В эксклюзивном интервью информационному агентству News Front лидер российской рок-группы «Декабрь» Михаил Семёнов рассказал о творчестве группы, чьи песни стали предчувствием большой войны, спланированной Западом. Также музыкант поделился впечатлениями о поездках в воюющий Донбасс, рассказал, что думает об интеграционных процессах и роли музыки в них. Михаил отметил, что всегда понимал — Украина разделена на две части. И как дома — в России — он чувствовал себя только в Крыму и Донбассе.

— Не так давно группа «Декабрь» вернулась из Германии, где вы были на гастролях. Расскажите о том, как принимают ваши песни в европейских странах, и какова география ваших концертных туров?

— Большая часть наших концертов проходит в России. Если заграничные поездки и бывают, то это, как правило, страны бывшего СССР. Эстония, Литва, Латвия. Германия —  это, наверное, самая западная страна в которую мы ездили с концертами. В первую очередь это связанно с тем, что мы поём на русском языке. А принимают нас везде хорошо. Сама наша музыка довольно интернациональна.

— Я так понимаю, что события, которые произошли на Донбассе в начале 2014 года, тоже имеют свой отпечаток на вашем репертуаре. Так ли это?

— У нас получилось очень интересно: те песни, которые нас связали с Донбассом, были написаны задолго до всего этого кошмара. То есть, получилось, что это были песни-предчувствия. Причём я был очень далек от политики в то время, занимался рок-н-роллом, веселился, пел песни. Меня всегда волновали песни о Земле, о Родине, они всегда были в нашем творчестве с самого начала, но я ни к кому себя не причислял, ни к каким политическим движениям.

В 2014 году всё изменилось. Изменилось даже немного раньше. Я тебе так скажу, песня «Мы не оставим города свои», которая нас связала с Донбассом, была написана в 2009 году. Она была посвящена событиям в Южной Осетии, тогда что-то во мне произошло, и текст песни родился очень быстро. Меня просто убил тот факт, что в наше время можно взять и начать бомбить мирный город… у меня был шок. Песня была записана и выпущена в 2009 году на альбоме «Любовь. Война. Вера» под названием «Мы». Эту песню услышал «Хирург» (основатель байкерского движения «Ночные волки» Александр Залдостанов, — прим. ред.) и он предложил мне сделать на основе этой песни другую, посвящённую Севастополю. В результате в 2010 году мы первый раз приехали в Севастополь на Байк-шоу. Хирург окунул меня в ситуацию, которая уже тогда была не очень позитивной. Уже тогда он бил тревогу о том, что что-то нездоровое, ненормальное происходит на Украине. Я это принял, я это почувствовал.

— Раз уже мы заговорили за Родину, за нашу землю, какое было ощущение, когда только начинались все события на Украине, казалось ли, что это будет надолго? Вы говорите, что не совсем были знакомы с ситуацией на тот момент. Как вы оценивали ситуацию тогда?

— К 2014 году я был уже довольно сильно погружён в ситуацию, но такого беспредела я, конечно, не ожидал. Мы довольно много гастролировали по Украине и много общались с местными ребятами. Я больше скажу, 1 декабря 2013 года у нас был концерт в Киеве, а уже тогда майдан вовсю кипел. Мы отыграли концерт, песню «Мы не оставим города» люди пели хором. Потом мы ходили на Крещатик и видели всё происходящее своими глазами. Нам еще тогда сказали, что тут такой «движ» начинается, что можно не улететь. Тогда мы даже не ожидали, что буквально через несколько дней там начнут стрелять.

Что до раскола Украины, то я ощутил это сразу как приехал туда первый раз. То есть, было очевидно, что страна, как минимум, поделена на две части. И тогда ещё подумал, а почему не сделать два штата и существовать в рамках Украины, но по законам, которые будут учитывать эту разницу. Видимо, это было не выгодно тем, кто довёл ситуацию до сегодняшнего состояния.

— Воспринимали ли Вы уже тогда Донбасс как часть «Русского мира»?

— Для нас всегда и Донбасс, и Крым – по ощущениям были родными. То есть, когда мы приезжали туда, не было ощущения что ты в чужой стране. Чувствовали себя как дома.

— Были ли Вы в Донбассе в период военных действий?

— В первый раз мы приехали в Луганск в 2015 году. С тех пор были там раз пять. В Донецке были один раз в 2017 году. То есть, пока в основном приглашают в Луганск.

— Пора исправлять ситуацию…

— С Луганском такая связь, потому что там очень активен байк-центр «Ночных волков» под управлением Виталия Кишкинова. Собственно, он нас и привёз туда в первый раз. Это была очень мощная по эмоциям поездка. Луганск был ещё довольно сильно повреждён после бомбардировок. Одно дело смотреть всё это в новостях и совсем другое увидеть своими глазами. Начинаешь реально ощущать весь ужас и трагедию ситуации.

— Удалось пообщаться с местными жителями?

— Конечно, мы общались. Нас больше поразило как артистов, когда к тебе подходят молодые ребята, младше меня даже, и начинают рассказывать, что с нашими песнями они шли в бой. Вот здесь, как в детстве, говорили про Великую Отечественную войну. Я всё время провожу параллели. И я никак не мог понять, как такое могло произойти. Я в детстве думал, что после 2000 года в мире не будет войн. Я на полном серьезе думал, что в 2000 году будет какой-то перелом. Какие там войны? Все будет круто, люди обо всём договорятся и будут жить в мире и согласии. Почему для меня и стала шоком та же Абхазия. Уже давно 2000 год прошел, а что происходит? Почему ничего не меняется? Почему человечество не шагнуло вперед в своем развитии? Наоборот, такое ощущение, что все назад катится.

— Раз уж мы заговорили о 2000-х годах, сразу вопрос. В этом году группе «Декабрь» исполнилось 20 лет. Расскажите об этом.

— Да, официально днём нашего рождения считается 21 февраля. Именно 21 февраля 1999 года мы отыграли свой первый концерт. Двадцатилетие начали праздновать с Питера и Москвы. Ну, собственно так до сих пор и празднуем.

— Мне лично кажется, что все-таки культура и музыка играют огромную роль в интеграционных процессах Донбасса в Россию. Как Вы это оценивает?

— Музыка нужна людям, она на них действует, влияет, спасает, возвращает к жизни, отвлекает от мрака и ужаса. И с одной стороны я рад, что наши песни помогают людям, оказавшимся в этом аду. Но с другой стороны я бы предпочёл, чтобы эти песни так никто и не знал, а взамен на это на Донбассе был бы мир. Я сожалею, что наши песни всплыли, когда началась какая-то жесть. Лучше бы эти песни где-то валялись, но мы бы жили мирно, счастливо, я бы на это променял их, если честно.

— Донбасс действительно ждёт мира. Сейчас жители Донбасса смогли получить первые российские паспорта, но, тем не менее, ситуация не сильно меняется, продолжаются обстрелы. После последнего заключенного перемирия обстрелы немного поутихли, но всё еще непонятно чего ждать – мира или войны.

— Мне кажется, что прекратить войну на Донбассе очень легко, если конечно есть такое желание. То есть, ситуация не простая, но очень конкретная и понятная, и всего-то нужно встретиться руководителям Украины, Донбасса и обо всём договориться. Естественно, с учётом сегодняшних реалий. То есть, поставить во главу человеческие жизни и от этого плясать. Понятно, что придётся выстраивать отношения с нуля и к прежним отношениям уже не вернуться, но этого уже не изменить. А раз за столько лет этого не произошло, значит эта ситуация выгодна тем людям, от которых зависит принятие таких решений. И в этом весь ужас!

— И в завершение нашей беседы весьма провокационный вопрос. А Вы лично знакомы с Путиным?

— Лично? К сожалению, нет. Правда, мне уже последние лет шесть говорят, что я не то что его знаю лично, а что он мне звонит по вечерам, ну и конечно финансирует наше существование (смеётся). У нас почему-то считается, что нельзя искренне и без подкупа любить свою Родину, то есть —  быть патриотом. Особенно если ты рок-музыкант. Считается, что если ты рок-музыкант, то ты должен быть против власти, полиции и армии. Я этого никогда не догонял. Я решил стать рок-музыкантом в том числе и потому, что хотел быть свободным, в том числе и от предрассудков типа того что все рок-музыканты алкаши, наркоманы и не могут отличить храм от сортира. Мне не нужно нажираться, чтобы выйти на сцену. Мне не нужно «обдолбаться», чтобы писать песни. И я делаю вывод о том хороший человек или плохой только после личного знакомства, а не потому, что человек носит погоны. Я лично знаю очень много хороших людей, которые работают в полиции, служат в Армии и работают во власти.

И такая же ситуация с отношением к Донбассу. Сочувствовать Донбассу это не модно, не круто, а уж тем более — туда ездить. И поэтому большинство рок-музыкантов вообще молчит на эту тему. Потому что, нужно быть в тренде. А сейчас в тренде быть против власти, причём, не предлагать сделать лучшее, а сломать всё к чертям и потусить в толпе.

И главное, что люди, которые эти настроения подпитывают и взращивают, очень хорошо организованы. Они действительно объединены. В отличие от нас —  «не модных». Жизнь нашей группы стала намного тяжелее после того, как мы заявили о своём отношении к Крыму и Донбассу. Нам откровенно пытаются перекрыть кислород и возможность донести наше мнение до людей. И при этом мы с огромным трудом находим хоть какую-нибудь поддержку даже от тех, кто на словах с нашей позицией согласен. На деле же — почти все заигрывают с «модными» артистами, предоставляя им сцену, которую они же потом высмеивают в своих интернет опусах, призывая перестать праздновать День Победы и строить храмы. Так что, покой нам только снится!

Беседовала Екатерина Игнатова, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки