В субботу, 27 июля, в Киеве прошел Крестный ход в честь 1031-летия крещения Киевской Руси. Его проводила Украинская православная церковь

Хотя начало Крестного хода в Киеве было назначено на 13.30, полицейские на Крещатике появились еще с утра и перегородили главную улицу столицы. Движение машин было остановлено. Полицейские в желтых жилетах проверяли верующих, заглядывая им в сумки и ощупывая рюкзаки. Ближе к полудню у полицейского кордона выстроились небольшие очереди. По улице Трехсвятительской к Владимирской горке шел сплошной поток людей. Вниз, к памятнику князю Владимиру пускали не всех, туда спускались только представители прессы, высшее духовенство и украинские политики. Один за другим приехали Вадим Новинский и Юрий Бойко. Новинского с его окладистой бородой тоже можно было бы принять за священника, если бы не костюм.

Все верхние аллеи парка были заполнены паломниками — они съехались в Киев со всей Украины. Прибыли представителей всех 53 епархий. Люди, проделавшие долгий путь, сидели и лежали на газонах в спасительной тени деревьев — день выдался жарким. Повсюду были таблички с названиями епархий: «Полтавская», «Ровенская», «Харьковская», «Волынская», «Одесская».

Приехали целыми семьями. Молодая пара (сразу видно, что не киевляне) с полуторогодовалым малышом в голубой прогулочной коляске всматривались в людскую массу, разыскивая своих. Малыши постарше пришли даже с самокатами и велосипедами. Подростки коротали время, уткнувшись в смартфоны. Взрослые обсуждали Томос, с которым так оконфузилась ПЦУ, когда Филарет назвал его ненастоящим.

Внезапно над людским морем проплыл большой сине-желто-красный флаг. Так эффектно на горке появились священники Румынской православной церкви.

До начала молебна оставалось совсем немного, а люди все продолжали прибывать. По аллее с маленькой дочкой на плечах продвигался молодой священник, увидев табличку «Одесская епархия», улыбнулся и направился туда. Увидев его, одесситы искренне обрадовались, поздравили с праздником и напоили ребенка водой.

Как только начался молебен, люди стали подниматься с травы и подтягиваться поближе к чугунным ограждениям аллей, чтобы увидеть службу возле памятника князю Владимиру. Много верующих собралось по обеим сторонам Трехсвятительской, по которой должен был идти Крестный ход, чтобы увидеть Блаженнейшего митрополита Онуфрия. На Стоять на солнцепеке было тяжело, но люди смиренно молились. Время от времени солнце пряталось за облаками, и налетал спасительный ветерок с Днепра.

Звуки молебна стихли, и человеческое море заволновалось, забурлило. Волонтеры в желтых жилетах спешно освободили Трехсвятительскую от продолжавших идти верующих, препроводив тех за ограждение. Сначала на улице появилась большая группа молодежи в фиолетовых и бирюзовых футболках их выстроили в две колонны по обеим сторонам улицы.

— Детки, вы откуда?

— А мы участники молодежного фестиваля Ортофест. Он под Киевом проходил. Со всей Украины 400 человек съехались, я, например, с Полтавы, — охотно отвечал улыбчивый юноша.

— Смотри, смотри, православная молодежь, — умилялись старушки.

И тут с Владимирской горки появились хоругвеносцы. За ними шли монахини в белых, голубых, черных одеждах. Священники несли раки с мощами святых и чудотворные иконы. Люди запели «Богородице Дево, радуйся».

Рядом с Предстоятелем УПЦ митрополитом Онуфрием и митрополит Антонием шли украинские политики — Вадим Новинский и Юрий Бойко. Следом за архиереями на улицу выплеснулась людская волна. Паломники двинулись в Киево-Печерскую лавру. Голова колонны была уже на Европейской площади, а поток верующих не иссякал.

Путь предстоял не близкий. Люди пели молитвы, улыбались друг другу, приветливо махали руками телекамерам.

— Вроде, нас не меньше в этом году. Слава богу», — говорила в телефон молодая женщина. — Ты посмотри трансляцию, люди идут и идут!

Полиции и нацгвардейцев по пути колонны было совсем не много. Это и не удивительно, в этот раз не было истерии в прессе вокруг Крестного хода, не возбудились национал-радикалы и городские сумасшедшие. И — о чудо! — полицейские улыбались, провожая глазами верующих.

— С праздником, дорогие! — приветствовали полицейских верующие.

— И вас с праздником! — отвечали стражи порядка.

Возле здания Кабинета министров силовиков тоже было на удивление немного. Зато верующих встретил пикет протестующих против рейдерского захвата храмов. Паломники настороженно вчитывались в плакаты и подходили узнать подробности. Когда выяснялось, что это акция против захвата храмов УПЦ, люди улыбались и крестили стоящих с плакатами.

Мальчик лет восьми идущий вместе с мамой и бабушкой, очень переживал, вытягивал шею и дергал бабушку за руку:

— Ба, ба, мы должны сесть в метро на первой же станции! Нам еще обед готовить, чтобы проходников кормить!

— Не проходников, а крестоходников, — поправляла его бабушка. — Успеем, до Лавры сначала дойдем.

Крестоходники, несмотря на жару, шли споро. Возле Маринского парка, где улица Мазепы вновь обретает свое исконное название Лаврская, (аккурат в том месте, где в прошлом году стоял человек с черно-красным флагом и посыпал верующих проклятиями) какой-то доброхот поливал проходящих тонкой струйкой воды из шланга. Народ радостно это приветствовал, люди смеялись и благодарили.

Крестный ход продолжался два часа. И когда уже прошла основная колонна, все еще шли отставшие, спрашивая прохожих, правильно ли они идут к Лавре.

Недалеко от Лавры стоял пожилой священник, возле него сгрудились прихожане. Люди шутили и улыбались. Поджидали отставших, чтобы отправиться домой. Кто-то держал табличку «Кременчугская и Лубенская епархия».

— За что вы сегодня молились, — спросил какой-то киевский зевака.

— Церковь молится за мир, благополучие и здравие всех людей. Крестных ход сам предполагает молитву за мир во всем мире. Церковь — вселенская, то есть всеобъемлющая, всеохватывающая. Поэтому молится церковь за весь мир, за всех людей. Есть книга «Закон божий». Есть «Катехизис» с указаниями для мирян, как себя вести. Есть книжечка «Азы православия», желательно читать ее всем. Желательно ввести ее в школах, чтобы детки знали, зачем это все делается, зачем есть церковь, для чего существуют священники и для чего существуют десять заповедей. Если бы люди жили заповедями, то был бы давно мир во всем мире. А так, сегодня соблюдают, завтра — не соблюдают. Так и живем, такая и жизнь, такие и мы. За грехи наши и дано нам, — охотно пояснил священник.

Молодая девушка с хорошим светлым лицом тут же присоединилась к разговору.

— Я впервые приехала на Крестный ход, — и радостно улыбнулась. — Молилась за семью свою, за державу нашу, за веру православную. Чтоб Господь укреплял — сейчас время такое… тяжелое какое-то духовно для всех.

Федор Тихий, Ukraina.ru

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки