Ещё 170 лет назад жёлто-синий флаг во Львове был символом слова «русский». Современные «профессиональные украинские патриоты» о подобных истоках своей национальной символики даже не подозревают.

В Польше все очень удивляются, когда на вопрос о моей национальности я отвечаю «русин». Местные чиновники и вовсе пытаются записать русским – постоянно приходится поправлять.

Для меня это по меньшей мере странно, ведь в Польше русинский (лемковский) язык официально признан, на нём можно получить аттестат об окончании средней школы, согласно переписи 2011 года здесь живут более 10 тысяч лемков-русинов. А до насильственного перемещения в конце 1940-х из польских Карпат (части – на Украину, остальных – на «возвращённые» немецкие земли в рамках «Операции Висла») русинов в этой стране было около миллиона. Другое дело, что и в Польше, и на Украине их стали записывать украинцами – так случилось и с семьёй моего отца.

Но за сто лет до этого великого (по крайней мере, для русинов) переселения народов никаких украинцев просто не существовало. Русины, бывшие тогда подданными Австрийской империи – в Галиции, Буковине и Угорской Руси – ощущали себя частью «русского мира», хоть и специфической, но всё же неотъемлемой. Как и ныне, самыми активными были галичане, именно они – Маркиян Шашкевич, Иван Вагилевич и Яков Головацкий – создали в 1832 году во Львове литературную группу «Русская Троица».

Первый их рукописный сборник «Сын Руси» (1833) открывался стихом Шашкевича «Слово до читателей руського язика». А изданный «Русской Троицей» в 1837-м в Будапеште (во Львове его запретила цензура) альманах «Русалка Дньстровая», пронизанный идеей славянской взаимности, был напечатан русским шрифтом («гражданка») с использованием фонетического правописания.

Тогда народный язык галицких русинов содержал не более 700 оригинальных слов ежедневного употребления, и для создания литературных произведений не было иного выхода, кроме создания новых слов на основе церковнославянского языка.

Таким образом, в 1830–1840-х образованная часть русинов говорила на языке, весьма близком тогдашнему русскому. Поэтому когда в 1848-м в Европе началась череда революций, известная как «Весна народов», русины Галиции и Буковины отказались сотрудничать с Центральным Национальным Советом, созданным во Львове поляками, и 2 мая 1848 года учредили «Головную Русскую Раду». Примечательно, что в её состав вошли многие люди, ранее сотрудничавшие с «Русской Троицей», а на первом заседании Рады присутствующие почтили память Маркияна Шашкевича и пообещали продолжить его дело.

Головная Русская Рада подчёркивала связь галицких русинов с исторической Русью. В обнародованном 10 мая 1848 года «Воззвании к русскому народу», напечатанном на русинском, польском и немецком языках, было сказано: «Мы, галицкие русские, принадлежим к великому русскому народу, который говорит на одном языке и насчитывает пятнадцать миллионов, из которых два с половиной миллиона населяют Галицкую землю. Этот народ когда-то был независимым, равнялся с самыми славными народами Европы, имел свой язык, свои законы, своих князей. Одним словом, он был состоятельным, богатым и сильным».

Нынешние украинские историки ничтоже сумняшеся заявляют, что это была «первая декларация единства галицких и приднепровских украинцев», несмотря на то, что подобный этноним появится лишь через несколько десятков лет. Полноте, не могли ведь подданные императора Австрии публично заявить, как в своё время казаки Богдана Хмельницкого: «Хотим под царя белого, царя московского!», потому и вспоминали о неназванных князьях, сидевших в неназванном городе, хотя всем было понятно, что речь шла о Киеве, находившемся в XIX веке в составе Российской империи.

Но даже написанные таким эзоповым языком воззвания неоднозначно воспринимались титульной нацией Австрии. Поэтому в послании Головной Русской Рады 2 августа 1848-го к депутатам Венского парламента, озаглавленном «К нашим братьям – немцам», было сказано:

«Раздаются голоса, не желающие нам национального развития и подозревающие нас в тяготении к России. Эта точка зрения представляет с давнего времени опасную позицию, с которой наши враги смертоносными ударами нападают на нашу национальность, когда лишь она дерзнёт проявлять признаки жизни. Братья-немцы! Великороссы – наши соплеменники.

Одна и та же славянская кровь течёт в наших и их жилах, общая судьба с прошедших времён, родственный язык, обычаи и т. п. делают великорусских братьев для наших сердец ценными и дорогими. Если бы мы то отрицали, мы бы лгали и не могли бы перед очами Европы выступать как честные и добросовестные люди».

Именно чтобы отбросить любые подозрения в пророссийскости, галицкие русины, в отличие от большинства других славян (сербы, хорваты, чехи, словаки, словенцы), отказались от использования цветов русского флага в своём национальном знамени.

На заседании Головной Русской Рады 15 мая 1848 года было решено, что «знамя земли рускои тутейшои есть левъ, цвьты руски жовтый й синій». Понятно, что подавляющее большинство «профессиональных украинских патриотов» в Дни флага и независимости Украины о подобных истоках своей национальной символики даже не подозревают.

Олег Хавич, ВЗГЛЯД

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки