Что-то я совсем не уделяю внимания нашим британским «западным партнёрам».

А походу зря.

Потому что там начинается, как говорили долгоносики «багато цикавого».

Самая жесть, конечно, запланирована на осень, когда будет окончательно оформлен брекзит. Причём, скорее всего «no deal», то есть «без сделки с Евросоюзом».

Большинство британских же журналистов, политиков и аналитиков крайне скептично настроены, что Борис Джонсон сможет достичь договорённостей с Брюсселем там, где ничего не смогла Тереза Мэй.

У нас достаточно много говорят (и на телевидении, и в интернете) о том, что брекзит ударит по британской экономике. Но почти не говорят, почему.

Дело в том, что на сегодняшний день почти 80% ВВП Мелкобритании составляют различные услуги – банковские, юридические, архитектурные и так далее.

Реального производства на туманном острове почти не осталось. Угольную отрасль угробила ещё Маргарет Тэтчер, оставив без работы сотни тысяч шахтёров. Металлургия накрылась буквально недавно, когда этой весной обанкротился крупнейший сталеплавильный холдинг. Сельское хозяйство в тамошнем климате всегда было откровенно слабым.

А 80% ВВП в сфере услуг означает, что британцы в значительной части потребляют то, что произведено в других странах. И в случае «no deal» импортируемые товары вырастут в цене.

И наоборот, британские услуги жителям других стран зачастую больше не понадобится. Те же биржевые спекуляции будет проще производить на Мюнхенской бирже. Аналогичные проблемы возникнут и при регистрации юридических лиц. Возможно Брюссель предпримет и какие-то шаги против британских оффшоров.

Уже сейчас многие британские фирмы говорят, что им придётся открывать отделения в европейских странах – Франции, Бельгии, Голландии и так далее. Это значит, что часть высокооплачиваемых специалистов переедет жить и работать с острова в эти страны. А это сокращение налоговых поступлений, сокращение «spending» этих специалистов, общее сокращение британского рынка и снижение ВВП.

Главная угроза в том, что услуги, в отличие от производства, практически не привязаны к конкретной местности. Юристу всё равно, где консультировать клиентов – в Лондоне или в Париже. Архитектор может чертить проекты домов или мостов хоть в Катманду. Программист может работать в Белизе. И так далее.

Поэтому брекзит может спровоцировать масштабное бегство высококвалифицированных специалистов и целых фирм в другие страны. Производство при этом в Объединённом Королевстве будет по-прежнему недостаточным для обеспечения собственных нужд, а торговый баланс, как и был, так и будет глубоко отрицательным.

Поэтому вместо кампаний по русофобии в СМИ британцам бы сейчас заняться проектами по импортозамещению, возрождением промышленности, созданием новых рабочих мест. Но это не про Терезу и не про Бориса.

А социалиста Джереми Корбина, который мог бы этим заняться, никогда не пустят во власть.

Так что всё будет идти своим чередом.

P.S.

Опять же, китайцы потихоньку душат всякие гонконгские бизнесы британцев по отмыванию денег от наркоторговли, контрабанды и пиратства. А почему, как вы думали, скакуасы кипишуют в Гонконге?

Александр Роджерс, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки