действий и некоторая демилитаризация, но восстановление территориальной целостности возможно только за счет капитуляции Донбасса.

То же самое касается вопросов нормализации российско-украинских отношений, прежде всего – в торгово-экономической сфере.

Да, Украине выгодно разблокирование этих отношений – Россия все равно остается главным торгово-экономическим партнером Украины, источником критического импорта. Однако, проблема в том, что нынешнее правительство идеологизировано в значительной большей степени, чем прошлое. Людей типа Гончарука реальное состояние экономики не интересует. Их интересуют абстрактно понятые идеи вроде «энергетической безопасности» в том смысле, в котором она навязывается США и ЕС – не твердых гарантий получения энергоносителей, а обязательного получения из нескольких источников, и не важно за какую цену и по какой схеме.

Впрочем, по этой же самой причине Украина будет более безопасна для ЛДНР – сокращение государственных расходов коснется (собственно – уже коснулось) в том числе и оборонной сферы. «Патриотические» кричалки от Алины Паш стоят дешевле, чем новые танки.

Гетман всея Украины

У Порошенко и Зеленского есть одна общая черта – они оба деятели авторитарного типа. Правда, авторитарность их разная.

Порошенко все пять лет своего президентства пытался загнать политическую систему и общество под себя.

Надо отметить, что у него многое получалось. Ему удалось отодвинуть от власти составлявшего реальную ему альтернативу Яценюка (по счастью, общество шарахнулось от такой «альтернативы») и претендующего на часть власти в стране Коломойского (строившего в 2014 году реальную федерацию).

Однако, в тот момент, когда Порошенко уже хотел махнуть рукой на псевдодемократические условности и получить всю власти, последовал жесткий окрик из Вашингтона.

Он бы, конечно, хотел построить настоящую персональную диктатуру, с блэкджеком и концлагерями, но сначала к э тому была не готова страна, а потом этого не захотел Запад.

Зеленский заходит с другого конца. Если Порошенко стремился опереться на государственную власть (возможности националистов изначально были ограничены), то Зеленский пользуется поддержкой общества и стремится наладить прямую коммуникацию с народом в обход элит. «Царь хороший – бояре плохие»: вечный лозунг всех политиков авторитарного типа.

Классический ход авторитарного лидера – отмена депутатской неприкосновенности. Причем Зеленского совершенно не смущает то обстоятельство, что голосовался законопроект уже отозванный (именно так значится в информационной карточке законопроекта на сайте Верховной Рады). Для избирателей отмена неприкосновенности – привлекательный лозунг, а для президента – инструмент приведения депутатов к общему знаменателю (сейчас-то они послушные, но что будет потом, когда «Слуга народа» начнет делиться на олигархические клиентелы?).

Резюме

В общем, власть Зеленского внушает сдержанный оптимизм. Она менее агрессивна и не ориентирована на войну до победного конца. Прошло совсем немного времени с момента ухода Порошенко, а тональность СМИ уже существенно изменилась.

Однако стратегически Зеленский проводит тот же самый курс, что и Порошенко. Они различаются на уровне риторики, но не принципиального выбора. В некоторых моментах режим Зеленского даже более идеологически «упоротый», чем режим Порошенко. Только идеология у него либеральная, а не националистическая. Кстати, антироссийский заряд радикального либерализма ничуть не меньший, чем у классического украинского национализма.

Все это было понятно с самого начала. Еще во время избирательной кампании многие авторы обращали внимание на то, что Зеленский – лайт-версия Порошенко, оборудованная другой риторикой.

Общество, однако, сочло, что ему нужна не смена политики, а смена риторики и смена лиц при власти. Удивительно, но на это «щедрое» предложение купилась и часть противников майданного режима, выступившая с до слез знакомыми лозунгами «главное – убрать Порошенко» (точно так же многие приличные люди выходили на Майдан: «главное – убрать Януковича»).

Ну что ж. Как говаривал старик Гегель, «история учит тому, что она ничему не учит».

Василий Стоякин, ИА Антифашист

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки