Борис Джонсон, который полностью сосредоточился как премьер-министр на выходе из ЕС – «со сделкой или без неё» – наверняка назначит дату проведения всеобщих выборов где-то на после 31 октября, когда членство Великобритании в ЕС уже прекратится. Сделав это, он выполнит свои обязательства и полномочия.

В отличие от Терезы Мэй, которая пренебрегала вопросами внутренней политики, Джонсон уже при вступлении в должность премьер-министра дал понять, что он обеспечит Brexit, объединит страну, победит Джереми Корбина и придаст Великобритании импульс новой энергии. Что может помешать достижению этих целей? Об этом пишет почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации Дэвид Лэйн.

1 августа Консервативная партия во главе с Борисом Джонсоном проиграла очередные выборы в Бреконе (Уэльс), тем самым сократив численность своего большинства в Палате общин до одного члена парламента. Победивший кандидат был от Либерально-демократической партии, решительно выступающей против Brexit. Лейбористская партия, исторически имеющая надёжную избирательную базу в Уэльсе, получила катастрофически низкий результат, набрав всего 5 процентов голосов. При таком минимальном большинстве, ни о каком достаточно длительном сроке пребывания в должности Бориса Джонсона не может быть и речи. Вопрос не в том, будет ли Борис Джонсон назначать новые выборы, а в том, когда и при каких обстоятельствах они состоятся.

Главная проблема, которая затмевает все остальные – это предстоящий запланированный на 31 октября выход Соединённого Королевства из Евросоюза. Также важно, что на выборах в Бреконе сохранилась поддержка Brexit – консерваторы, партия “Brexit” и Партия независимости Соединённого Королевства получили в общей сложности 51 процент голосов. В последнее время парламент трижды отклонял заключённое бывшим премьер-министром Терезой Мэй соглашение о выходе Британии из ЕС, в результате чего Соединённое Королевство столкнулось с неопределённостью в плане своих многочисленных торговых, политических, культурных отношений и отношений в сфере безопасности с Европейским союзом. И хотя предсказанные хаос и дестабилизация могут и не быть столь значительными, как предсказывают многие проевропейские политики и каналы средств массовой информации, возглавляемое консерваторами руководство сталкивается с сильным противостоянием в обеих палатах парламента и серьёзными угрозами отложить или отменить выход Великобритании из ЕС.

Граница между Ирландией и Северной Ирландией

Политический авторитет Джонсона зависит от успешного выхода из ЕС на условиях пересмотренного соглашения о выходе Британии из ЕС или плавного выхода на условиях Всемирной торговой организации. Некоторые уступки по пограничным соглашениям между Северной Ирландией (частью Великобритании) и государством Ирландия необходимы для достижения приемлемого соглашения о выходе Британии из ЕС.

В рамках процесса за прекращение гражданской войны в Северной Ирландии – ЕС, Великобритания и правительство Ирландии обязались сохранять «невидимую границу» между Северной Ирландией и Ирландией. Это обеспечивает «свободное перемещение» людей, товаров, капитала и услуг между двумя сторонами. Однако после выхода Великобритании из ЕС между ними будет новая граница в целях сохранения экономической и политической безопасности. Установление жёсткой границы между Северной Ирландией и Ирландией было бы нарушением договоров, которые привели к установлению мира в Ирландии. В настоящее время ЕС настаивает на том, чтобы Великобритания осталась в таможенном союзе Европейского союза «до тех пор, пока» торговое соглашение между странами не будет урегулировано схемой решения, которое не будет нуждаться в физической границе (например, договорённость о зоне свободной торговли). Это условие было неприемлемо для парламента Великобритании и оно также неприемлемо для правительства Джонсона, потому что Великобритания не сможет выйти из такого таможенного союза без согласия ЕС. Это фактически удерживало бы Великобританию в Евросоюзе без какого-либо политического участия в его институтах.

Отмена или отказ от этого условия зависят от переговорщиков со стороны Европейского союза. Они сталкиваются с давлением с двух сторон: торговых компаний ЕС, которые хотят сохранить обширные торговые связи с Великобританией, и правительства Ирландии, стремящегося добиться объединения Ирландии. Любое ослабление невидимой границы будет радовать первых, но раздражать вторых. Неблагоприятный выход Великобритании из ЕС активизирует требования республиканцев об объединении Ирландии. Поскольку Северная Ирландия проголосовала на референдуме ЕС за то, чтобы «остаться» в ЕС, британское правительство, таким образом, может столкнуться с возможностью проведения референдума в Северной Ирландии о выходе этой части из состава Великобритании и присоединении к Ирландии.

Аналогичный вызов единству Соединённого Королевства исходит и из Шотландии. Здесь политически доминирующая Шотландская национальная партия (ШНП) давно противостоит желанию Великобритании выйти из Евросоюза. Она была единственной парламентской партией, выступавшей против организации референдума Великобритании по вопросу о том, выходить ли или оставаться в ЕС. ШНП видит будущее своей страны как независимого государства в составе Евросоюза. Шотландия также твёрдо проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС. Выход на любых условиях усилил бы требования руководства ШНП о проведении ещё одного референдума о независимости Шотландии от Великобритании.

Как парламент мог бы остановить Brexit

Возникает вопрос: может ли британский парламент остановить Brexit? И если да, то как? Поскольку парламент Великобритании принял закон об утверждении статьи 50 Лиссабонского договора, то после 31 октября Великобритания просто перестанет быть членом ЕС. Текущая стратегия противников Brexit состоит в том, чтобы добиться переноса даты выхода на более поздний срок и обеспечить приход к власти правительства, которое выступало бы за более тесные отношения с ЕС или вообще отказалось бы от выхода из ЕС. Для этого в качестве первого шага необходимо, чтобы противники выхода из ЕС добились вынесения парламентом вотума недоверия правительству. Если это произойдёт, и по серьёзному вопросу, то по правилам правительство должно уйти в отставку.

До ухода Палаты общин на летние каникулы политическая оппозиция – во главе с лидером лейбористов Джереми Корбином – не выдвинула такого предложения, поскольку посчитала, что для успешной реализации такого предложения не имеется достаточной поддержки. Под руководством нового лидера – Бориса Джонсона – принятие соглашения о выходе (с изменёнными формулировками) всё ещё возможно.

С приближением даты выхода, имеются все признаки того, что вполне вероятен Brexit без сделки и, следовательно, предложение о вынесении вотума недоверия правительству будет внесено после того, как Палата общин вновь соберётся на своё заседание 3 сентября. Тереза Мэй пережила вотум доверия, но мнения стали более жёсткими: некоторые лидеры консерваторов заявили, что будут голосовать против правительства, если оно не обеспечит приемлемых условий соглашения о выходе, и за ними могут последовать и другие члены парламента. Если так, то их дезертирство может быть компенсировано за счёт депутатов от лейбористской партии в округах, выступающих за выход из ЕС, а их немало, которые голосуют за правительство. Если нет, то они столкнутся с тем, что с них снимут статус кандидатов или они проиграют на выборах.

Даже если вотум недоверия пройдёт, то по-прежнему сохранятся серьёзные препятствия для отсрочки или предотвращения выхода Великобритании из ЕС. В случае успешного вынесения вотума недоверия противникам правительства понадобится 14 дней, чтобы они имели возможность сформировать новое правительство. Нынешний лидер оппозиции лейборист Джереми Корбин не пользуется большим уважением среди депутатов-консерваторов и либерал-демократов и не сможет сформировать жизнеспособное правительство.

Нынешняя стратегия тех, кто выступает против выхода, заключается в формировании «правительства национального единства». Оно может быть сформировано из членов парламента от либерал-демократов, шотландских националистов, независимых, Партии Уэльса и проевропейских членов как Консервативной, так и Лейбористской партий. Такому правительству потребуется заручиться поддержкой Палаты общин, и, если ему это удастся, оно сможет просить ЕС отложить дату выхода. И в этом случае оно тогда назначит всеобщие выборы. Данная возможность кажется крайне маловероятной, поскольку такой политической группе в настоящее время не хватает авторитета среди большинства членов парламента из числа лейбористов и консерваторов.

Проведение всеобщих выборов

В отсутствие нового правительства, по истечении 14-дневного периода, действующее правительство будет продолжать работать, Борис Джонсон будет оставаться у власти, и в течение следующих 25 дней он должен будет назначить дату проведения всеобщих выборов. Джонсон, который полностью сосредоточился как премьер-министр на выходе из ЕС – «со сделкой или без неё» – наверняка назначит эту дату где-то на после 31 октября, когда членство Великобритании в ЕС уже прекратится. Сделав это, он выполнит свои обязательства и полномочия.

После выхода из Евросоюза

Если вынесение вотума недоверия правительству Джонсона не состоится, то вполне вероятно, что Борис Джонсон и парламентское руководство назначат выборы, но только уже после выхода Великобритании из ЕС. Кампания Джонсона свяжет стратегию Консервативной партии с лозунгом «Народ против политиков». Он будет разоблачать двойственность предвыборного манифеста Лейбористской партии, в котором содержался призыв к уважению результатов референдума, а затем саботировал его политику по достижению этого результата. ЕС будет обвинён в неуважении к развитию демократии между государствами Союза и неспособности признать волю британского народа в отношении выхода из ЕС. Джонсон вернётся к теме «дефицита демократии» в Европейском союзе. Он подчеркнёт творческие возможности Великобритании как независимого государства. Он будет опираться на альянс с США и укреплять связи с Англосферой.

Если переговоры о выходе продолжатся без слишком значительной дестабилизации ситуации, то Джонсон и его правительство будут претендовать на свою высокую моральность и подвергать разоблачению кампании «страха в связи с выходом», исходящие со стороны тех, кто выступает за то, чтобы остаться в ЕС. В отличие от Терезы Мэй, которая пренебрегала вопросами внутренней политики, Джонсон уже при вступлении в должность премьер-министра дал понять, что он обеспечит Brexit, объединит страну, победит Джереми Корбина и придаст Великобритании импульс новой энергии. Самая большая угроза на пути к достижению этих целей лежит в области достижения единства, в частности, в области проблем границы между Северной Ирландией и Ирландией и движения за независимость Шотландии. Идеологические противоречия между теми, кто «за» выход из ЕС и кто «против» него, сохранятся.

Дэвид Лэйн, Валдай

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки