Затеваемая на Западе по случаю предстоящего юбилея нападения Германии на Польшу очередная антироссийская провокация вполне может обойтись и без непосредственного участия России

В нервно-паралитической прессе, склонной усматривать происки против России буквально во всем, что происходит западнее российских границ, уже начинаются заблаговременные стенания по поводу того, что Россию, вполне возможно, не пригласят в Польшу на мемориальные церемонии, посвященные юбилейной, 80-й годовщине так называемого «начала второй мировой войны».

Однако, на мой взгляд,  для Российской Федерации будет гораздо хуже, если её туда пригласят, а Москва это приглашение примет.

Объясняю почему.

Прежде всего,  1  сентября 1939 года, как дата начала второй мировой войны, представляется весьма сомнительной в историческом плане и абсолютно неприемлемой для России в плане политико-идеологическом.

Не буду здесь делать главный акцент на том, что многие историки вполне обоснованно считают, что никакой второй мировой  войны, как отдельного феномена всемирной истории, вообще не было. А то, что на самом деле было – это одна большая мировая война, которая началась 1 августа 1914 года и закончилась 2 сентября 1945 года. С небольшим перерывом, примерно в 15 лет, с 1920 по 1935-й гг.,  который потребовался ее участникам, прежде всего — потерпевшей временное поражение Германии, для восстановления своей военной мощи и перегруппировки сил перед новым ударом.

Но даже если допустить отдельность второй мировой, то и в этом случае вопрос о реальной дате её начала остается, как минимум, дискуссионным.

Во-первых, решительно непонятно, почему именно 2 сентября 1939 г.? Да, действительно, в этот день в Европе началась небольшая локальная  война.  Германия атаковала Польшу. Но согласитесь – на масштаб мировой катастрофы этот ограниченный конфликт явно не тянет. Правда, уже третьего сентября войну Германии объявили Великобритания и Франция.  Но и здесь о начале реальной мировой войны говорить не приходится. Прежде всего, потому, что кроме деклараций о решительных намерениях, западные союзники больше ничего не предприняли. Никаких серьезных военных действий на вполне декоративном «Западном фронте» не было. И немцы расправились с Польшей при полном непротивлении  западных участников этой псевдомировой войны.

Но тут возникает следующий вопрос. А чем же тогда, в принципе, отличается история со сдачей Гитлеру  Чехословакии, которая имела место годом раньше – в 1938 году? И почему бы этот исторический момент не считать началом второй мировой? Ведь, по сути, произошло ровно то же самое! Англо-французы подставили под нацистский топор эту страну и точно так же, после многократных заверений о том, что они не оставят Прагу в беде,  вынудили её  капитулировать перед Гитлером.

Единственное отличие между этими двумя эпизодами заключается только в том, что Чехословакию немцы захватили практически без выстрелов. А в Польше им пришлось немного пострелять.

Но кто сказал, что военная победа достигается только самым тупым способом – применением оружия? Даже Гитлер в свое время говорил, что танки это последнее по очередности средство ведения завоевательной войны. «Мои танковые дивизии вступают в чужую страну лишь после того, как здесь поработает германская пропаганда и местное население будет готово встречать наших солдат цветами!» – говорил германский фюрер, уже тогда неплохо разбиравшийся в премудростях гибридной войны.

Все остальное, что Польша, что Чехословакия – разницы никакой! Фактическая капитуляция местных армий, сдача всех запасов оружия германским войскам, оккупация вражеской территории с её последующим присоединением к Третьему рейху. То есть, чехословацкая операция германской армии абсолютно равнозначна по своим итогам польской кампании и отличается  от нее только тем, что была более успешной и практически бескровной.

Так выглядело «мирное решение чехословацкого вопроса». 15 марта 1939 года. Германские войска оккупируют остатки обезоруженной и брошенной на произвол судьбы «западными союзниками» Чехословакии
Адольф Гитлер обходит строй почетного караула вермахта в столице только что оккупированной Чехословакии

Но тогда возникает следующий вопрос – а что, если военная победа достигается такой минимальной  ценой, то она перестает быть военной победой?  Конечно же, нет!

Именно поэтому дата военно-политического захвата Чехословакии войсками гитлеровской Германии  может считаться датой начала второй мировой войны  с не меньшим основанием, чем нападения рейха на Польшу.

А теперь мы подходим к самому главному. А именно к ответу на вопрос – почему наши бывшие западные союзники так настаивают на втором варианте – польском и категорически отвергают первый – чехословацкий. Ответ совершенно очевиден и лежит на поверхности.

Потому что, если англо-французы вдруг признают агрессивное поглощение  Чехословакии нацистами первым актом второй мировой войны, то в этом случае они автоматически признают и свою полную ответственность за её начало. Ни для кого не секрет, что Чехословакия была принуждена к военной капитуляции перед Германией именно  Англией и Францией, которые отказали Праге в гарантиях безопасности. И, мало того, они еще и заставили чехословаков отклонить официальное предложение Советского Союза об оказании этой стране военной помощи.

Если бы это предложение было принято чехословацким правительством и получило поддержку англо-французов, второй мировой войны в Европе просто бы не было. Германия  никогда  не решилась бы выступить против столь мощной коалиции европейских держав.

Но западным спонсорам Гитлера и его режима это было не нужно, от слова совсем. Они видели свою задачу в прямо противоположном – всемерном укреплении Германии (в том числе и передачей вермахту всего вооружения тридцати первоклассных чехословацких дивизий) и в канализации германской агрессии на Восток. С целью уничтожения немецкими руками самого главного врага «мирового буржуинства» — Советского Союза.

Именно поэтому, с их точки зрения, не может быть и речи о признании датой начала второй мировой войны 1 октября 1938 года, когда немецкие войска вступили в Судетскую область Чехословацкой республики, или 15 марта 1939-го, когда оккупация распространилась на всю эту страну.

Вместо этого, они всячески педалируют дату германской атаки против Польши – 1 сентября 1939 года. Которая, помимо всего прочего, позволяет им переложить всю ответственность за развязывание второй мировой войны в Европе, кроме Германии, еще и на Советский Союз, то есть на Россию.

Эта дата в рамках западной интерпретации данного момента мировой истории прекрасно монтируется с другой — 23 августа 1939 года. В этот день СССР и Германия подписали Договор о ненападении и секретное приложение о разграничении сфер влияния в Восточной Европе. Дескать – вот он сговор двух агрессоров, жертвой которого стала несчастная Польша. А Франция и Англия, само собой разумеется, белые и пушистые и совсем не при делах. Вот ведь – даже войну Германии объявили!

Объявить то объявили, вот только  вести ее не стали и сдали поляков Гитлеру точно так же, как за год до этого чехословаков. Хотя 120 британских и французских дивизий на Западе против 20 германских  вполне могли поставить точку в истории нацистского рейха еще в сентябре 1939 года.

Не стану здесь особо распространяться по поводу стопроцентной лживости западной трактовки указанных событий, о чем написаны горы  исторических трудов. Скажу только, в порядке резюме, что Запад своим полнейшим, абсолютным нежеланием выстраивать совместно с СССР систему европейской коллективной безопасности против гитлеровской агрессии, сделал абсолютно неизбежным нападение Германии на Польшу и оставил Советский Союз один на один с рвущейся на Восток германской военной машиной.

Любой из нас, на месте Сталина, сделал  бы ровно то же самое —  принял все меры для ограничения  продвижения немцев к советской границе любыми доступными способами. А поскольку иных вариантов, кроме прямой договоренности с Берлином о  разграничении сфер интересов в Восточной Европе, нам на тот момент Запад уже не оставил, а уговаривать Гитлера не нападать на Польшу было совершенно бесполезно, ибо фюрер поклялся вернуть все отторгнутые от Германии после первой войны территории, Советское руководство пошло на заключение с Третьим рейхом  договора 23 августа 1939 года. Который, кстати, полностью выполнил свою историческую задачу. А именно — исключил прямое военное столкновение с Германией уже в том году и отодвинул немецкие рубежи для атаки против СССР как можно дальше на Запад. СССР не собирался воевать против Польши, как государства. Именно поэтому наши войска вступили на ее уже бесхозную территорию только 17 сентября, когда польская армия уже была уничтожена немцами, а польское правительство сбежало из страны. Более того, даже в пресловутом Секретном протоколе к советско-германскому Договору о ненападении, СССР в принципе не покушался на сам факт существования польского государства, о чем неопровержимо свидетельствует следующий пункт данного документа:

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Это и есть полноценная правда истории, которую нам следует всегда помнить. Чтобы не позволять  никому унижать нашу  Родину и клеить на нее ярлык агрессора.

Но нынешний Запад эта правда истории совершенно не устраивает. И он делает все возможное, чтобы подменить ее своей псевдоисторической спекуляцией. Именно поэтому ему так нужна дата  1 сентября 1939 года, как время  официального начала второй мировой, случившейся якобы по сговору Гитлера и Сталина.

И я искренне не понимаю, что именно Россия собирается делать на этой сугубо польско-западной годовщине, если её туда, конечно, пригласят? Быть там штатным мальчиком для битья в качестве «государства-агрессора» и мишенью для оскорбительных плевков. Зачем? Особенно с учетом того, что мы знаем о реальных причинах второй мировой войны  в Европе и о том, где и когда она на самом деле началась.

Именно поэтому, в том случае, если Россия не получит приглашения на этот заведомо антироссийский шабаш, никаких жалобных стенаний и поз оскорбленной добродетели со стороны российской общественности и политикума быть в принципе не может. Более того, даже в случае получения такого приглашения,  которое подразумевает именно то оскорбительное отношение к нашей стране, которое описано выше, оно должно быть, безусловно, отклонено, как политически неуместное и исторически несостоятельное.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен