Борис Джонсон ускорит выход Великобритании из состава Европы. Помимо прочего, он планирует усилить давление на арабские страны в целях продвижения идеалов американской демократии. Однако он рискует оказаться самым непопулярным главой британского правительства и вряд ли удержится у власти более одного года. «Brexit» и «арабская весна», вероятно, навсегда закроют перед Борисом Джонсоном дверь в большую политику.

Стремление Великобритании исключить себя из состава Европы возникло намного раньше, чем Тереза Мэй заявила об этом. Так, бывший высокопоставленный британский политик в Европейской комиссии Рон Денман в своих мемуарах отмечал, что во время международной конференции в Мессине в 1955 году, где обсуждался вопрос об организации Европейского Союза, уполномоченный представитель Великобритании заявил, что сама идея Европейского Союза «не имеет шанса получить одобрение», поскольку является «совершенно неприемлемой для Великобритании». Подобное заявление британского дипломата представляет собой мейнстримное мнение официального Лондона, который на протяжении более 40 лет не испытывал намерение стать частью экономического и монетарного альянса под эгидой европейских стран. Кроме того,  Великобритания продолжает выступать категорически против политического объединения. Бывший премьер-министр Тереза Мэй посредством «Brexit» лишь подвела жирную черту в долгих колебаниях Лондона, который уже находится у самого выхода из Европы.

При новом главе британского правительства Борисе Джонсоне процедура «Brexit» приобретет дополнительный импульс в том плане, что Борис Джонсон больше ассоциирует себя с США, нежели с Европой. К тому же, новый премьер-министр Великобритании по уровню своего политического мышления и амбициям является креатурой Дональда Трампа, который вряд ли будет стремится угодить Европе. Между тем, финал политической карьеры Терезы Мэй был во многом предопределен её конфликтом с членами правительства, которые обрушились на неё с критикой из-за «Brexit». При таких условиях Борис Джонсон рискует своей политической карьерой, предрекая себе скорую отставку по аналогии с Терезой Мэй. Тем не менее, в настоящее время Борис Джонсон может создать кратковременный эффект в реализации политики администрации Белого дома в Великобритании. Максимальная длительность его нахождения на посту главы британского правительства — 6-10 месяцев.

Активное сотрудничество между главой Даунинг стрит и английским политиком египетского происхождения Вафиком Мустафой, публично пропагандирующим необходимость продолжения «арабской весны», может являться косвенным свидетельством стремления Бориса Джонсона посредством угроз свержения побудить лидеров арабских стран не противодействовать «экспорту американской демократии».

По мнению некоторых британских источников, на нового премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона оказывалось давление с целью пригласить Россию и Китай присоединиться к европейскому флоту, который он пытается сформировать для защиты судов в Персидском заливе. Однако если подобная инициатива будет реализована, то это вызовет неоднозначное восприятие Лондона, собственные отношения которого с Россией противоположны дружественным, а отношения с Китаем далеки от идеальных.

Таким образом, побудить Москву и Пекин добровольно сотрудничать с Лондоном Борису Джонсону, скорее всего, не удастся. Тем не менее, опыт в Солсбери ярко продемонстрировал возможности Лондона посредством провокаций добиваться нужных результатов от своих потенциальных противников. Поэтому не исключено, что для побуждения России и Китая вступить в европейскую коалицию по защите судоходства Лондон может использовать очередную версию сценария в Солсбери при условии, что эта версия не приобретет характер «многосерийного фильма» в случае, если Москва и Пекин согласятся направить свои корабли для защиты судоходства в Ормузском проливе.

Денис Коркодинов

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки