Если господа Сёмин и Комолов продолжат, то у меня возникнет законный вопрос, как у того медведя из анекдота «Мужик, ты вообще охотник или кто?». Надеюсь, я достаточно прозрачно намекнул.

Вчера Костя Сёмин выпустил очередной ролик. В котором мальчик с испуганным лицом почти восемь минут доказывал, что «Роджерс всё врёт про национализацию экономики».

Это такая ржака. На фамилию мою у них жестокое табу. Я прямо как Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Произносить (аж прямо инфернальностью подуло).

Но, во-первых, больше всех на эту тему пишу с позиций этатиста-государственника именно я.

Во-вторых, на публикуемых в фоне скринах заголовков мелькали опять же именно мои статьи.

Однако прямо сказать «Роджерс не прав» мужества у них не хватило. Так же они признают моё существование и значимость, а пока не назвали – меня типа не существует.

Магическое мышление в чистейшем виде.

Это примерно как в том случае, когда ведущий с «Царьграда», Афанасьев, позвонил Сёмину в прямом эфире и спросил, в чём суть конфликта между ним и мной, на что Костя заявил «Я о таком не знаю». И это сразу после того, как он в эфире у Кагарлицкого обзывал меня «сумасшедшим шотландцем».

Закрыть глазки ладошками и быстро-быстро повторять «Роджерса не существует, Роджерса не существует, я в домике». Это называется «инфантилизм в терминальной стадии», Костенька!

И в этот раз не исключение. В очередной раз обозвать меня Сёмин и его цепной «экономист» не постеснялись. Я уже был «кроликом Роджером», «сумасшедшим шотландцем» (почему шотландцем? знают только тараканы в голове у Сёмина), а теперь я ещё и «особо упоротый».

Впрочем, меня это не цепляет, а скорее радует. Потому что является ярчайшим свидетельством не только моей правоты, но и тотального отсутствия аргументации у оппонентов (иначе детские обзывалки были бы им не нужны).

Итак, перейдём к выдвинутым господином Комоловым «аргументам».

Начнём с иллюстраций. Они там в фоне выкладывают различные графики, где что-то вроде как падает. Но что на этих графиках, и откуда они взяты – непонятно.

Я могу такой же за пять минут слепить из головы в Excel. На одной оси поставить «Годы», на второй «Уровень интеллекта Сёмина после встречи головой с мостом», и тоже выставить в качестве доказательства «Смотрите, он падает!».

Если господин Комолов является доцентом, то он знает, что любые утверждения с цифрами и фактами в научных могографиях нужно подтверждать ссылками на источники данных цифр и фактов. Я вот под всеми своими видео стараюсь как можно больше подтверждающих ссылок оставлять. В статьях тем более. Но под видео на канале Сёмина ничего такого нет, только несколько АВМЯК.

Кстати, заметил, что современные «борцуны с системой» очень любят монетизировать эту самую, кхм, «борьбу». Практически каждый сетевой борцун обязательно занимается попрошайничеством, а некоторые ещё и барыжат футболками или даже рекламируют кредитные карты буржуйских банков. Вот такие странные, кхм, «коммунисты».

Можете считать меня старомодным, но я вот даже когда только приехал в Россию, на съёмной квартире, с неработающей женой и грудным ребёнком на руках, работал по 16-18 часов в сутки, однако до попрошайничества не опускался. Ни статуса беженца не получал, ни вот этих всех «мы сами не местные, подайте кто сколько может».

Гордость не позволяет. Я лучше вагоны буду разгружать, чем протягивать руку и попрошайничать. Но нынешние «коммунисты» и тяжёлый физический труд – вещи несовместимые. Это вам не Павел Власов из «Матери» Горького. Вон, Вася Садонин даже работу бросил, чтобы «проводить эксперимент, можно ли выжить на донаты». Позорище. Их борьба. За донаты.

Но вернёмся к нашим баранам.

Внимание! В тексте практически ко всем цитатам, фактам и цифрам зашиты соответствующие ссылки (чего напрочь нет у господ Сёмина и Комолова). Поэтому вместо «Вывсёврёти» и «Какие ваши доказательства?» просто тыкаете в ближайшую гиперссылку. Именно так должен вести диспуты академический учёный (откуда это знать доценту Плешки?).

Итак, какую же аргументацию предъявляет нам господин Комолов, чтобы опровергнуть тезисы Роджерса о национализации?

1. «Особо буйные называют Путина чуть ли не Лениным 21-го века». А можно цитату? Кто и где такое написал? Или господин Комолов сам это придумал, чтобы опровергнуть? Данная тусовка очень любит этот приём – приписать кому-то что-то, чего он не говорил, а потом радостно высмеивать и опровергать.

Чтобы зомбированные пропагандой сектанты могли гыгыкать, пуская слюнку из уголка рта «Путин – Ленин. Гы».

Как я понимаю, цитаты, как обычно, не будет. Хомячки и так схавают.

2. «ФАС взяла данные о 70% госсобственности из ниоткуда».

Во-первых, не «из ниоткуда», а по многочисленным экспертным оценкам. С которыми господин Комолов даже не затруднил себя ознакомиться (а я затруднил и ознакомился).

Во-вторых, у ФАС есть и другие доклады на ту же тему, где эта цифра обосновывается иными способами и источниками. То есть господин Комолов берёт старый демагогический приём, заведомо выбирая один, удобный для него источник. Спрашивает бомжа «Сколько будет дважды два?», а когда тот отвечает «Четыре», начинает притворно смеяться «Смотрите, бомж говорит, что дважды два четыре, лол!». Это очень примитивный приём.

В-третьих, аналогичные цифры называют и другие источники, не только ФАС. Например, рупор американской либеральной пропаганды «Крым.Реалии» ссылается на слова заместителя директора исследовательского института «Центр развития» Высшей школы экономики в Москве Валерия Миронова: «Еще в 2006 году, по данным Института Гайдара, доля государства в экономике России составляла 38%. В 2008 году – 40%. К 2013 году, даже по данным Министерства экономического развития, доля госсектора увеличилась до 50%».

Ой, что мы видим? Что есть некие данные Минэкономразвития, подтверждающие слова Роджерса. Стал ли господин Комолов изучать эти данные? Конечно же, конечно же, конечно же нет! Он ведь учёный, доцент, использует научный метод «этого не может быть, потому что я не хочу в это верить».

Далее, есть доклад Центра стратегических разработок (ЦСР) Кудрина, согласно которым за последние 10 лет доля государства в российской экономике выросла с 39% до 48%.

«Сейчас увеличение частного сектора не происходит. Больше того, у нас госкомпании скупают частные активы», возмущённо констатирует Кудрин. Столько лет попыток приватизации – и всё коту Скрипалей под хвост.

И добавляет: «При этом доходы от приватизации в законопроекте – здесь даже смешными не назовешь. В 2019 году – 13 миллиардов рублей, в 2020 году – 11 миллиардов рублей, в 2021-м – ноль доходов от приватизации».

Но вернёмся к Миронову: «Существуют и более радикальные оценки доли госсектора в экономике России. Например, Международный валютный фонд еще несколько лет назад оценивал ее в 71% ВВП!».

Ознакомился ли «экономист» Комолов с данными оценками МВФ? Конечно же, конечно же, конечно же вы уже знаете ответ. Он же учёный, он лучше знает!

Миронов также добавляет: «Нужно иметь в виду и то, что сейчас в стране возникают некие «гибридные» разновидности государственного капитализма, при которых государство оказывает влияние на инвестиционные решения частных компаний, даже владея в них лишь миноритарным капиталом».

А это уже японский вариант, кстати. Знаком ли господин Комолов с японским опытом государственного регулирования (когда после войны государство восстанавливало разрушенную экономику, введя во все крупные корпорации государственных «смотрящих»)? Вопрос риторический.

Едем дальше, снова Миронов (напоминаю, это статья ещё от 2016 года, сейчас доля государства существенно выше): «Формально в России доля государства в ВВП гораздо ниже 50%, если брать «чисто» государственные предприятия, как они оцениваются Росимуществом. Она составляет 20%, тогда как, скажем, в Индии или Китае – около 30%. Но, например, в официальной статистике того же Минфина России не учитываются финансовые операции ни Фонда развития ЖКХ, ни госкомпаний «Роснано» или «Автодор». Более того, «секретная» часть российского госбюджета уже в 2014 году составляла 14%, сейчас она стала значительно большей».

Учитывал ли господин Комолов деятельность госкорпораций? Нет. Слышал ли он о секретной части бюджета? Нет. Знает ли он, куда эти деньги направляются? Тем более нет.

Что же вообще знает господин Комолов? Мне почему-то кажется, что ничего. И я только начал экзекуцию.

Следующая цитата: «Еще в начале 2014 года в правительстве говорили о планах резко сократить долю госсектора в экономике всего за несколько лет. В частности, первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая тогда на Гайдаровском форуме, заявил о необходимости «стремиться к тому, чтобы к 2018 году не более четверти экономики контролировалось государством». С тех пор этот срок приблизился уже на два года, но доля государства в экономике выросла еще больше».

Во-первых, если доля государства всего 16%, как это утверждал недавно в своём ролике господин Кагарлицкий (пнём и его мимоходом, чтобы не расслаблялся), то как она может УМЕНЬШИТЬСЯ до 25%?

Кстати, господин Кагарлицкий также снял целый ролик, в котором он пытается со мной спорить (безуспешно и безграмотно, но что взять с социолога, ещё и на зарплате у Ходорковского – в экономике «ни бум-бум»), но и он тщательно избегает называть своего невидимого оппонента по имени. Такое впечатление, что им всем спущена методичка «Опровергайте Роджерса, но делайте вид, будто его не существует».

Как там в старом фильме было? «Это похолодало, или я на тебя нагоняю страх?».

Во-вторых, получается, что и вице-премьер Шувалов тоже говорит о росте доли госсобственности? Видимо, у него есть для этого основания.

А господин Комолов говорит, что «данные из ниоткуда». Может всё-таки стоило поискать, а не врать с потолка?

Ведь мог бы сослаться, например, на оценки рейтингового агентства «Муди’с», которые считают долю госсектора в России в пределах 40-50% (но после того, как они опозорились в 2008 году перед самым кризисом, выставив высочайший рейтинг надёжности вскоре разорившимся компаниям, я бы им не доверял). Но нет, он не сделал даже этого!

Кстати, господин Комолов ведёт себя точно также как МВФ, сотрудники которого в своём последнем докладе, посвящённом российской экономике, пишут: «Мы ВЕРИМ (We believe), что данные Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) от 2007 года и доклад МВФ от 2014 года (за авторством других исследователей, конечно) не верны». Тоже закрыли глазки ладошками и «этого не может быть».

Комолов и МВФ – против проклятых путинских охранителей!

Но я всё же поглядел данные, которым они «не верят» – там чёткая цифра в 44,4% от ВВП доходы государства и 41,4% – расходы по состоянию на 2012 год.

Все желающие могут и сами посмотреть предыдущий доклад МВФ, который оценивал долю государства в 70%.

Приведём также мнение директора Центра структурных исследований РАНХиГС Алексея Ведева: «Оценка МВФ очевидно занижена, методология слишком консервативна. Главная проблема их расчётов в том, что они не учитывают компании с долевым государственным участием».

Строго как я уже писал в комментариях господину Кагарлицкому под его видео.

Или вот мнение директора Института стратегического анализа ФБК Игоря Николаева: «По формальным показателям доля государства в экономике действительно около 30%. Но я скорее согласен с оценкой в 70%. Многие крупные компании в России по существу являются «квазичастными» и сильно зависимы от государственных субсидий».

В качестве примера я буквально на днях приводил группу компаний «Мечел». Которая формально частная, но вся её прибыль (и даже больше) уходит на погашение кредитов трём государственным банкам: «ВТБ», «Сберу» и «Газпромбанку».

Опять же, сейчас идут разговоры о том, что «Ростех» полностью или частично заберёт активы «Мечел» себе, фактически за долги.

Я могу так ещё долго продолжать (но и так уже четвёртая страница текста пошла). Источников масса, экспертных оценок множество, докладов различных государственных структур десятки.

И лишь господин Комолов утверждает «данные из ниоткуда».

3. «С таким же успехов в госсектор можно было бы добавить и зарплаты всех бюджетников и членов их семей, пенсии стариков». Господин Комолов опять прибегает к своему любимому приёму «Я сейчас припишу оппонентам заведомый бред, а потом легко и радостно его опровергну».

Вот только никто ни пенсий, ни зарплат бюджетников никто в доходы государства не записывал (они вообще-то идут в статье «расходы», если «доцент» этого до сих пор не знал).

Зато у нас есть данные, например, о том, что доля государства в банковском секторе достигла всё тех же 70%. Это данные не только ассоциации АКРА, но их подтверждает и сама глава ЦБ Эльвира Набиуллина. На февраль 2018 года доля государства в банковском секторе составляла 66,2%, но с тех пор она ещё выросла.

Кстати, о «достоверности» свежего доклада МВФ: для финансового сектора долю государства в добавленной стоимости МВФ оценил как отношение активов государственных банков к совокупным активам банковского сектора, поскольку «официальные данные о продажах банков недоступны». Посмотреть отчёты ЦБ и послушать выступление Набиуллиной в Госдуме для этих «исследователей» оказалось слишком сложно.

4. Дальше господин Комолов указывает, что в 2017 году отношение государственных расходов к ВВП составило 34%. Мол в ряде других стран эта цифра существенно больше.

Что это должно доказывать – непонятно. Потому что эта цифра не учитывает, например, расходов государственных корпораций. Это расходы госбюджета only (я знаю, что английское слово в этом месте вызовет отдельный баттхёрт, поэтому вставил его намеренно). Вообще ничего не доказывает.

5. «Доля основных фондов в государственной собственности сокращается все путинские годы – с 27 до 23%».

А Кагарлицкий «лечил» про 16%. Вы уже определитесь, чтобы врать синхронно.

Опять же, на этот бред я уже отвечал, что они учитывают активы только тех компаний, где в уставе написано «государственная». Но не учитывают акционерных (формально частных), в которых у государства контрольный или хотя бы блокирующий пакет.

Для контраста: в своём докладе 2014 года МВФ включил в свой анализ госсектора дочерние компании 20 крупнейших контролируемых государством нефинансовых компаний, а это большинство дочерних предприятий таких компаний, как «Газпром» или «Роснефть», которые, как правило, классифицируются как частные в официальных данных. И сразу получил те самые искомые 70%.

6. «Нет никакой национализации, потому что в 2017 году правительство утвердило очередной трёхлетний план приватизации», вещает дальше нам господин Комолов.

Во-первых, уже принят следующий план приватизации, на 2020-22 годы, про который Кудрин плакал слезами размером с футбольный мяч, что «это смешные цифры, так нельзя» (цитату я уже приводил выше). Господин Комолов всегда оперирует заведомо устаревшими цифрами?

Во-вторых, господин Комолов забыл уточнить, насколько был выполнен упомянутый им трёхлетний план.

А вот какой-то Роджерс не забыл. И уточнил.

По итогам 2018 года плановое задание по доходам, установленное законом о бюджете, Росимуществом исполнено на 110,6 %, в федеральный бюджет поступило порядка 341,5 млрд рублей.

А от сделок по приватизации поступило 282,7 миллиона рублей в 2017 году и 446,5 миллиона рублей в 2018 году.

Ещё раз, для «особо упоротых» псевдокоммунистов, корчащих из себя «экономистов» (или наоборот): не миллиардов, не триллионов – миллионов. Такими темпами распродавать госимущество можно несколько миллионов лет, и оно всё равно не закончится.

Глава Росимущества Вадим Яковенко подчеркнул, что «Имущество федеральных государственных учреждений не всегда используется по назначению, а иногда вовсе не используется и находится в упадническом состоянии».

И именно такие, не используемые активы и стараются продавать.

Более того, кто сказал, что процессы национализации и приватизации не могут идти одновременно? Как там дядя Фёдор в «Простоквашино» говорил про ненужные вещи?

И вот процессы национализации идут бешеными темпами. Чтобы убедиться в этом, достаточно забить в поисковике «Ростех скупает» или «Ростех монополизирует». Но доцент Комолов не умеет в гугл, поэтому всего этого не видит.

Впрочем, я человек добрый, и радостно помогу ему. Вот, например, планы «Ростеха» войти в десятку крупнейших компаний мира. Или вот форменная истерика радио «Свобода», в которой говорится (пунктуация первоисточника):

«В руках Сергея Чемезова – мощнейшая госкорпорация страны, крупнейший промышленный гигант, единолично распоряжающийся фактически всем машиностроением государства и по своей совокупной финансово-экономической мощи, быть может, уже превзошедший даже такое «национальное достояние», как «Газпром».

А уж по части лоббирования своих интересов и выколачивания средств из госказны ведомство Чемезова эту «естественную монополию» точно превзошло. Когда в 2007 году учреждали государственную корпорацию «Ростехнологии» (позже переименована в «Ростех»), ее прозвали «Роспылесос», поскольку еще на заре своего создания эта корпорация попыталась «всосать» в себя чуть не всю промышленность страны.

Если первоначальный список имущества, планируемого для передачи детищу Чемезова, не превышал 250 предприятий военно-промышленного комплекса, то создатели будущей госкорпорации запросили аж 600 производств, из которых не менее 20 процентов – чисто гражданские, вплоть до типографий, к военной сфере отношения не имевшие, зато сами по себе вполне прибыльные.

Так, в списке Чемезова фигурировали десятки ведущих фармацевтических предприятий и НИИ. Необъяснимые, на первый взгляд, притязания на высокоприбыльное производство обосновывали необходимостью обеспечить… биологическую безопасность государства.

Мало того, госкорпорация замахивалась еще и на функцию госзаказчика оборонной продукции, получателя и распорядителя бюджетных средств. При этом все должно было выглядеть так: сами всё разрабатываем по собственному разумению, сами же испытываем, заказываем и производим».

Ужас какой! С точки зрения либералов-рыночников и «коммунистов» Олега Комолова и Кости Сёмина.

Кстати, соврать о том, что деньги при этом уходят из государства не получится, потому что всё тот же ФАС, на этот раз с цифрами и расчётами, пишет о стремительном развитии g2g-сектора в России (для доцентов-экономистов поясню, что «g2g» означает «государство для государства»). То есть государственные компании стараются размещать тендеры и прочие заказы у государственных же компаний – потому что так гораздо проще контролировать целевое расходование средств, убирается коррупция и деньги не уходят из государственной кубышки.

Ишь, что проклятые путинские капиталисты вытворяют! Ой, что-то не то ляпнул…

7. Ну и последнее (у меня уже пальцы болят, иначе можно было бы и продолжить экзекуцию). Господин Комолов на видео врёт, будто доходы от «Роснефти» и «Газпрома» идут в государственном бюджете в разделе «Прочее» и составляют мизерную сумму.

Это очень наглая и предельно тупая ложь. Которую чрезвычайно легко проверить.

Во-первых, основные доходы от нефтегаза идут через статью «Налоги». И Комолов не может этого не знать (вернее, конечно, может, но тогда нужно расследовать, как он получил звание доцента – без взяток явно не обошлось).

Во-вторых, нефтегазовые доходы федерального бюджета РФ составили в январе-июне 2018 года 3,935 трлн рублей, увеличившись по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года на 1,047 трлн рублей, или на 36,2%, говорится в докладе Счетной палаты РФ. Доля нефтегазовых доходов составила 45,6% от общего объема доходов бюджета РФ, что на 5 процентных пунктов больше, чем годом ранее.

Подумаешь, какие-то жалкие четыре триллиона рублей. Комолов больше на семечки тратит…

Завершая наш обзор, нужно привести ещё одну цитату:

«Проблема и в том, что сам госсектор не представляет «прозрачной» отчетности – хотя бы в той мере, на какой настаивают иностранные инвесторы. Скажем, еще в 2014 году устами МВФ они сетовали на нехватку информации по госкомпаниям, что затрудняло оценку реальной долговой нагрузки российского государства в целом. Например, доля госсектора в российской экономике, по тогдашним оценкам МВФ, превышала 70% ВВП. Но при этом долговая нагрузка только 26 крупнейших госкомпаний (пусть доля государства в каких-то из них и не была мажоритарной, но реально – это были госкомпании) превышала 102% ВВП! Хотя формально долговая нагрузка самого государства оценивалась всего в 11% ВВП».

Как я всегда говорю: в России всё всегда не так, как кажется. ВРДЗ.

Отдельно было весело, когда вчера под видео некоторые хомячки вещали «Да кто такой Роджерс по сравнению с целым доцентом?». Ну, тут мои слова как бы подтверждают вице-премьер, глава ЦБ, глава Росимущества, пара министерств, главы нескольких институтов, доклады ЕБРР и МВФ, ну и там по мелочи… доцент, конечно, авторитетнее.

И второй заданный вопрос «По-твоему, доцент Плешки может быть идиотом?». Вполне (если я не ошибаюсь, он вообще бухгалтер, а не экономист – что не оправдывает, а лишь усугубляет его глупое стремление лезть в те сферы, где он ничего не понимает). Я даже знаю редкостно тупого преподавателя МГИМО (уже, по счастью, бывшего). Более того, доцент Плешки ещё и врёт, как сивый мерин, с перепуганным видом.

Пожалуй, хватит на один раз. Вышеизложенного более чем достаточно, чтобы понять, кто прав насчёт национализации, а кто с выпученными глазами вещает «Тот-Кого-Нельзя-Называть всё врёт». Можно зачехлять розги.

Вообще этот цирк с конями продолжается уже больше года. Костя Сёмин регулярно пытается меня то опровергнуть (как уже показано, безуспешно), то попросту прямо оскорбляет. Но когда ему раз за разом предлагают выйти на честные и открытые дебаты, то он (и его верные хомячки) каждый раз начинает визжать «Да кто такой этот Роджерс, чтобы целый я с ним диспутировал?! Я вообще его не знаю (врёт)! Я лучше возьму интервью о марксизме у бьюти-блогерши, визажиста и пролетарского аккаунт-менеджера (кстати, что это?)!».

«Не знаю, но регулярно пытаюсь опровергнуть или оскорбить», – это очень смешно.

Скажи уже один раз честно: «Я, Костя Сёмин, говорящая голова, зачитывающая текст с телесуфлёра. Я не одолел Гегеля и почти не читал Маркса (не говоря уже об Фромме, Гэлбрейте, Хомски или Валлерстайне). Я ничего не понимаю ни в диалектике, ни в марксизме, ни в экономике. Поэтому диспутировать никогда не выйду – мне страшно. АВМЯК. То есть, мир вашему дому».

И всё, я сразу же прекращу над тобой издеваться. Обещаю.

P.S. Отдельное спасибо господину Комолову. Я давно так не оттягивался (и закурил).

Но большая просьба: хотя бы пару дней воздержитесь от дальнейших попыток позориться. У меня заказ на десятистраничную аналитику, нужно сдать в понедельник, а я написал всего четыре (если бы не вынужденное реагирование на ваш бред, то я бы уже закончил). Дайте мне спокойно поработать. Я, в отличие от вас, работаю головой.

И вообще, если вы продолжите, то у меня возникнет законный вопрос, как у того медведя из анекдота «Мужик, ты вообще охотник или кто?». Надеюсь, я достаточно прозрачно намекнул.

Александр Роджерс, Журналистская правда

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки