Легализация оружия на Украине – палка о двух концах. С одной стороны, люди чувствуют себя незащищенными государством и хотят иметь возможность защитить себя самостоятельно, с другой — «разогретая» военной истерией страна рискует впасть в войну всех против всех

В США в минувшие сутки произошли сразу три случая массовой стрельбы.

Сначала в результате нападения на торговый центр Walmart в Эль-Пасо, штат Техас, погибли 20 человек, 26 получили ранения. Стрелка задержали: им оказался 21-летний белый американец Патрик Крузиос. До нападения он опубликовал в Twitter манифест, в котором поддержал теракт, произошедший в марте в мечети в Новой Зеландии, и заявил, что из-за мигрантов страдает культура и экономика США.

После этого произошла стрельба в Дейтоне, штат Огайо, погибли девять человек, включая стрелка, еще 26 пострадали. Нападавшего опознали как 24-летнего Коннора Беттса. Среди погибших оказалась его сестра.

Третий случай произошел на детской площадке в Чикаго, в результате были ранены семь человек. О задержании нападавшего, который передвигался на чёрном Chevrolet Camaro, ничего не сообщается.

Американский президент Дональд Трамп заявил, что случаи массовой стрельбы в США связаны с проблемой психических заболеваний. Трамп назвал стрелявших «очень серьезно психически больными». Президент США добавил, что проблема с массовыми расстрелами не решается годами, и это необходимо остановить.

Для Украины также очень остро стоит проблема огнестрельного оружия. Еще в январе 2019 года генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил в интервью Дмитрию Гордону, что в стране нужно легализовать оружие.

«Сегодня, по оценкам МВД, я не шучу, в стране от трех до пяти миллионов нелегальных стволов. Поверить в то, что их можно изъять, невозможно», — сказал Луценко.

Как отметил генпрокурор, легализация не должна коснуться гранатометов, мин и взрывчатки. В то же время он признал, что их на руках у населения «тоже очень много».

«Слишком либеральные» нормы продажи оружия

Проблема массовых расстрелов в общественных местах для американского общества не нова, она существует уже не одно десятилетие, говорит украинский политолог Кирилл Молчанов.

В Европе, по его словам, подобные преступления носят несколько другой характер: «если можно так сказать, более персонифицированный — в форме или исламского экстремизма, или, наоборот, антиисламских терактов. Но они всегда более мотивированы и идеологизированы, в отличие от американских, где зачастую нет прямого обоснования массовых расстрелов».

В странах Восточной Европы пока, к счастью, эта проблема вообще не стоит, а отдельные преступления террористической направленности имеют единичные проявления, добавил Молчанов.

«Возвращаясь к США… Мне кажется, до тех пор пока Трамп или другой президент не решат вопрос о более жестком контроле за огнестрельным оружие, избежать повторения таких трагедий невозможно. Самые либеральные в мире нормы продажи оружия в США, принятые еще на заре формирования государства, раз за разом будут приводить к подобным трагедиям», — уверен эксперт.

Опасность войны всех против всех

Сергей Шабовта, украинский эксперт в сфере безопасности, сравнил статистику применения оружия на Украине — не только огнестрельного: гранат, холодного оружия, молотков и др. Он говорит, что картина на Украине в относительной статистике получится значительно более безрадостной, чем в Соединенных Штатах Америки.

«Такие случаи — проявление некоей социальной истерии. При тщательном разбирательстве выясняется, что в подавляющем большинстве случаев это социальные психопаты. То есть люди с проблемами, о которых начинают говорить вслух только по факту произошедшего.

[…] Ежедневно оценивая и анализируя поток криминальной информации, который существует на Украине, я могу сказать, что Украина сегодня в несколько раз сильнее захлестнута насилием, в том числе и с применением самого разнообразного оружия», — рассказал Шабовта.

Можно с большой долей вероятности предположить, что любая легализация продажи оружия на Украине приведет к крайне тяжелым последствиям, поэтому подобный закон и не принимается, отмечает Кирилл Молчанов.

«Наше общество сегодня находится в крайне возбужденном состоянии, и можно даже говорить о психическом нездоровье. Поэтому если к этому еще прибавить свободное хождение оружия, трагических последствий долго ждать не придётся.

И если сейчас масса нелегального оружия, появившегося после 2014 года, пока, условно говоря, лежит под диваном, то в случае принятия закона она выплеснется на улицы украинских городов. И уж точно это не приведёт к снижению уровня преступности, как это пытаются доказать лоббисты подобного закона. Скорее это станет «ящиком Пандоры» и приведет к войне всех против всех», — предупреждает политолог.

Мнение правоохранителей вместо мнения общества

Против закона об обороте оружия и боеприпасов выступают в первую очередь представители правоохранительной системы, которые эксплуатируют свою монополию на право применения огнестрельного оружия, уверен Сергей Шабовта.

По его словам, Украина тяготеет к тоталитаризму, и десятилетиями тезис о недопустимости легализации оружия активно насаждается в обществе и манипулятивно используется различного рода представителями правоохранительной системы, маскируя это под общественное мнение.

«Когда президент Порошенко в годы своего феодального властвования ввел такой инструмент, как петиция, первой петицией, которая в течение двух с половиной суток набрала необходимые для рассмотрения главой государства 25 тысяч голосов, была петиция о необходимости принятия закона Украины об обороте оружия гражданского назначения.

Но Пётр Алексеевич [Порошенко] распорядился классически. По его решению был создан некий академический совет, который должен был тщательно взвесить, изучить, разобраться… Со времен советской власти это уникальный способ хоронить любую идею. Создаётся видимость некоего процесса, который ни к чему не приводит. Так было и с законом об оружии», — заявил Шабовта.

«Люди чувствуют себя незащищенными»

Для того чтобы контролировать оружие, нельзя его легализовывать, уверен Кирилл Молчанов. С другой стороны, очевидно, нужно ужесточать контроль за ним, и здесь ведущая роль должна быть у правоохранительных органов, считает политолог.

«И еще один из рычагов контроля — это проведение различных акций МВД по добровольной сдаче гражданами уже имеющегося оружия без юридических последствий. Ничего нового в этой сфере в мире еще не придумано, вопрос только в возможности нашей отреформированной полиции это осуществить», — сказал политолог.

Тяга любого общества к оружию в частном пользовании — не патологическая потребность человеческой души к насилию. Это реакция на неэффективность правоохранительной системы, уверен Сергей Шабовта. На Украине как никогда люди ощущают себя незащищёнными. Растет преступность, причем организованная, которая «давно переплюнула по своей консолидации и интеграции в государственные органы 90-е годы».

«Украинская оргпреступность интегрирована в европейские преступные синдикаты. Но этого не хочет слышать и видеть министр внутренних дел и его окружение. Им удобно рассказывать какие-то несуществующие басни про непроизвольно растущий авторитет полицейских и доверие к ним людей, хотя это абсолютнейший бред. Во всей этой ситуации проблема оружия становится неким лакмусом. Люди понимают, что их никто не защитит», — пояснил эксперт.

Абсурд ситуации, которая годами типична для Украины, в том, что преступность растет, а люди не защищены. Даже Верховный суд, добавляет Шабовта, разрешает защищать себя любым способом, но при этом закон Украины об обороте оружия гражданского назначения и боеприпасов к нему упорно не принимается.

«Асоциальность вызывает агрессию»

Сегодня в медицине существует официальное название — информационный псевдодебилизм, рассказывает в комментарии психолог Анастасия Булгакова.

Так как люди погружены в интернет-пространство, перестали читать классическую литературу, печатные издания, их психика не успевает сформироваться, поясняет психолог: прифронтальная часть головного мозга, которая отвечает за логику, адекватность, социализацию, развивается до 24 лет.

«Что мы видим среди молодежи? Они сидят в компьютерах, интернетах, телефонах и, естественно, становятся асоциальными. Завтра он — киберигрок, кстати, — пойдёт решать какую-то социальную проблему. Но так как мозг не успел сформироваться, он на это будет неспособен. Асоциальность вызывает агрессию, и вот здесь этот уже не молодой человек способен взяться за оружие», — рассказала Булгакова о психологических истоках проблем с оружием.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки