Ничего не знаю о профессиональных качествах Владислава Рашкована, но короля играет свита, а премьера, как ни крути, кордебалет. А в кордебалете у кандидата в ЗЕ-премьеры бедный Нацбанк Украины с его скандальной Гонтаревой и МВФ с его смертоносным «Вашингтонским консенсусом».

Украина ищет премьера. Одним из наиболее вероятных кандидатов сейчас называют 40-летнего Владислава Рашкована. Еще в недавнем прошлом заместитель главы Национального Банка, с февраля 2017 года Владислав Леонидович стал заместителем исполнительного директора Международного валютного фонда от Украины сроком на 4 года.

Ни в политике, ни в экономике нет «белокурых друзей и рыжих врагов». Все в крапинку. Но вот когда дело касается МВФ, ассоциации всегда возникают какие-то эротико-негативные. Еще 11 лет назад и тоже в связи с Украиной, с получением ею кредита от МВФ, я написал статью с неожиданным названием «Решение «консексуальное». Конечно, я ошибся в названии, имея в виду решение «консенсуальное».

Хотя ни черта я не ошибся, а только оговорился. И эта оговорка — по Фрейду, когда вытесненное актуализируется в обход сознания. А в вытесненном — ощущение необходимости расслабиться и получить удовольствие. Поскольку изнасилование было неизбежно. Благо оплачено оно, на первый взгляд, было весьма по-богатому, 16,5 миллиарда долларов. Использовав слово консенсус, я не хотел сказать, что тогда МВФ единогласным решением спас Украину от кризиса, подбросив ей этих деньжат. Просто деньги даны на условии выполнения десяти политических рекомендаций для стран, желающих реформировать свои экономики, известных под названием Вашингтонский консенсус.

Этот термин был введен в оборот американским экономистом Джоном Уильямсоном в 1989 году. Прекрасное было время! Распадался Советский Союз, а американский политолог Фрэнсис Фукуяма писал о конце истории как следствии победы принципов либеральной демократии и рыночной экономики. Но романтизм Фукуямы — хорошо, а планетарный контроль — еще лучше.

Поэтому США, выступая под знаменами либерализма и свободного рынка, распространяли эти принципы через транснациональные корпорации (ТНК) и международные финансовые организации — Всемирный банк, МВФ и иже с ними. Прошло не так много времени, и опыт показал, что либеральная демократия — это не более, чем способ обретения политического контроля над ресурсными территориями планеты, а рыночная экономика — способ удержания этого контроля. И 10 рекомендаций Вашингтонского консенсуса стали неплохим средством достижения целей США и ТНК.

Ибо когда читаешь Уильямсона, то нельзя не прослезиться от потенциального благородства Консенсуса. Но суха теория, мой друг, а практика может показывать совсем иное.

Так вот, о практике. До середины этого десятилетия сначала в Загребе, а потом в Лондоне функционировала очень толковая группа постмарксистских философов и экономистов — «Праксис» (Гайо Петрович, Светозар Стоянович, Александр Тарасов). Они достаточно внимательно отслеживали примеры применения Вашингтонского консенсуса и результаты этого применения. В Югославии (помните такую страну?), Руанде, Сомали, Мексике, Индонезии, Бразилии, Перу, Аргентине. Результаты во многом идентичны. Например, в Индонезии, где режим Сухарто последние 8 лет своего существования беспрекословно выполнял все рекомендации МВФ, это кончилось экономическим крахом, массовым бегством капиталов в США, падением Сухарто, этническими и религиозными столкновениями, в которых погибло от 8 до 10 тысяч человек.

В результате такого мониторинга было сформулировано альтернативное изложение параметров Вашингтонского консенсуса — из восьми принципов. И в результате появилась возможность проследить, во что воплотились прекрасные идеи Уильямсона на практике. Например, необходимость приватизации (8-й принцип Консенсуса), основанная на признании того, что частная промышленность функционирует более эффективно, поскольку управляющие или имеют прямую личную долю в прибылях предприятия, или подотчетны тем, кто ее имеет. Отсюда вывод: государственные предприятия следует приватизировать. В практике применения это превратилось в тотальную приватизацию даже в тех областях, где нереальна конкуренция, что дает частному капиталу возможность необоснованно завышать цены, не повышая качества товаров и услуг.

Далее 2-й принцип: приоритетность общественных расходов. Он означает, что государственные субсидии должны быть сокращены или отменены, а затраты следует перенаправлять на образование, здравоохранение и развитие инфраструктуры. На практике это превратилось в сокращение до минимума или ликвидацию всех социальных программ (бесплатного или дешевого здравоохранения, образования, дешевого жилья, общественного транспорта и т. п.).

Ну и совершенно очаровательный 3-й принцип: снижение предельных ставок налогов, предполагающий, что база налогообложения должна быть широкой, а предельные ставки налогов — умеренными. Не надо быть даже членом «Праксиса», чтобы перевести: ставка подоходного налога у олигарха и уборщицы одинаковая — 15%. И так далее…

Украина сотрудничает с МФВ с 1994 года и за четверть века нахватала оттуда долгов на 32,763 миллиарда долларов. Но впервые под требования «Вашингтонского консенсуса» страна легла именно в 2008 году, в связи с условиями упомянутого в начале статьи «консексуального решения». Тогда, в «Меморандуме об экономической и финансовой политике», разработанном совместно МВФ, Кабинетом Министров и Национальным банком Украины.

В тексте Меморандума активно присутствовали:

— заявления об удержании дефицита консолидированного бюджета на уровне 1% ВВП (1-й принцип Консенсуса);

— обязательство два года не увеличивать минимальную зарплату до уровня прожиточного минимума, пересмотреть условия индексации социальных выплат и не повышать в декабре 2008-го — январе 2009 года зарплату работникам бюджетной сферы (2-й принцип);

— обязательство отмены коридора для обменного курса гривны (5-й принцип);

— обязательство в ближайшее время подготовить список компаний для приватизации в кризисном 2009 году (8-й принцип).

О «списке жертв» Консенсуса много писали еще сербские экономисты из «Проксиса», и с тех пор ситуация не изменилась. И речь не только об Украине. Африканская Замбия в середине нулевых годов считалась чуть ли не эталоном гуманности МВФ. И по праву, ибо с нее был списан долг МВФ. Но именно кредитная политика МВФ привела этих детей тропических джунглей к тому, что уже через 3 года авторитетнейший The Economist вынужден опять предупреждать, что «Надвигающийся долговой кризис в Замбии является предупреждением для остальной части Африки». И в полном соответствии с Консенсусом «давление падает на простых людей», вплоть до анекдота: режим также объявил налоги на скважины, интернет-звонки и даже сводки погоды. И пренебрежительно отмахиваться: «Подумаешь! Да это-де всего лишь Африка!!!» тоже не стоит. И Украина, и Замбия пасут задних по доходам на душу населения (148-я и 178-я по The World Fakt book за 2017 год), но к африканцам уже заходят китайские деньги, так что у них шансов больше.

Однако вернусь на Украину. Ничего не знаю о профессиональных качествах Владислава Рашкована, но короля играет свита, а премьера, как ни крути, кордебалет. А в кордебалете у кандидата в ЗЕ-премьеры бедный Нацбанк Украины с его скандальной Гонтаревой и МВФ с его смертоносным Вашингтонским консенсусом.

Как-то не по себе становится…

Андрей Ганжа, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки