Польские власти в очередной раз заговорили о строительстве в Польше собственных атомных электростанций. По подсчетам Министерства энергетики, для строительства одной польской АЭС нужно 60 миллиардов евро, и Варшава ищет на эти цели иностранное финансирование. Сможет ли Польша войти в ядерный клуб и почему единственный шанс для Варшавы построить АЭС с выгодой для себя — это сотрудничество с российским «Росатомом», рассказал старший эксперт Фонда «Институт энергетики и финансов», заведующий сектором «Промышленность и инфраструктура» Сергей Кондратьев.

— Г-н Кондратьев, в последнее время Польша делает очень много заявлений о возрождении атомной энергетики. Это отмечается и в программных документах страны. Какова на сегодняшний день ситуация в этой сфере у Варшавы?

— Польская энергетика находится в непростой ситуации. В последние полтора-два года мы увидели резкий рост стоимости квот на выбросы парниковых газов. Еще два года назад эта цена составляла порядка 5–6 евро за тонну. Сейчас — более 25 евро.

Вот такое четырехкратное увеличение оказывается критичным для Польши.
В этой стране основу энергетики по-прежнему составляют угольные электростанции, на которых очень высокий удельный выброс парниковых газов. Это автоматически транслируется в увеличение цен — сначала на оптовом рынке, а затем и для конечных потребителей.

Польша заинтересована в максимальном развитии низкоуглеродных видов генерации. Более того, эта ситуация с ценами на выбросы парниковых газов не разовая. Цены на выбросы в ближайшие десять лет уже не будут такими низкими, какими они были в 2015 году.

Как раз из-за этих факторов разговоры о необходимости строительства атомной генерации в Польше обрели новые силу.
Но это достаточно сложное предприятие. Варшаве необходимо будет получить все разрешения, найти предложения на рынке, которые включали бы в себя не только строительство, а комплексную услугу. Также необходимо думать, откуда будет поставляться ядерное топливо и где оно будет храниться. Актуальным останется вопрос о поставке оборудования, предоставлении финансирования.

— Кого Польша могла бы привлечь для решения этих вопросов?

— Сейчас у нас на рынке всего три глобальных игрока, которые могут строить в Европейском союзе новые реакторы. Речь идет о российском «Росатоме», французской AREVA и японо-американском концерне Westinghouse. Конечно, есть очень мощные локальные производители в тех же Китае и Индии, но получить выход на европейский рынок им будет достаточно сложно.

В принципе, только «Росатом» может предоставить достаточно привлекательные условия для Польши, связанные с финансированием.
Если Вы посмотрите на другие проекты российской компании — например, на венгерский проект, — то увидите, что «Росатом» смог добиться предоставления межгосударственного кредита Венгрии, который покрывает 80% от стоимости строительства атомной станции.

Кредит на атомную инфраструктуру берется на 15–20 лет минимум, и процент по такому займу обычно достаточно высок. Для стран, которые находятся вне зоны евро (как раз для тех же Польши и Венгрии), он может быть выше, так как выше и финансовые риски, чем для стран зоны евро.

«Росатом» для той же Беларуси, которая находилась в похожем с Польшей положении, предоставил услуги, связанные и с подготовкой специалистов, и с помощью в открытии соответствующих отделений в стране, а также другой комплекс услуг, связанный с поставкой оборудования и организацией поставок топлива.

— С кем из глобальных игроков Польше выгоднее всего сотрудничать?

— В этом плане логично было бы выбрать именно «Росатом», но в польском случае это будет очень трудно сделать.

В Польше сохраняется очень одиозное политическое лобби, которое выступает против развития экономических отношений с Россией. По крайней мере, это медиа-лобби.
Если Польша захочет реализовывать такой проект с Москвой, ей потребуется преодолеть серьезное сопротивление внутри страны.

Если говорить про других конкурентов, то, конечно, у той же французской AREVA стоимость строительства будет существенно выше. Кроме того, два проекта, которые эта компания реализует в Европе — энергоблоки АЭС Олкилуото в Финляндии и строительство нового энергоблока на АЭС Фламанвиль во Франции, — столкнулись с многократным переносом сроков сдачи. Там задержка ввода энергоблоков идет уже на годы и с существенным перерасходом средств относительно утвержденных планов.

Имея такой опыт перед глазами, сотрудничество с AREVA окажется достаточно критичным для Польши.

— Какая энергетическая стратегия наиболее приемлема для Польши в данный момент?

— Конечно, хорошо, что есть разговоры о развитии атомной энергетики в Польше, но Варшава в большей степени будет склоняться к использованию, например, газовой генерации в своей энергетической системе.

Это, конечно, несравнимо с атомом по выбросам углекислого газа и другим парниковым выбросам. Кроме того, Польша будет обращать внимание на возобновляемую энергетику — та же ветряная и солнечная энергия, на проекты которой можно частично получать поддержку от европейских инфраструктурных фондов.

Тем не менее в Польше не очень определенная ситуация и в плане взаимодействия с европейскими институтами. Это будет осложнять реализацию потенциального атомного проекта.

— С какими проблемами может столкнуться Польша при реализации атомного проекта?

— Только работы на площадке фактически занимают как минимум пять лет, и это считается очень хорошим сроком. Обычно эти сроки нарушаются, потому что возникают непредвиденные ситуации, задержки с поставками оборудования или другие моменты.

Если считать процедуру прохождения согласований с местными жителями, оценку воздействия на окружающую среду, процедуру, связанную с получением сдачи объекта, его приемкой государственными органами, получение всех лицензий и разрешений, то временные затраты на реализацию проекта могут составить 9–10 лет. Это очень много в текущих условиях, когда мы все больше переходим к краткосрочным проектам.

Ту же газовую электростанцию вы можете построить за 2–3 года. Если мы говорим про ветряк или солнечную электростанцию, то здесь можно со всеми необходимыми разрешениями управиться за год.

У атомной энергетики в Польше сейчас будет очень много проблем на пути ее развития.

Если Варшава все-таки решит развивать атомную генерацию, то она сможет стать одним из «гейм-чейнджеров» — произойдут очень серьезные изменения на энергетическом рынке в Европе.
Все страны Европы, которые развивают атомную энергетику или заявляют о планах ее развивать, а это, в первую очередь, Венгрия, Финляндия, Франция, имеют очень большую историю атомной энергетики, где есть работающие реакторы, есть выгода, которую они получают от атомной энергетики уже сейчас.

Если Польша решится присоединиться к этому кругу государств, то это может сподвигнуть и другие страны серьезно пересмотреть свое отношение к атомной энергетике, так как все-таки в последние годы в Европе преобладало мнение о необходимости скорее выводить атомные мощности из эксплуатации. Достаточно взять пример Германии, Швейцарии, Бельгии.

Денис Ивановский, Rubaltic

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки