Государственный секретарь США Майкл Помпео 16 июля 2019 года сделал заявление журналистам, что Тегеран готов к проведению переговоров по вопросу своей ракетной программы

Помпео подчеркнул, что «они хотят поговорить, и мы посмотрим, что произойдет». Помпео тут же возразил пресс-секретарь постпредства Ирана при ООН Алиреза Мирусефи: «ракеты Ирана категорически и ни при каких условиях не подлежат обсуждению с другой страной».

По этому вопросу ранее очень категирично высказался Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. 4 июня 2019 года во время церемонии, посвященной 30-летию со дня смерти основателя Исламской Республики аятоллы Рухоллы Хомейни, он сказал, что Тегеран не будет «обманут» предложением президента США Дональда Трампа о переговорах и не откажется от своей ракетной программы. По словам аятоллы Али Хаменеи, «в ракетной программе, они (США) знают, что мы достигли точки сдерживания и стабильности. Они хотят лишить нас этого, но у них никогда не получится».

Свою озабоченность ракетным потенциалом Ирана США выражали неоднократно. В конце ноября 2018 года Брайан Хук, специальный представитель по Ирану и старший советник Государственного секретаря США по вопросам политики, выступал на пресс-конференции, которая проводилась на Объединенной базе Анакостия-Боллинг, Федеральный округ Колумбия. Следует заметить, что именно на этой базе готовят американских военных дипломатов, которые все относятся к разведуправлению ВС США.

По мнению Хука, Иран обладает крупнейшими баллистическими силами в регионе: у этой страны на вооружении и в разработке находится десять систем баллистических ракет.

Брайан Хук подчеркнул, что в 2017 году Иран продемонстрировал запуск ракеты средней дальности Khorramshahr («Хорремшехр»). Дальность полета данной ракеты составляет 2000 километров, что ставит Европу в радиус поражения. Полезная нагрузка ракеты составляет более полутора тонн, и данная система может быть использована как средство доставки ядерного оружия.

Хук также рассказал, что Саудовской Аравией в начале 2018 года были перехвачены ракеты Sayyad-2C («Сайяд-2С») класса «земля-воздух», произведенные Тегераном, которые, преположительно, были получены повстанцами-хуситами. Эти ракеты могут быть использованы против самолетов коалиции или гражданской авиации. Дальность поражения данных ракет достигает 85 километров.

Брайан Хук добавил, что с 2006 года Иран сумел поставить группировке «Хезболла» в Ливане тысячи высокоточных ракет, реактивных снарядов и стрелкового оружия. В настоящее время, по оценке США, в арсенале «Хезболлы» более 100 000 неуправляемых и управляемых ракет.

На форуме, посвященном текущим угрозам на Ближнем Востоке и приоритетам США в этом регионе, который проводился в конце апреля-начале мая 2019 года Центром новой американской безопасности (Center for a New American Security), расположенном в Вашингтоне, выступал заместитель помощника министра обороны США по Ближнему Востоку Мик П. Малрой. В своей речи он отметил пять угроз, исходящих от Ирана, в том числе, и его баллистические ракеты. По словам Мика Малроя, ракеты иранского производства применяются хуситами в Йемене против Саудовской Аравии, и наличие этого современного оружия на границе с Израилем также вызывает озабоченность.

Американская неправительственная организация Missile Defense Advocacy Alliance (MDAA), ставящая своей целью просвещение американской общественности о проблемах противоракетной обороны, привлечение, организацию и мобилизацию сторонников, чтобы защитить критическую потребность США в противоракетной обороне, также проводила анализ ракетной программы Ирана. По результатам данного исследования она пришла к выводу, что «развитие иранского ракетного потенциала ставит наших союзников, а также наши базы в Персидском заливе в большую опасность».

В качестве примера MDAA привела расстояния от Тегерана до военных баз США в регионе: до Багдада (Ирак) — около 712 километров, до Кувейта — 784 километра, до Манамы (столица  Бахрейна) — 1062 километра, до города Кандагар (Афганистан) — 1394 километра, до Дохи (столица Катара) — около 1164 километров. А Тегеран уже обладает ракетами с дальностью полета до 2000 километров.

Ракетный потенциал Ирана беспокоит и союзников США, например, Францию. В январе 2019 года руководитель французского МИД заявлил, что Франция готова ввести против Ирана дополнительные санкции, если не будет достигнут прогресс в переговорах по ограничению его ракетных программ.

На днях израильский телеканал Channel 13 со ссылкой на неназванного американского чиновника раскрыл некоторые подробности переговоров, состоявшихся 24 июня 2019 года в Израиле. В них приняли участие советник по национальной безопасности Израиля Меир Бен Шабат, советник по национальной безопасности президента США Джон Болтон и секретарь совета безопасности России Николай Патрушев.

США и Израиль выдвинули Россси условие по заключению соглашения по Сирии: Иран должен полностью выйти из Сирии и Ливана. США и Израиль также добавили, что такая сделка должна касаться и иранского присутствия в Ираке, особенно когда речь идёт о вооружении шиитских ополченцев ракетами большой дальности, способными достичь Израиля. На первом этапе Россия, по мнению США и Израиля, должна оказать давление на Иран с целью вывода его тяжёлого вооружения из Сирии и других стран.

Следует заметить, что 19 июля 2019 года Израиль нанес удар по базе проиранского шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби» на востоке иракской провинции Салах ад-Дин (к югу от Киркука, примерно в 80 километрах от границы с Ираном). По сообщениям некоторых СМИ, на этой базе находились баллистические ракеты иранского производства. Они были доствлены некоторое время назад из Ирана на грузовых машинах, предназначенных для транспортировки замороженных продуктов.

Ранее Израиль направил информацию США и ряду стран Европы о стремлении Ирана развернуть в Ираке собственные военные базы и наладить там производство высокоточных ракет большой дальности. Впоследствии эти ракеты могут быть использованы против Израиля и против сил западной коалиции на Ближнем Востоке.

В мае 2019 года однин из руководителей шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби», глава Совета Улемов иракской провинции Дияла Джаббаром аль-Мамури заявил, что «если Иран подвергнется нападению с любой стороны, мы объявим войну». Шиитское ополчение в Ираке «Хашд аш-Шааби» тесно взаимодействует и Ираном и активно им поддерживается, поэтому атаки на военнослужащих США на иракской территории в случае перехода конфликта США и Ирана в горячую фазу весьма вероятны.

Как известно, в Персидском заливе находится авианосная ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем «Авраам Линкольн». США сами вынуждены признать, что авианосцы с учетом развития современных средств поражения и возрастания их дальности превратились в большие мишени.

Американский Центр стратегических и бюджетных оценок (CSBA) в марте 2019 года опубликовал исследование, в котором пришел к выводу, что нынешний боевой радиус действия палубной авиации ВМС США не позволяет защитить авианосец от управляемых ракет.

Центр отмечает, что уже на сегодня, чтобы обезопасить себя от растущего диапазона угроз в виде управляемых ракет, авианосцу, необходимо находиться от них на расстоянии до 1000 морских миль (1852 километра). Это примерно на 400 морских миль больше, чем эффективный боевой радиус поступающего на вооружение в авианосное крыло истребителя F-35C Lighting II и на 500 миль больше, чем для ныне стоящих на вооружении истребителей (штурмовиков) F/A-18E/F Super Hornet.

Надо отметить, что Иран создает не только баллистические, но и крылатые ракеты, как наземного, так и морского базирования.

2 февраля 2019 года Тегеран обнародовал данные о создании крылатой ракеты класса «земля-земля» Hoveyzeh («Ховейзех»). Новая крылатая ракета имеет дальность 1350 километров. Отмечалось, что ракета быстро готовится к старту, имеет низкую высоту полета, высокую точность навигации и большую мощность боевой части. В ходе летных испытаний ракета успешно поразила цель на дальности 1200 километров.

В феврале 2019 года Тегеран также сообщил, о создании подводной лодки, оснащенной крылатыми ракетами. Субмарина носит название «Фатех» (Fateh), по-английски Conqueror. На русский язык можно перевести как «Победитель». Данная субмарина имеет водоизмещение 600 тонн. Она вооружена торпедами, морскими минами, крылатыми ракетами. Есть возможность подводного пуска крылатых ракет. Заявлялось, что их дальность полета составляет около двух тысяч километров, что позволяет нанести удары по израильским и американским базам в регионе.

24 февраля 2019 года Иранское информационное агентство Islamic Republic News Agency (IRNA) сообщило о первом успешном запуске крылатой ракеты с иранской подводной лодки. Использовалась подводная лодка класса «Гадир» (Ghadir). IRNA также подчеркнуло, что другие иранские подводные лодки — «Тарек» (Tareq) и новая отечественная «Фатех» (Fateh) — обладают такими же возможностями.

Таким образом, можно прийти к выводу, что созданный Ираном ракетный потенциал является на данным момент самым серьезным аргументом против открытой вооруженной агрессии США и их союзников против этой страны. Ответный ракетный удар Ирана по  военным базам и надводным кораблям Соединненных Штатов и стран сателлитов может привести к серьезным потерям в живой силе и технике. По открытым данным, численность команды авианосца «Авраам Линкольн» – 3200 человек, еще 2480 человек входит в состав авиакрыла, итого – 5680 человек. Потеря только одного этого корабля с людьми на борту полностью разрушит миф о непобедимости военной машины Запада.

Кроме того, США не могут не учитывать опасность ответного удара по Израилю. Ведь Тегеран предупредил, что в случает нанесения удара по его территории он тут же ответит по территории Израиля. Расстояние между Тель-Авивом и Тегераном по прямой составляет чуть более полутора тысяч километов. В данном случае следует учитывать и ракетный потенциал ливанской шиитской группировки «Хезболла» в 100 000 неуправляемых и управляемых ракет, а также подобные возможности других группировок, настроенных враждебно к Израилю.

Поэтому госсекретарю США Майклу Помпео не стоит надеяться, что Тегеран пойдет на переговоры по своей ракетной программе и откажется от своего «ракетного» аргумента. Иранское военно-политическое руководство отлично понимает, что добровольное одностороннее разоружение в конечном итоге приведет к полной потере государственного суверенитета страны.

Владимир Васильев, ИА Rex

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки