После открытия богатых месторождений природного газа и нефти в Восточном Средиземноморье напряженный дипломатический обмен приобрел более интенсивный характер. В то время как влиятельные страны в регионе — Египет, Израиль, Греция, греческий Южный Кипр и Турецкая Республика Северного Кипра — законно претендуют на ресурсы, ряд европейских стран пытаются откусить кусок пирога. Они делают это как посредством энергетических компаний, так и стараются перетянуть на себя альтернативные источники энергии. США строят планы по сокращению российского экспорта энергоносителей, пытаясь снизить энергетическую «зависимость» других государств от Москвы.

После направления в Восточное Средиземноморье второго турецкого бурового судна под названием «Явуз» активность Анкары еще больше возросла. Остров Кипр окружен исследовательскими и буровыми судами под защитой турецких военных кораблей и самолетов. В регионе в любое время может произойти все что угодно, включая военные столкновения. Занимавший пост премьер-министр Греции Алексис Ципрас заявлял в свое время, играя в пользу ЕС и США, что Турция в Восточном Средиземноморье является «одинокой и слабой». Греческие СМИ сообщали, что их военные готовы к действиям Турции в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. Под давлением Афин еще 21 июня Брюссель пригрозил «ввести санкции в отношении Турции по причине проведенных ею незаконных буровых работ вблизи Кипра».

Комитет Сената США по международным отношениям одобрил законопроект Менендеса, направленный против Анкары. Греция, которая до сих пор официально не заключила соглашение об ограничении морской юрисдикции с Ливией и Египтом, предоставила разрешение на проведение бурения близ Крита американской компании Exxon Mobil и французской компании Total. Если учесть отношения Турции с ЕС, США и соседними странами, все указывает на одиночество Анкары в споре за Восточное Средиземноморье. Британская газета The Times рассказала своим читателям о напряженности по газовому вопросу в статье под заголовком «Доступ Турции к газовым месторождениям может возродить кипрскую проблему».

Издание напомнило, что в 2016 году уже была идея о подсоединении трубопровода напрямую к Турции при условии достижения постоянного соглашения об объединении Кипра. Добавляя, что «после того, как два года назад переговоры не увенчались успехом из-за нарастающей агрессивной риторики президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, Афродита превратилась в искру, способную возобновить их вражду». А «что касается месторождений природного газа, то в 2003 году правительство Никосии провело разведку месторождений в границах принятой международным сообществом исключительной экономической зоны и провело переговоры с компаниями, готовыми добывать газ. Турция утверждает, что ее собственные морские границы совпадают с исключительной экономической зоной Кипра и включают в себя некоторые месторождения газа. Эрдоган настаивает на том, что турки-киприоты, проживающие на севере острова, должны получить часть добываемого газа. Этот вопрос был озвучен некоторыми должностными лицами Республики Кипр в 1990-е годы, когда были обнаружены месторождения природного газа».

Газета отметила, что «эрдогановский фактор может всколыхнуть эту и без того сложную ситуацию, а после проигрыша на выборах в Стамбуле он может использовать проблему с природным газом в целях восстановления своих потерь». Она пишет, что Никос Роландис, министр иностранных дел греческого Южного Кипра, заявляет: «Это может быть опасно, поскольку Эрдоган не простой человек. Он манипулирует, ездит между Востоком и Западом. И я не думаю, что его будет волновать какое-либо эмбарго». Израиль, Египет, Греция и Кипр тем временем проводят совещания с представителями США. Компании, занимающиеся бурением, связаны с США, Францией и Италией. Анкара по сравнению с ними выглядит словно «противоположная сторона». Таким образом, на международной арене ее одиночество существенно.

Буровые работы Анкара продолжает под охраной военных кораблей. Другие стороны держат свои суда в непосредственной близости. Проблема с юридической точки зрения выглядит следующим образом: каждая сторона утверждает, что проводит бурение согласно международному морскому праву в рамках своей исключительной экономической зоны. Теоретически кажется, что проблемы нет, но на практике все по-другому. Поскольку в случае возникновения споров стороны должны сесть за стол переговоров. Но в настоящее время нет возможности для проведения переговоров. Когда стороны не могут прийти к соглашению, они обращаются в суд. Это самый сложный, почти невозможный этап. С одной стороны, не признаваемое Анкарой государство Кипр, с другой, непризнанная международным сообществом Турецкая Республика Северного Кипра, с третьей, считающая себя обладательницей преимуществ при балансе сил и не соглашающаяся на судебное разбирательство Турция.

Замкнутый круг. Иными словами, гонка за энергоресурсы Восточного Средиземноморья является одной из самых серьезных политических и военных проблем в этом регионе. Добытые и прогнозируемые запасы энергии обновляются год от года. Говорят, что в результате бурения только Египет и Израиль покрыли свою потребность в газе на предстоящие 40 лет. Если эта напряженность возрастет, то может быть неизбежным глобальный кризис с участием вооруженных сил.

Ариф Асалыоглу, Regnum

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки