В Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана с 8 по 14 августа проходят совместные учения подразделений Народно Освободительной Армии Китая и вооруженных сил Таджикистана. В официальном сообщении указывается, что учения проводятся в рамках борьбы с терроризмом. По сценарию, отрабатываются совместные действия по захвату и ликвидации условных террористических групп, вторгшихся в граничащий с Афганистаном Ишкашимский район таджикского Горного Бадахшана.

В учениях с китайской стороны принимает участие специальная рота НОАК, которая прибыла в Ишкашимский район ГБАО на своих бронемашинах и со своим оружием. На границе Таджикистана и Китая, военных встретили представители Министерства обороны республики.

Я напомню, что Таджикистан имеет границу как с Китайской Народной республикой, так и с Афганистаном. И именно соседство с Афганистаном вызывает тревогу у китайской стороны, так как проникновение исламских террористов на территорию Таджикистана может вызвать дестабилизацию обстановки в этом регионе, куда Китай инвестировал уже достаточно крупные средства, и теперь Пекин хочет быть уверенным в том, что эти инвестиции надежно защищены.
Кроме того, активизация в афганском приграничье группировки «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ) (террористическая организация, запрещенная в РФ) также не может оставлять равнодушными власти Китая – у ИДВТ довольно плотные контакты с уйгурской диаспорой в Таджикистане, а это Пекин расценивает как первостепенную угрозу своей национальной безопасности. И, наконец, не стоит забывать и о том, что Таджикистан очень важен для китайской инициативы «Пояс и Путь».

Я попросил прокомментировать всю эту ситуацию востоковеда, специалиста по Китаю и Японии, руководителя аналитического центра «Русская мечта и китайская мечта» Изборского клуба Юрия Вадимовича Тавровского.
— Вопросы безопасности в Центральной Азии входят в зону ответственности нескольких региональных организаций.

Это Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), где ключевую роль играет Россия и куда входит Таджикистан, но отсутствует Китай. Это Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) куда входят все три вышеназванные страны. Уже не первый год действует антитеррористический центр ШОС в Ташкенте, проводятся учения и иные мероприятия стран – участниц организации. Налажены и двусторонние контакты между Россией и Таджикистаном, где дислоцирована российская 201 дивизия, служащая опорой для таджикских пограничников.

Теперь вот проводятся еще и двусторонние таджикско – китайские учения, которые прошли уже в третий раз за последнее время.

Стоит ли нам беспокоиться, так сказать «ревновать» по поводу появления китайского слагаемого в сложном уравнения безопасности Центральной Азии? Я думаю, этот процесс неизбежен с учетом активизации Китая в регионе Центральной Азии, крупных инвестиций в инфраструктуру, промышленность и сельское хозяйство стран региона.

Таджикистан занимает в раскладах китайских военных особое место – он примыкает к Ваханскому коридору, участку афганской территории, вытянутом длинной кишкой на Восток до границы с китайским Синьцзяном. Этот район традиционно неспокойный, тамошние племена ведут автономную политику. Жители сопредельной Горно-Бадахшанской области Таджикистана тоже не всегда слушают приказы из Душанбе. Вот и активизируются попытки отработать взаимодействие, особенно воспрепятствовать возвращению боевиков из Сирии и Ирака. Часть из них уже пришла в Афганистан, часть просачивается в Таджикистан, который рассматривается некоторыми китайскими экспертами, как уязвимое подбрюшье Китая, которое открывает путь в Синьцзян.

Почему к учениям не привлекались Российские войска, в частности 201 дивизия российских войск в Таджикистане? Это вопрос отдельный, и чтобы ответить на него нужно получить больше информации.

Дмитрий Борисенко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки