Во имя абсолютно абстрактной идеи самоопределения наций, еще в далеких 20-30х годах прошлого века, начала проводится политика белорусизации.

Насаждение белорусского языка шло повсеместно и усиленным темпом, хотя этот язык не имел даже письменных традиций, не то что грамматики, и был абсолютно искусственным, так же как и Белорусская ССР, рожденная не революцией и ходом исторических процессов а нарисованная на картах комиссарами в кабинетах Кремля.

Само по себе существование белорусского языка поддерживалось административным ресурсом практически до распада СССР, хотя опыт почти 70 лет образования в республике показал полную несостоятельность и не популярность у народа белорусского языка.

Более полувека издавались книги и газеты, выходили передачи на телевидении и радио, а школьники зубрили правила правописания несуществующего языка. Белорусская литература создавалась из местных писателей с помощью административного ресурса, давая премии и различные блага только за то, чтобы произведения писались на белорусском языке.

И как следствие, искусственный белорусский язык не прижился у народа, книги на белорусском языке продавались в нагрузку к русским классикам, газеты и журналы подписывались только в нагрузку к российским.

Не прижившийся в народе искусственный язык породил среди сельского населения так называемую «трасянку» -диалект, в котором смешались русские и слова белорусского наречия.

С распадом СССР такие эксперименты должны были закончится, но как оказалось, белорусские националисты приняли процесс распада империи в 80-90 годах как национальное возрождение и построение белорусского государства.

Эти идеи подхватила сразу государственная и партийная номенклатура, увидев в этих процессах возможность остаться элитой с новыми рычагами власти и доступностью к материальным благам.

В 1990 году была принята «Государственная программа развития белорусского языка и других национальных языков в Белорусской ССР» — целью этой программы стало достижение к 2000 году полного вытеснения русского языка и полная замена его белорусским языком.

Белорусизация и национализм стали синонимами того, что происходило в республике.

Белорусизация 90-х столкнулась с немалыми трудностями, давно надоевший всем язык, который был фактически мертвым и не использовался населением было невозможно превратить в единственный язык общения.

Полным провалом закончились попытки внедрения белорусского языка как в высшее образование так и в науку, потому что выяснилось отсутствие в языке слов выражающих философские и естественные понятия. Насильственное насаждение белорусского языка было остановлено в середине 90х годов ответив этим шагом на дотации от России в рамках проекта Союзного государства.

Но с 2008 года, после сокращения потока российских финансов белорусификация вновь была запущена, хотя более мягкими методами.

Мягкая белорусификация проходящая в наши дни ничуть не лучше процессов начала 90х. Исчезновение русского языка из публичных пространств вызывает негодование лишь у малой части населения.

Выросшее молодое поколение обработанное как государственной машиной, так и националистическими СМИ.

Большая часть молодежи использует русский язык в повседневной жизни, но считают белорусский язык родным.
Конституция Белоруссии узаконивает два государственных языка — русский и белорусский. Однако родным официальная пропаганда именует только белорусский.

За несколько лет названия улиц на русском языке были заменены на белорусские.

Русский язык исчезает в общественном транспорте, где все надписи только на белорусском и английском.

Удручающее впечатление производит минское метро, в котором названия станций написаны на белорусском и белорусской латинице.

Полная замена русского языка на белорусский проходила на фоне постоянных заявлений белорусских властей о необходимости развития туризма из России.

Хотя в реальности после таких нововведений россияне превратились в туристов второго сорта. Произошла полная замена русскоязычных указателей населённых пунктов, дорожных указателей, названий магазинов, музеев и театров.
А в 16 году должны были ввести новые банкноты, где нет ни слова по-русски, удивительно, но банкноты были отпечатаны еще в 2009 году, когда охлаждения в отношениях еще не было.

Новые деньги подчеркивают, что русский язык является чужим явлением в республике, пережитком имперского прошлого.

Уже в сентябре 14 года президент Лукашенко предложил увеличить количество часов белорусского языка в школах. А с января 15 года историю Белоруссии и географию преподают в школах на белорусском, в министерстве образования выражают надежду, что со временем больше половины предметов будут преподавать на «родной мове».

Главной составляющей мягкой белорусификации является конструирование новой истории и культуры Белоруссии с целью исключения русских корней и русского влияния.

Белорусские учебники по истории древнерусского историка Кирилла Туровского превращают в белорусского мыслителя, русская святая Евфросиния Полоцкая подаётся как «белорусская святая».

Белорусский ревизионизм находит все новые жертвы — например, первопечатник Франциск Скорина, проживший всю жизнь в Европе и связанный с Белоруссией только тем, что родился в Полоцке и несмотря на свой космополитизм печатал книги на древнеславянском и распространял их только в России.

Белорусами объявлены политические и культурные деятели Польши, которые занимают все больше места в белорусской государственной пропаганде.

Белорусами объявлены Михаил Огинский, Тадеуш Костюшка — участник антироссийского восстания именуемого в белорусских СМИ «освободительным».

На американские гранты открыт музей Костюшко, которого причислили к белорусским историческим деятелям.

Особая пропагандистская компания ведется на возвеличивание польских магнатов радзивилов.

Радзивиллы важны не только как враги России, но и как фигуры, подчеркивающие сугубо европейский характер истоков белорусской государственности.

Любые мелкие события, связанные с Радзивилами искусственно раздувается государственной пропагандой.

Изданная на польском языке и объявлена шедевром белорусского книгопечатания «Радзивилловская Библия» XVI века.

«Слуцкие пояса», неизменный атрибут одежды Радзивиллов и других польских панов превращены местными националистами в национальный символ призванный приблизить истоки белорусской государственности к Европе.

Уже в 2012 году по распоряжению Лукашенко наладили дорогостоящее производство копий Слуцких поясов за счет государственного бюджета, забрав деньги предназначенные на повышение зарплаты медикам и учителям.

В 14 году Лукашенко договорился во время послания к народу до того, что поставил в один ряд возобновление производства Слуцких поясов по значимости в один ряд с 70-летием освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков.

Белорусизация доказывает, что место России в становлении Белоруссии как государства заняло Литовское княжество. А войны Литовского княжества с Россией подаются как национальные войны белорусов против России.

Политические деятели польского и литовского происхождения представлены в качестве главных исторических фигур древней Белоруссии, их юбилеи регулярно отмечаются на официальном уровне.

В противоположность «славных Времен» Литовского княжества, которое якобы заложило основы государства, в составе России территория нынешней Белоруссии представляется как самостоятельная и не затронутая российским влиянием единица территории.

Ложный образ изолированности Белоруссии подчеркивается тем, что не чувствуя себя частью России, вынужденно воевали как на стороне Наполеона, так и русского императора.

В современных публикациях и учебниках на историческую тему часто обсуждается тема того, что многие белорусы, включая знать, горожан и даже крестьян, мечтавших об освобождении от крепостного права, приветствовали армию Наполеона.

Подобный же исторический ревизионизм распространяется на Великую Отечественную войну, празднование победы в которой проходит под формулировкой отдельного вклада белорусского народа в разгром фашизма.

Современная власть искусственно подвергает к изоляции от СССР, который на международном уровне всегда был синонимом России.

В рамках белорусификации, в трактовке их новой истории, исключается или замалчивается все, что могло быть связано с Россией, создавая впечатление, что Белоруссия избежала существенного российского влияния.

На белорусизацию выделяются огромные средства, несмотря на катастрофическое положение в экономике и огромные долги МВФ. Поэтому белорусификацию следует рассматривать как важный политический шаг, который нужно совершить любой ценой.

Вытеснение русского языка из повседневного оборота вызывает поддержку и одобрение у самых непримиримых националистов, хотя они всегда критически относятся к любым начинаниям Лукашенко.

Западные дипломаты показывают огромную, практически неограничимую любовь у белорусскому языку, чем показывают, что белорусизация является наиболее эффективным способом отдаления Белоруссии от России.

Хотя на внешнеполитическом уровне звучат заявления о вечной дружбе и верности Интеграционным проектам с Российской федерацией, Белоруссия уверенно и пока бесповоротно движется к модели моноэтнического государства и этнического национализма по украинскому образцу.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен