«Большая семёрка», саммит которой прошёл в эти выходные во французском Биаррице, продемонстрировала простую и довольно печальную истину: времена, когда самые развитые либеральные экономики мира что-то решали в глобальной политике, закончились

Если верить европейским СМИ, главным камнем преткновения на саммите стал вопрос о возвращении в «семёрку» России. Эту идею высказал и активно продвигал президент США Дональд Трамп, но она не очень понравилась лидерам других стран «семёрки», особенно Великобритании и Канады. Несгибаемая и несменяемая бундесканцлер Меркель высказалась в том смысле, что для возвращения России за стол G7 нужен «прогресс в реализации Минских соглашений».

ЕС в лице тёзки американского лидера Дональда Туска выдвинул смелую идею о том, что вместо России на следующую встречу «семёрки» стоит пригласить президента «незалежной Украины» Зеленского чтобы поддержать «молодую демократию». Поддержал Трампа только премьер-министр Италии Джузеппе Конте, которому по большому счёту нечего терять — он вот-вот уйдёт в отставку на фоне разгорающегося в стране правительственного кризиса.

«По словам дипломатов, участвовавших в саммите в Биаррице, Дональд Трамп поссорился с лидерами G7, потребовав вернуть России членство в группе и отвергнув их аргументы о том, что «семёрка» должна оставаться собранием либеральных демократий», — сообщает The Guardian.

Во время ужина на морском берегу (еду участникам саммита готовил обладатель всего одной звезды Michelin Седрик Бешад — и это, мягко говоря, странно, учитывая, что только в одном Париже десять трёхзвёздных ресторанов Michelin) вокруг предложения Трампа разгорелась острая дискуссия, и присутствовавший при этом дипломат сказал влиятельному бизнес-порталу Quartz.com, что «вечер был напряжённым: большинство других лидеров настаивали на том, что «семёрка» — это семья, клуб, сообщество либеральных демократий, и по этой причине нельзя допускать в него президента Путина, который этому не соответствует».

Трамп, однако, стоял на своём. Когда журналисты после завершения саммита спросили его, поддерживает ли он «согласованную позицию» лидеров «семёрки» о несвоевременности возвращения России в клуб, он заявил, что такое решение не было принято. А поскольку следующий саммит G7 пройдёт в 2020 году в США, то именно ему, Трампу, решать, кого следует туда пригласить. Это, конечно, не что иное, как завуалированный сигнал антироссийски настроенным лидерам «семёрки»: хозяин Белого дома будет поступать так, как ему кажется правильным, не принимая в расчёт их либеральное блеяние.

«Новый мировой беспорядок — Трамп вызвал сумятицу на саммите G7», — констатирует враждебно настроенный к президенту канал MSNBC.

А авторитетный сайт Politico и вовсе изображает встречу лидеров «семёрки» этаким «саммитом Шрёдингера», о котором ничего нельзя сказать определённо. «Собравшиеся во французском Биаррице в эти выходные лидеры клуба богатых демократий G7 согласились с тем, что Россию не следует приглашать обратно в свои ряды. Или, может быть, они этого не сделали», — иронизирует Politico.

И дело не только в проблеме возвращения России за стол «cемёрки» (что автоматически превращает её в «восьмёрку»). Такой же туман неопределённости окутывает и проблему Ирана, которая тоже поднималась на саммите.

Хозяин саммита — президент Франции Эммануэль Макрон — специально пригласил в Биарриц министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, явно надеясь выступить в роли посредника между Вашингтоном и Тегераном. Однако Дональд Трамп встречаться с Зарифом не пожелал. Журналистам хозяин Белого дома сказал, что знал обо всём, что делает Макрон, и «всё это одобрил», но посчитал, что встречаться с главой иранского МИД «слишком рано».

В итоге Зариф улетел из Биаррица несолоно хлебавши, что не помешало Макрону с гордым видом заявить, что лидеры «семёрки» достигли соглашения по иранскому вопросу. Обсуждение, направленное на то, чтобы помешать Тегерану получить ядерное оружие и снизить напряжённость вокруг Ирана, будет продолжено, подчеркнул Макрон. На что Трамп отреагировал в свойственной ему манере: «Мы будем проводить наш собственный курс, но мы не можем запретить другим заниматься пропагандой. Если они хотят говорить — пусть говорят».

При этом американские официальные лица в Биаррице утверждают: лидеры «семёрки» согласились с тем, что политика «максимального давления» на Иран, проводимая администрацией Трампа, работает, и все они её поддерживают.

Но это попросту неправда: европейцы по-прежнему остаются горячими сторонниками иранской ядерной сделки имени Б.Х. Обамы и лихорадочно пытаются найти способ спасти её от ястребов Трампа.

«Очевидно, что на саммите не было достигнуто никакого консенсуса, даже относительно общей цели», — цитирует Politico анонимного чиновника ЕС.

И это, надо заметить, уже не первый раз, когда «семёрка» демонстрирует не просто отсутствие общих подходов, но и глубокий раскол между флагманом Запада — США и их «верными союзниками». В прошлом году Дональд Трамп отказался подписывать итоговое коммюнике саммита, обвинив канадского премьера Джастина Трюдо во лжи и стремлении «ограбить» американских фермеров. На этот раз хозяин саммита Эммануэль Макрон изобрёл изящный ход, который, как ему казалось, позволял избежать скандала: он объявил, что итогового коммюнике не будет вовсе. «Однако, — замечает Politico, — Макрон быстро обнаружил, что отсутствие коммюнике также означает, что никаких тщательно согласованных письменных отчётов о договорённостях лидеров, никакой твёрдой приверженности какому-либо конкретному плану действий тоже не существует».

Да и может ли быть иначе, если «Большая семёрка» уже давно не отражает истинного положения вещей в глобальной политике?

G7 — действительно «семья либеральных демократий», вот только в эпоху тотальной ревизии либеральной демократии, начавшейся в 2014—2016 годах, эта семья всё больше становится похожей на «клуб пикейных жилетов», обсуждающих проблемы мировой политики за чашечкой кофе на террасе приморского ресторана (в случае с Биаррицем всё так и было). Конечно, Трамп абсолютно прав, утверждая, что отсутствие России не даёт «семёрке» искать эффективные решения иранской проблемы, проблемы Сирии и Северной Кореи.

Но точно так же смешно и даже глуповато выглядят попытки «семёрки» решить проблему грандиозных лесных пожаров в Амазонии — ведь Бразилия тоже не входит в «семью либеральных демократий».

И то, что в составе G7 есть Япония, но нет Китая и Южной Кореи, серьёзно мешает «либеральным демократиям» нащупать пути выхода из затянувшейся торговой войны между Вашингтоном и Пекином. Вообще, то, что в составе «семёрки» нет Китая — второй, а по многим позициям уже и первой экономики мира, многое говорит о её «представительности».

Время G7 прошло безвозвратно. Уже несколько лет наиболее животрепещущие проблемы мировой политики ставятся и отчасти даже решаются на платформе «Большой двадцатки», куда входят не только старые «либеральные демократии», но и Китай, Бразилия, Южная Африка — и, разумеется, Россия. На фоне этого форума из последних сил надувающие дряблые щёки либералы из «семёрки» смотрятся неубедительно. И в этом смысле сегодняшнее заявление пресс-секретаря президента России Владимира Путина Дмитрия Пескова о том, что «для России возвращение к формату G8 не является самоцелью» и что наша страна «не намерена навязывать своё участие» в этом мероприятии, звучит как вежливое: «Спасибо, вы там как-нибудь без нас».

И это правильно.

Кирилл Бенедиктов, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки