Находясь с визитом в Австралии и выступая в Сиднее, генсек НАТО Йенс Столтенберг высказался на всё более дискомфортную для западных элит китайскую тему, по сути впервые увязав ее с блоковой политикой Запада.

«Говорящая голова» крупнейшего в мире военно-политического альянса с региональным статусом и глобальными амбициями, поставив Пекину в вину масштабные инвестиции в европейскую инфраструктуру, появление в Арктике, всё более интенсивное использование киберпространства и активность в Южно-Китайском море (ЮКМ), сделал из этого вывод, что это-де не НАТО движется в АТР, это-де Китай «к нам приближается». Для сравнения: у Китая за рубежом всего лишь одна военная база — в Джибути, а НАТО обросло ими до такой степени, что практически треть личного состава вооруженных сил США дислоцированы за рубежом. Тем не менее сам факт участия Пекина в жизни тех стран и территорий, которые в Североатлантическом альянсе привыкли считать своей вотчиной, для Запада неприемлем. Проигрывая Поднебесной технологическую конкуренцию на поле сетей 5G, США забывают о свободе торговли, провозглашенной тогда, когда это было выгодно англосаксам, в знаменитых «14 принципах» американского же президента Вудро Вильсона. И начинают устанавливать против тех стран, кому проигрывают, тарифные санкции, а также подвергают отнюдь не экономическому давлению опережающие их иностранные компании. Яркий пример — наезд на IT-корпорацию Huawei, название которой уже скоро год как не сходит с новостных полос.

Как и следовало ожидать, столкновение США и КНР в борьбе за глобальное экономическое лидерство, в которой Поднебесная всё увереннее обходит своего конкурента, по мере ослабления позиций последнего всё активнее переходит в политическую и военную сферу. «Вы обыграли нас в экономическом соревновании? — как бы говорят в Вашингтоне. — Oк, тогда мы переводим игру на другую доску, и попробуйте выиграть у нас еще и мировую войну». Эта мысль, которую автору этих строк приходится повторять неоднократно, ибо ее актуальность растет пропорционально обострению китайско-американских отношений, кажется фантастическим преувеличением. Но с другой стороны, судя по заявлению Столтенберга, и не только по нему, процесс внедрения этой мысли в политическую практику активизировался и пошел темпами, опережающими даже самые смелые авторские прогнозы. И, кстати, в этом нет ничего необычного. Хрестоматийный пример: книжка «Великая иллюзия» английского публициста Нормана Энджелла, вышедшая в 1909 году. В ней за пять лет до Первой мировой войны автор на «богатом» статистическом материале показывал, что поскольку Британия и Германия друг для друга являются главными торговыми партнерами, война между ними невозможна. Жизнь, как известно, рассудила иначе.

Сегодняшняя «Британия» — это США, а сегодняшняя «Германия» — Китай, невероятными темпами увеличивающий военную, в том числе военно-морскую мощь, и именно этот фактор, связанный с безопасностью, а отнюдь не экономические интересы, становится главным аргументом в принятии тех или иных судьбоносных решений. Кто в этом сомневался, кивая на глобализацию, тем нынешний очередной виток торговой войны в помощь. И в критическое осмысление собственного либерального догматизма. Показательны две вещи. Первая: натовский генсек, представляющий собой не настоящую власть в блоке, а «рупор» Пентагона, неспроста разоткровенничался именно в Австралии. В свое время рядом СМИ озвучивалась начальная геополитическая часть так называемого «золотого проекта» клана Ротшильдов. Она состояла в формировании в АТР «оси» Сингапур — Австралия, к которой в северном направлении присоединялся Гонконг, нынешний китайский Сянган. Где, видимо, совершенно неслучайно при участии англосаксов происходит постоянная эскалация акций неповиновения, давно уже перешагнувшая уровень «ненасильственных» протестов и превратившаяся в вооруженный мятеж наподобие тяньаньмэньского.

И Госдеп тут как тут: обвинения Китаю в «бандитизме» за меры самозащиты против необъявленной внешней «оранжевой» агрессии уже прозвучали. Если же посмотреть австралийские карты, то они перевернуты Южным полюсом наверх, а обе Америки перенесены на другой край изображения таким образом, чтобы в «центре мира» визуально оказался именно пятый континент. И «ось» Австралия — Сингапур, опять-таки визуально, превращается в центральную глобальную конструкцию. К тому же знающие люди говорят о том, что в развитие австралийских вооруженных сил заблаговременно вложены такие средства, которые позволили им по ряду ключевых показателей, в частности по удельному весу боевой техники и вооружений последнего поколения, обойти любые натовские, включая американские.

Вторая вещь, побуждающая присмотреться к откровениям Столтенберга в Сиднее с особым интересом, — опередившее, точнее предварившее его на несколько дней, заявление главы Пентагона Марка Эспера о предстоящем размещении в АТР новых американских ракет. Эспер тогда посетовал, что быстро, «к сожалению», такие вопросы не решаются, но он постарается успеть уже в этом году, в крайнем случае в следующем. Куда он так спешит? Совместим заявление Эспера с той частью заявления Столтенберга, где говорится о тесном сотрудничестве с региональными партнерами США, к которым причислены Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея, а также с австралийскими картами и претензиями в адрес Китая по ситуации в ЮКМ. И получим на выходе контуры нового военно-политического альянса в АТР, повторяющего натовскую конфигурацию европейской геополитики Вашингтона. И речь идет не только о четырех перечисленных странах, но и о новом Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), переоформленном после выхода из него США под японское лидерство, а Токио, в свою очередь, лоббирует присоединение к нему Великобритании. А Канада, главный британский «доминион», уже в нём, как и все участники перечисленной четверки, за исключением Сеула.

Из состава нового ТТП Вьетнам и Малайзия представлены и в АСЕАН, и именно к этим странам американцы усиленно подбивают свои клинья. С Куала-Лумпуром, обиженным на Запад за политическую игру, которую тот ведет вокруг катастрофы MH-17, стоившей этой стране больших жертв, которым в западных планах отводится роль «расходного материала», пока получается не очень. А вот с Вьетнамом — успешнее. Если к этому добавить, что упоминание ЮКМ прямо связано с АСЕАН, где у Китая с рядом стран имеются территориальные противоречия, которые урегулируются с помощью разработки Кодекса поведения в ЮКМ, находящейся в завершающей стадии, то налицо попытка США сорвать эту нормализацию. И использовать политические проблемы в акватории, через которую проходит 60% мировой торговли, в целях включения недовольных Китаем в упомянутую проамериканскую «ось» Австралия — Сингапур. С дальнейшим продлением ее в южную часть Китая через гонконгский плацдарм. Под прикрытием американских ВМС. Ибо в АТР пока нет ограничений на бесконтрольное, по собственной прихоти, использование Вашингтоном силового фактора без оглядки на сателлитов. Без них, надо полагать, будет приниматься и решение о размещении на их же территории ракет, о которых говорил Эспер. Не за этим ли на самом деле США выходили из ДРСМД и не потому ли так настырно ратовали за участие в переговорах о новом соглашении Китая, что этот «подарок» предназначается именно Пекину?

Что в сухом остатке? С одной стороны, приготовления к оформлению «дальневосточной НАТО», о которой говорилось уже давно, похоже, что переводятся Вашингтоном в практическую плоскость. Направленность этого блока против КНР, учитывая центральное положение в этом плане, которое отводится ЮКМ, превращает в главный объект борьбы между США и КНР страны АСЕАН; при этом американцы конъюнктурно пользуются формальными обязательствами не вступать в военные блоки, которая взяла на себя КНР по собственной конституции. Чем больше стран региона они соберут под свои знамена — тем лучше выполненной посчитают свою задачу. И нет сомнений в том, что первой «пробой сил» станет тайваньский вопрос, ибо мятежный остров расположен на северной оконечности ЮКМ и с севера омывается Восточно-Китайским морем (ВКМ), в котором у Китая имеются территориальные споры еще и с Японией.

С другой стороны, учитывая фактор ВКМ, которое Пентагон также включает в региональный театр военных действий (ТВД), приготовления США в АТР, о которых поведали Эспер и Столтенберг, напрямую затрагивают российские интересы. По крайней мере, в той их части, которая, несомненно, относится к японскому «флангу» формирующегося блока, в «зону ответственности» которого однозначно включаются Курилы и Южный (а то и весь) Сахалин. Вовсю работает и подрывное «сарафанное радио», спецпропагандистские потуги которого, как мы недавно убедились, направлены на раздувание несуществующих российско-китайских противоречий. Вот вам, уважаемый читатель, и ответ на риторический вопрос о том, чем продиктовано продолжающееся сближение Москвы и Пекина в военно-политической сфере, свидетельством которому стало недавнее совместное воздушное патрулирование региона дальней авиацией двух стран.

Владимир Павленко, Regnum

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки