В последние годы внутриполитическая обстановка в США приобрела черты, нехарактерные для, казалось бы, столь развитой демократической страны. Сегодня американское общество не просто разделено, оно расколото, причем самым радикальным образом. Достаточно взглянуть на рейтинги одобрения работы Дональда Трампа на посту президента США в глазах республиканцев и демократов. Согласно одному из последних соцопросов Института Гэллапа, разница оценок между представителями двух партий составила 79% — рекордный показатель за всю историю подобных исследований, предыдущий рекорд (77%) был зафиксирован только на восьмом году президентства Барака Обамы.

Политический климат в США становится все более токсичным, и американская общественность крайне негативно относится к направлению политического дискурса страны. Для многих американцев их собственные разговоры о политике стали стрессовым опытом, который они старательно предпочитают избегать. По оценке The Pew Research Center, сегодня для половины американцев разговаривать о политике с людьми, придерживающихся противоположной точки зрения, является «стрессом и разочарованием». Американцы признаются, что им гораздо спокойнее обсуждать погоду, спорт и даже религию, чем политику. 78% американцев считают, что действующие политики своей излишней резкой риторикой только повышают риск насилия в обществе, которое и без того уже давно выплеснулось на улицы большинства американских городов.

В начале года исследовательская организация Small Army Survey (Швейцария) опубликовала доклад о количестве стрелкового оружия в мире. На долю гражданского населения США приходятся 393,3 миллиона единиц огнестрельного оружия, что соответствует 120,5 стволов на каждые 100 человек, что является безоговорочно первым местом в мире по количеству оружия на душу населения. Ни для кого не секрет, что основанная в 1871 году Национальная стрелковая ассоциация США (NRA) входит в пятерку крупнейших лоббистов страны. Количество ее членов превышает 5 миллионов человек. На политической арене NRA поддерживает в основном консервативные силы и политиков-республиканцев, в частности одобрив выдвижение Дональда Трампа на пост президента в 2016 году.

Нередко вооруженные до зубов члены ассоциации «охраняют» протрамповские митинги под предлогом возможных нападений сторонников левой идеологии. Эта предосторожность совсем нелишняя: в последнее время участились случаи масштабных столкновений на американских улицах левых и правых, которые уже давно прошли стадию диалога и теперь выплескивают агрессию непосредственно в виде физического воздействия на своих политических оппонентов.

Одним из самых заметных инцидентов подобного рода стал «Марш объединенных правых» в Шарлотсвилле (Виргиния) два года назад. Политическая акция крайне правых, протестующих против переноса городскими властями памятника Роберту Ли, генералу армии конфедератов времен Гражданской Войны в США, переросла в стычки с полицией и антифашистами. В результате наезда автомобиля, управляемого членом ультраправой группировки «Авангард Америки» на толпу левых демонстрантов, один человек погиб, еще 19 получили ранения. На фоне вспыхнувшего многодневного насилия и беспорядков с участием многочисленных левых и правых группировок власти были вынуждены ввести в городе чрезвычайное положение.

Одним из последних примеров столкновений правых и левых стало нападение членов «антифы» на консервативного журналиста Энди Нго в Портленде в начале июля. Нго освещал протест антифашистов против выступления ультраправой националистической группировки Proud Boys, когда толпа в черных масках из организации Rose City Antifa набросилась на него и жестоко избила. Нго неоднократно подвергался угрозам в соцсетях от сторонников левой идеологии за то, что критиковал американских антифашистов за склонность к насилию и стремление причинять максимальный материальный ущерб общественным зданиям.

Однако в последнее время на митингах американских социалистических, антифашистских, антирасистских и тому подобных группировок все чаще можно увидеть крепких парней с автоматическими винтовками в руках, пистолетами и тактическими разгрузками, набитыми запасными магазинами, которых легко можно принять за аналогичных сторонников Трампа, если бы не нарукавные нашивки с надписью: «Я — антифашист».

Это действительно довольно новое явление. У американских сторонников левого вооруженного сопротивления появилось даже свое официально зарегистрированное в качестве НКО объединение — «Социалистическая стрелковая ассоциация» (SRA). В качестве миссии SRA указывается «отстаивание права рабочего класса на ношение оружия и поддержание навыков, необходимых для самозащиты». На сегодня ассоциация насчитывает 2000 активных членов, платящих взносы и несколько десятков отделений по всей стране. В качестве ближайшей цели организация называет появление своих отделений во всех 50 штатах, а также организацию собственных стрельбищ, отличных от «правых, пронизанных недружественным отношением к меньшинствам стрелковых полигонов».

Основатели SRA признаются, что им потребуется около 20 лет, чтобы хотя бы приблизиться к масштабам деятельности консервативных «ополченцев», насчитывающих десятки тысяч вооруженных человек. Для сравнения, к активным членам «антифы» в США официально себя относят несколько тысяч человек, еще меньше людей входят в состав вооруженных левых групп. Левые поборники Второй поправки к Конституции США (гарантирующей гражданам право на хранение и ношение оружия) отказываются называть себя «ополченцами» или «боевиками-антифашистами», и заявляют, что просто хотят добиться социальной справедливости.

Большинство членов SRA — белые мужчины, многие из которых, подобно своим противникам в правом лагере, имеют боевой опыт Афганистана и Ирака. Вообще состав данной организации во многом отражает идеологическое и расовое разнообразие современного американского левого движения: в ассоциации участвуют чернокожие борцы с расизмом, мусульмане-социалисты, треть членов и вовсе относят себя к ЛГБТ, а 8% являются трансгендерами.

Сегодня приверженность идеалам Второй поправки ассоциируется в основном с консервативными американскими кругами. Однако в 1960—1970-е годы часть левых радикалов всерьез уповала на возможность если не вооруженного восстания, то рассчитывала с помощью оружия, как минимум, отстаивать свои права в столкновениях с правоохранительными органами. В те годы некоторые консервативные политики поддерживали меры по жесткому контролю над оружием, чтобы не допустить его массового попадания в руки радикально настроенных чернокожих американцев. Будущий президент США Рональд Рейган в бытность губернатором Калифорнии подписал закон, запрещающий открытое ношение заряженного оружия на территории штата.

«Черные пантеры и другие экстремисты 1960-х годов вдохновили некоторые из самых строгих законов о контроле над огнестрельным оружием в американской истории», — пишет в своей книге «Перестрелка: битва за право носить оружие в Америке» профессор Калифорнийской школы права Адам Винклер.

SRA — не единственная вооруженная организация американских левых. Помимо нее активно вербуют сторонников «Либеральный оружейный клуб», Клуб имени Джона Брауна (названный в честь известного аболициониста XIX века), «Розовые пистолеты» и Trigger Warning (стрелковые клубы представителей ЛГБТ-сообщества), Redneck Revolt и другие. Некоторые из этих организаций умеренные и традиционалистские, другие радикальные и революционные. Но у всех есть одна неявная цель: научить либералов владеть огнестрельным оружием, сделать для них нормой иметь оружие, что раньше считалось целиком и полностью отличительным признаком консерваторов.

В условиях поляризации и все более насильственного характера американской общественной дискуссии среди американских левых зарождается настоящая культура владения оружием. Сегодня она появляется под предлогом защиты от военизированных формирований, лояльных президенту Трампу, и «борьбы с надвигающейся тиранией», но смогут ли вооруженные американские социалисты остановить насилие или лишь придадут ему новый импульс? В апреле ФБР раскрыло попытку левого радикала из отставных военных, принявшего ислам и планировавшего устроить взрыв в Лос-Анджелесе на митинге белых националистов. Никто не гарантирует, что подобные инциденты не произойдут и в будущем, как, например, столкновение в 2016 году членов антифашистского стрелкового клуба с ультраправыми у одной из мечетей в Южном Далласе.

На сегодняшний день рано строить прогнозы по поводу дальнейшего проникновения идей о принятии огнестрельного оружия в качестве аргумента и средства защиты среди широких масс американских либералов, большинство из которых остаются последовательными сторонниками ужесточения законодательства, регулирующего оборот оружия. Тем не менее, можно с уверенностью констатировать, что атмосфера насилия и рост преступлений на почве ненависти (по данным ФБР, в 2017 году их было зафиксировано более 7 тысяч, что на 17% больше, чем в 2016-м) в американской политической культуре никуда не делись. Члены SRA могут утверждать, что не допустят появления «левого Джона Уэйна», но в условиях радикализации американского политического климата очень легко превратиться из организации, строго прописывающей для своих членов правило ношения оружия на митингах, в настоящее вооруженное революционное подполье.

Отныне на митингах и шествиях в американских городах будут вооружены не только правые и полиция, но и левые — что, вероятно, станет настоящим стресс-тестом, который американская демократия может не выдержать.

Артем Филиппов, EADaily

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки