Всё, что вы хотели знать о законе про мову, но ленились осилить

Принятый Радой и подписанный Порошенко закон про дэржавну мову, фактически поражает в языковых правах русскоговорящее население Украины. Русскому языку отводится лишь ниша бытового общения, и то, с оговорками (которые мы упомянём ниже). Немного лучше обстоят дела с языками стран ЕС. Для того, очевидно, и вносились в конституцию беспрецедентно несуразные, не свойственные ни одной конституции мира положения о внешнеполитическом векторе государства (ведь уж до самого последнего укрозомби дошло, что ЦэЕвропу никогда не впустят в ЕС), чтобы законодательно обосновать неравноправие русскоязычных и «европейскоязычных» граждан.

Вместе с тем, как указывается в преамбуле закона про мову, Верховная Рада, приняла его, «руководствуясь Конституцией Украины». В то время как в той же конституции чёрным по белому записано: «Гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины».

Вот мы и покажем, что мовный закон – тотальное нарушение конституции Украины.

Начнем с той же преамбулы. Целью закона указывается «создание надлежащих условий для обеспечения и защиты языковых прав и потребностей украинцев». Тогда как конституция оперирует понятием «Украинский народ – граждане Украины всех национальностей» (первая же строка Основного закона Украины). А ст. 21 Конституции гласит: «Все люди равны в своем достоинстве и правах». О «большем равенстве» украинской нации – ни слова.

Однако национальные меньшинства пока молчат в тряпочку, а русские затравлены не только фашистами, но и прикрывающими их властями.

Поэтому основные претензии к «наконец-то демократической державе» доносятся из-за рубежа. Как известно, наибольшие нарекания соседей вызвали

Запрет среднего и высшего образования на русском языке

«Языком образовательного процесса в учебных заведениях является государственный язык», – гласит статья 21 (п. 1). Речь идёт обо всех учебных заведениях вне зависимости от формы собственности и от того, кто школу/садик учредил – национальные культурные общества или, скажем, религиозные организации (такие как, армянская или русская церковь, мусульманская или иудейская община). Далее следуют лишь «некоторые» исключения.

«Для получения дошкольного и начального образования, наряду с государственным языком и языком соответствующего национального меньшинства Украины, национальным меньшинствам Украины гарантируется право на обучение в коммунальных учебных заведениях». Но только в коммунальных – не в государственных – заведениях, отметим. И, главное, речь идёт максимум о начальном образовании. «Это право реализуется путем создания отдельных классов (групп) с обучением на языке соответствующего национального меньшинства Украины наряду с государственным языком». То есть, школы и детсады с обучением на языках «нацменьшинств» (к каковым украинский закон относит и русских), вообще не предусмотрены. Только классы (группы).

Статья 21, п. 5: «Одна или несколько дисциплин могут преподаваться двумя или более языками – государственным, английским (ну как же тут украинскому законодателю не подлизнуть хозяина! – Д.С.), другими официальными языками Европейского Союза». Казалось бы, вот она – косточка для возмущённых венгров, поляков, словаков, румын, греков и болгар. Но – «наряду с государственным» (это, следует понимать, один раздел дисциплины – на евросоюзной мове, другой – на… евроинтеграционной). И главное, «языком внешнего независимого оценивания по результатам получения полного среднего образования и вступительных испытаний является государственный язык» (ст. 21, п. 3). Ясно, что в таком случаеконкурентные преимущества при поступлении в ВУЗ у ребёнка, учившегося исключительно на украинском.

Согласно статье 9, п.1, государственным языком обязаны владеть и применять ее при исполнении служебных обязанностей руководители учебных заведений всех форм собственности(даже если это частный венгерский детсад под Берегово), а также педагогические, научно-педагогические и научные работники (даже если это преподаватели в классах начальной школы, где ведётся обучение на языках национальных общин или дисциплин, читаемых на языках национальных меньшинств). Понятно, что подобные ограничения по педсоставу не расширяют права «национальных меньшинств» на образование на родном языке.

И да, упомянутые классы в какой-нибудь коммунальной школе подкарпатского Виноградова теперь не могут и мечтать о благотворительной помощи из соседнего Фехердьярмата в виде, скажем, компьютерного класса, ибо «учебные заведения используют для образовательных потребностей исключительно программное обеспечение с интерфейсом на государственном языке» (ст. 23, п.1).

Запрет коммерческого распространения русскоязычных компьютерных программ

Украинский, как исключительный язык компьютерных программ обязаны, согласно ст. 27, использовать также органы местного самоуправления и организаций коммунальной форм собственности (не говоря уже о государственных), даже если они действуют в регионах компактного проживания того или иного «нацменьшинства».

Что же касается компьютерных программ, которые реализуются на Украине для частного пользователя, то они должны иметь интерфейс на государственном языке или языках ЕС. Так что поклонникам лицензионного продукта можно забыть о русском интерфейсе «Майкрософт-офиса» или «Линэкса».

Лишь специализированное научное, техническое, медико-диагностическое и т.п. специализированное оборудование, не являющееся товаром широкого потребления, и его программное обеспечение может не иметь интерфейса на государственном языке. Но – при наличии пользовательского интерфейса на английском языке (продолжаем лизать). То есть, медицинский или научный институт не могут получить оборудование с программным обеспечением, скажем, из РФ, если производитель решил не дублировать интерфейс на мове Большого брата украинской нации.

О несчастных объектах экспериментов докторши Смерть мы ещё поговорим. А об академической науке, пожалуй, говорить уже поздно. Законоворци решили её добить окончательно: мало того, что диссертации и публикации – исключительно на волошковой (даже если это не ботаника), так ещё «языком научных конференций, симпозиумов, семинаров, научных школ и т.п. может быть государственный язык и / или английский язык». Последнее, очевидно, для того, чтобы мозги из этого дурдома перетекали исключительно к вышеупомянутом «Большому брату», а не в «забитую дикую Мокшу» (чья наука, вообще-то, стремительно возвращающую себе передовые позиции в мире).

Удушение русскоязычной печати

«Печатные СМИ в Украине издаются на государственном языке» (Ст. 25, п.1). Издаваться и на других языках им милостиво дозволяют лишь при «пустяшном» таком условии, что «одновременно с соответствующим тиражом издания на иностранном языке издается тираж этого издания на государственном языке». «По сути это означает конец русскоязычной прессы в Украине, пишет издание, руководимое наиболее опытным на сегодня украинским редактором Игорем Гужвой. – Газеты и так сейчас еле сводят концы с концами, а если им еще придется печатать дополнительно и украинский тираж, это окончательно их убьет».

Но изданий на языках ЕС это требование не касается (п.1).

Для них же – льготные условия в плане рекламы, являющейся весомым фактором выживания СМИ.

Языком рекламы на Украине, как вы догадались, является государственный язык(ст. 32). Но «в печатных СМИ, издаваемых на одном из официальных языков ЕС, допускается размещение рекламы на соответствующем языке» (п.2).

Той же привилегией наделены телевизионные СМИ, вещающие на языках ЕС и крымцы – как «коренной народ Украины» (хотя появились в давно заселённой греками, славянами и другими православными народами Тавриде лишь в XIII в.).

Подобным способом душат и книгоиздание на русском языке.

Ликвидация русскоязычной книги

Издатель, внесённый в госреестр издателей, обязан издавать на государственном языке не менее 50% изданий (ст. 26). Понятно, что половина обязательной продукции останется непроданной, и это приведёт к разорению издательства, осмелившегося печатать русскую/русскоязычную литературу, что ударит в итоге по русскому читателю – ввоз русских тиражей на Украину фактически запрещён.

Указанное требование, правда, не распространяется на продукцию, изданную языках национальных меньшинств Украины за счет средств государственного и / или местных бюджетов в соответствии с законом о порядке реализации прав коренных народов, национальных меньшинств Украины. Но что являет собой госбюджет Украины, на что он распиливается, и где там русская книга, мы с вами представление имеем.

Также и «доля книжных изданий на государственном языке в общем количестве названий книжных изданий, имеющихся в продаже в каждом книжном магазине, должна составлять не менее 50%». Разумеется, данное положение не распространяется на магазины, «осуществляющие распространение книжных изданий исключительно на официальных языках ЕС». Не распространяется оно и на некие – из области всё той же фантастики – «специализированные магазины, создаваемые для реализации прав коренных народов, национальных меньшинств Украины в соответствии с законом».

Поражение в правах пациентов, не владеющих государственным языком

Самая же болевая точка приложения мовной политики находится в области здравоохранения. Мало того, что большинство жителей Слобожанщины и Новороссии (а это половина населения Украины) среднего и старшего поколения не понимают украинизированные инструкции к лекарствам, так теперь ещё и врачей государственных и коммунальных учреждений здравоохранения обязали владеть государственным языком и применять ее при исполнении служебных обязанностей(Ст. 9, п.1, пп. 15).

Да, «по просьбе лица, обратившегося за медицинской помощью, его персональное обслуживание может осуществляться также на другом языке». Но. «Приемлемом для сторон» (ст. 33). То есть, свидомая врачиха может преспокойно отказать больному «ватнику и москалю» на том основании, что «мова оккупанта» для неё нэпрыйнятна. А вот пациент должен просить у неё помощи на дэржавний, поскольку «каждый гражданин Украины обязан владеть государственным языком» (ст. 6).

Дискриминация в сфере обслуживания

Точно также теперь любая городская сумасшедшая имеет полное право швыряться мелочью в кассиров, что аптек, что супермаркетов, поскольку по умолчанию «языком обслуживания потребителей в Украине является государственный» (Ст. 30).

И понятно, что на «приемлемый для сторон язык» никакие мытцыци обслуживающему их персоналу перейти не позволят. Как и фарионоподный персонал никакой русскоговорящей бабульке лекарство не отпустит, не выпив всю кровь.

Аналогично и в транспорте.

Препятствия в транспортном обслуживании

Узнать на какой остановке (а не зупынке) вам выходить и в ту ли маршрутку садиться, вы можете у кондуктора только в случае согласия общаться с вами не на державной мове (ст. 36, п. 3)

В любом из регионов и районов компактного проживания «национальных меньшинств» «во всех видах пассажирского транспорта, на железнодорожных вокзалах, автовокзалах, в аэропортах, морских и речных портах языком информации, объявлений, сообщений, надписей, справочных служб является государственный язык». Согласно тому же п.2, «в случае необходимости эта информация может дублироваться на английском языке» (не натёрли ещё?).

Сложности почтовой связи

А вот на почте у недержавномовного клиента нет даже возможности получить согласие на использование неукраинского языка: «Адреса отправителя и получателя почтовых отправлений и сообщений, пересылаемых в пределах Украины, выполняются на государственном языке» (ст. 35).

Запрет на мировую культуру

Согласно статье 23, «языком проведения культурных, развлекательных и зрелищных мероприятий является государственный язык». «Применение других языков во время таких мероприятий разрешается, если это оправдано художественным, творческим замыслом организатора мероприятия (а оправдано ли, будет решать «соответствующая» комиссия, – Д.С.) и в случаях, определенных законом о порядке реализации прав коренных народов, национальных меньшинств Украины (которого нет, и не предвидится, – Д.С.).

«Конферанс культурных, развлекательных и зрелищных мероприятий осуществляется на государственном языке. В случае если сопровождение (конферанс) осуществляет лицо, не владеющее государственным языком, организатор обеспечивает синхронный или последовательный перевод такого выступления на государственном языке» (п.2).

Но перевод конферанса ещё цветочки по сравнению с п.4 данной статьи: «Театральное представление на не государственном языке в государственном или коммунальном театре сопровождаются переводом на государственный язык с помощью субтитров, звукового перевода или другим способом». Представляете, как по тщательно продуманным декорациям киевского Театра русской драмы ползут субтитры вроде «Мій дядько мав чеснот багато, Й, коли серйозно в ліжко зліг…». Да ещё зрители не игру актёров оценивают, а давятся со смеху от перевода с великого и могучего на сильськогосподарську.

Не стоит, наверное, говорить, что и кинотеатры, при показе иностранных фильмов на языке оригинала, обязаны сопровождать демонстрацию субтитрами на государственном языке. При этом суммарное количество сеансов демонстрации фильмов на не государственном языке, не может превышать 10% от общего количества сеансов в месяц. Вот и попробуй попасть на русский фильм, даже если он не запрещён из-за участия в нём актёра, отдохнувшего в благословенной Тавриде.

Даже при показе украинских фильмов реплики на «негосударственном языке» должны сопровождаться субтитрами (п. 6). Но триумф свидомой воли: «Суммарная продолжительность субтитрованных реплик, выполненных на других языках в фильме, не может превышать 10% суммарной продолжительности всех реплик в фильме»! Это ж теперь сценарист должен писать художественное произведение с учётом квот на реплики отдельных персонажей!

Что уж говорить, что все афиши «выполняются на государственном языке» (п. 7).

Языком туристического и экскурсионного обслуживания граждан Украины является государственный язык (п. 8.). Так что нет теперь шанса, скажем у тюрка-гагауза из Болградского района услышать на родном языке историю турецкой крепости в Белгород-Днестровском из уст экскурсовода. Только на мове, которая во времена закладки тюрками крепости даже не существовала ещё.

Все публичные мероприятия – под языковым надзором

Язык спортивных мероприятий (да-да – дэржавотворци придумали и такой термин) – также украинский, даже если это международные соревнования (ст. 34). У уж тем более, если это состязания по национальному виду спорта внутри национальной же общины.

В общем, можно было и не перечислять, ибо язык всех публичных мероприятий исключительно державный (ст. 29). Любое собрание, конференция, митинг, выставка, учебные курсы, семинар, тренинг, дискуссия, форум, платные или бесплатные, даже если организуются органами местного самоуправления или территориальной общиной, должны проводиться на государственном языке.

Даже банальное собрание жильцов кооперативного дома где-нибудь в станице Луганской теперь превращается в неразрешимую проблему. Боле того, если кто-то из участников публичного мероприятия вдруг начинает выступать не на государственном языке, организатор обязан обеспечить полноценный последовательный или синхронный перевод на государственный язык. Но где вы в станице найдёте «полноценного переводчика» на государственный. Такого, чтобы не подвёл под статью о «намеренном искажении украинского языка и применении украинского языка с нарушением стандартов украинского языка».

Ибо на «защите государственного языка как неотделимого элемента конституционного строя» стоит специальный

«Уполномоченный по защите державной мовы» (ст. 42)

«В целях защиты государственного языка от публичного унижения или оскорбления, от намеренного искажения государственного языка в официальных документах и текстах, в частности умышленного применения его с нарушением стандартов государственного языка, а также от пренебрежения требованиями обязательного применения государственного языка, определенными законом, Уполномоченный осуществляет государственный контроль… при необходимости привлекает работников Национальной полиции».

Впрочем, репрессивные меры и их последствия пока что не предмет нашего рассмотрения. Как и вопиющее несоответствие Закона про державную мову Закону «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств» («действующем на Украине с 2006 г.), хотя на Украине закреплён приоритет международных договоров в национальном законодательстве.

Сегодняшний же материал завершим рассмотрением дежурного тезиса любого мовнюка: «Вам никто не запрещает в быту общаться по-русски».

О «незапрещении в быту общаться на русском»

Но, во-первых, статья 6, гласящая, что «каждый гражданин Украины обязан владеть государственным языком» – уже вторжение в область личного.

Во вторых, тому же мовнюку всегда предоставлена возможность для творчых пошукив «неуловимой грани» грани личное/публичное. Уже известны случаи, к примеру, запрета не только учителям, но и ученикам общаться по-русски на переменах в школах. Эти прецеденты, документально оформлены в распоряжения правительства (при Тимошенко) или мэра (Ивано-Франковска), не говоря уже о внутренних подзаконных актах.

В любом случае, в быту русскоязычным ПОКА разрешают общаться на родном языке. Но если русские (как и другие) проглотят и нынешний закон, то, зная захапущу природу украинства, «в быту» – на очереди.

Херсон.лайф

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки