В американской администрации продолжаются кадровые перестановки. К середине августа в США на ключевом посту директора Национальной разведки окажется другой человек. Место Дэниела Коутса займёт конгрессмен Джон Рэтклифф

Недруги Трампа утверждают, что текучка в Белом доме и федеральных ведомствах является следствием «непредсказуемости» 45-го президента и его неспособности ладить с профессионалами своего дела. Но внимательный взгляд на обстоятельства отставок, принятых Дональдом, показывает, что расстаётся он только с двумя категориями людей.

К первой относятся добросовестные служаки, которые поддерживали президента и вместе с ним отражали атаки либерального истеблишмента и мейнстримной прессы. Но не всякий человек, даже обладающий большим опытом работы в Вашингтоне, может выдержать длительное напряжение работы-ставшей-войной. Другое дело, что кто-то держится до последнего, кто-то ломается, а кого-то задевает «шальной пулей».

Сара Сандерс и Никки Хейли были отправлены в отставку с большими почестями. Глава государства лично присутствовал на их проводах, желал им всяческих успехов и прочил большое политическое будущее. Сильные женщины отдали работе все свои силы и сделали всё, что могли. А вот честный джентльмен из Алабамы, бывший генпрокурор Джефф Сешнс, самоустранился от юридической драки вокруг «русского дела», оголив фланг обороны Трампа. Его увольнение сопровождалось твитами Дональда о «большой ошибке» назначить Джеффа на столь ответственный пост. Первый советник 45-го президента по нацбезопасности генерал Майкл Флинн оказался одной из первых жертв расследования «российского вмешательства» в американские выборы 2016 года. О нём хозяин Белого дома до сих пор говорит с большой теплотой и искренним уважением.

Вторую группу покинувших администрацию составляют временные попутчики и ставленники чуждых «трампизму» сил. Например, бывший советник по нацбезопасности Герберт Макмастер, известный нам как автор оставленной на столе президента США утром 19 марта 2018-го «шпаргалки», призывающей Трампа не поздравлять Владимира Путина с переизбранием. Ещё одним аппаратчиком, пытавшимся «приручить» Трампа, был экс-глава администрации Джон Келли. И Макмастер, и Келли часто позволяли себе публично не соглашаться с президентом. И он избавился от них, как только представилась возможность.

В эту же группу входят чиновники федеральных ведомств, которые не собирались помогать «неправильному» президенту. Хуже того, многие из них сочли своим долгом сделать всё от них зависящее для его отстранения от власти. В отличие от ключевых членов администрации, они не отправляются автоматически в отставку после приведения к присяге нового главы государства. И это породило в них уверенность, что именно они и являются властью в Вашингтоне. А значит, «угроза республике» в лице «выскочки» должна быть устранена любой ценой.

Это и попыталась сделать группа высокопоставленных сотрудников Госдепа, Минюста, ФБР и ЦРУ в рамках так называемого русского дела. А поскольку сфабриковать это дело, следуя законной процедуре, было невозможно, силовики-заговорщики совершили массу нарушений (и, возможно, преступлений), за которые их должен был привлечь к ответственности уже упомянутый Джефф Сешнс, но не смог из-за своей наивности и слабости.

Тем не менее даже спецпрокурору по «русскому делу» Роберту Мюллеру пришлось отправить в отставку главу контрразведывательного подразделения ФБР Питера Строка и юрисконсульта ведомства Лизу Пейдж. Трамп же своим решением уволил директора бюро Джеймса Коми, его зама Эндрю Маккейба, заместителя главы Минюста Брюса Ора и многих других спецслужбистов.

Вновь назначенный генпрокурор Уильям Барр при поддержке конгрессменов-республиканцев начал расследование истоков «русского дела» с целью выявить всех виновных в противоправных действиях против 45-го президента США.

Барр создал специальную следственную группу во главе с опытным сотрудником Минюста Джоном Дурамом, отличившимся в своё время разоблачением коррупционных преступлений в ФБР.

После того как Роберт Мюллер дал показания перед спецкомиссией палаты представителей, стало окончательно ясно, что дело о «российском вмешательстве» было подставой и поводом к заговору против Трампа. Союзники президента в конгрессе и консервативных медиа давно требуют «расследовать расследователей». Всё, что мешало хозяину Белого дома сделать это и окончательно зачистить спецслужбы от заговорщиков, это консенсус в разведсообществе США относительно «коварных намерений русских».

В 2016 году все 17 правительственных служб, входящих в это сообщество, заявили — столь же единодушно, сколь и бездоказательно, — что почтовые серверы штаба Хиллари Клинтон и Демократического национального комитета хакнула именно Россия. Конгресс придерживался той же версии. Даже те законодатели, которые отрицали «сговор Трампа с Кремлём», утверждали, что Москвой была осуществлена «атака на американскую демократию».

Этот консенсус, поддержанный либеральными СМИ, препятствовал не только нормализации российско-американских отношений, но и выстраиванию нового международного порядка. Каждый раз, когда дело шло к конструктивному диалогу России, США и Китая, президенту США напоминали, что Москва является киберагрессором. Любая попытка Трампа смягчить акценты в данном вопросе приводила лишь к новой волне обвинений в его адрес — мол, это ещё одно свидетельство его «связей с Кремлём».

Дэн Коутс получил свой пост директора Национальной разведки во многом благодаря протекции вице-президента Майка Пенса и лидера республиканского большинства в сенате Митча Макконнелла. В 2016—2017 годах влияние этих двух политических лидеров было весьма существенным. Трамп не мог себе позволить ссориться с ними и давить на них. Но всё изменилось в ноябре 2018-го, когда именно Дональд обеспечил сохранение республиканского большинства в сенате. Ещё через девять месяцев полностью рассыпалось «русское дело».

И тогда пришёл черёд Коутса. Его сменил стопроцентный трамповский лоялист и сторонник «расследования расследователей» Джон Рэтклифф. В отличие от «чистого политика» Дэна, Джон имеет опыт работы федеральным прокурором. Он также принимал активное участие в работе комитетов по разведке и нацбезопасности палаты представителей. На допросе Роберта Мюллера он обрушился на него и его группу с резкой критикой, называл «русское дело» заговором и обещал «докопаться до правды».

Вопреки расхожему мнению, директор Национальной разведки не является руководителем всех спецслужб США. Он лишь координирует работу их контртеррористических и контрразведывательных подразделений, а также утверждает общие регламенты их деятельности. Офис директора Национальной разведки (ODNI) хоть и считается отдельной (17-й) спецслужбой США, но на деле является довольно компактным бюрократическим органом.

Важно, однако, что этот орган является надзорным. Более того, в медийном плане ODNI считается выразителем мнения всего разведсообщества Соединённых Штатов. Так что, если Рэтклифф скажет, что в спецслужбах плёлся заговор против законно избранного президента, значит, так оно и было.

Само собой, CNN, The New York Times и прочие либеральные медиа назовут новое назначение «войной со спецслужбами» и «ещё одним проявлением произвола». Но на месте несогласных с Трампом силовиков я бы всерьёз задумался о своём будущем.

И сама номинация Рэтклиффа, и его будущая деятельность — это часть большой чистки американских спецслужб, которая стала неминуемой с тех пор, как их сотрудники, ослеплённые своим могуществом, решили, что могут предопределить (а позже — отменить) результаты выборов 2016 года.

Они ведь даже не против Трампа боролись, а пытались воспрепятствовать тектонической трансформации мира. Немудрено, что их ждала неудача. А теперь им грозит расплата.

Дмитрий Дробницкий, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки