Какую партию у Вашингтона и Берлина выиграл Владимир Путин?

Помните знаменитую сцену из «Тараса Бульбы» – «я тебя породил, я тебя и убью?». Судя по всему, дело идет к ее практическому воплощению в реальности. Разве что с небольшими стилистическими поправками относительно литературного первоисточника. Нынешнюю Украину породила, конечно, не Европа, она лишь поддержала проект, главным автором которого являлись США. И сделала это вовсе не из-за какой-то особой нелюбви к украинцам или России, а из чистого прагматизма.

Во-первых, за это Вашингтон обещал залить Евросоюз очень дешевыми нефтью и особенно природным газом. Во-вторых, ответная реакция Кремля из Брюсселя казалась самоочевидной. По данным за 2011 год, валютная выручка от экспорта газа обеспечивала России 15% от ее совокупного объема (78,2 млрд долларов из 522 млрд всего экспорта за указанный период).

Дальше, судя по всему, предполагалась простая двухходовка. Сначала поддержать Америку и под это дело выторговать себе специальные цены на американские энергоносители, как минимум, не уступающие на тот момент российским. Вашингтон тогда был готов обещать очень многое, в том числе, фантастическое. Точную картину издержек его сланцевой добычи еще никто не знал, тем самым открывая перед Белым домом очень широкое окно для любых заявлений. В том числе безосновательных. Например, что американский СПГ в Европе (то есть уже с доставкой и регазификацией) будет стоить дешевле российского трубопроводного.

Потом становилось возможным, опираясь на «американское предложение», предложить Кремлю обмен некоторого понижения высоты санкций на существенные ценовые преференции в газовых ценах. Даже если их размер окажется небольшим, на уровне 10-15%, в общем масштабе цифр он сулил ощутимую для Европы экономию, примерно в 10,5 млрд  долларов в год.

Находясь под санкциями, Россия должна была относительно легко согласиться отдать часть, чтобы не потерять все. К тому же всегда оставалась возможность поторговаться с Америкой, опираясь уже на новые российские цены, а потом опять пригласить к переговорам Путина и Миллера, ссылаясь на новые американские.

Хочу отметить сразу, никаких документальных подтверждений изложенной версии в открытых источниках нет. Так что формально она является чистой воды предположением. Однако следует учесть несколько реально доказанных моментов, косвенно играющих в пользу представленной версии.

Простое прекращение всех экономических отношений с Россией для Евросоюза не смертельно, однако ставило его в сложное положение. Как сказал Владимир Путин, на одних только санкциях они потеряли за пять лет свыше 100 млрд долларов. Что важно, стратегически, пусть и в несколько меньшем масштабе, эта цифра была предсказуема еще в 2012-2013 годах.

Идти на такой шаг просто ради пресловутой сплоченности коллективного Запада Европа не могла. Кто бы там что ни говорил об абсолютности ее подчинения Америке, Брюссель, тем не менее, вполне успешно сумел отказаться от ловушки договора инвестиционного партнерства (TTIP) и сейчас находит в себе силы противостоять усилиям Вашингтона стрясти с ЕС, так сказать, дополнительный налог за американские услуги по защите от российского вторжения.

Стало быть, какой-то бонус, способный оправдать потери и обеспечить существенный профит, просто не мог не существовать. Логично предположить, что касался он, в первую очередь, энергетики и некоторых других направлений европейского бизнеса в России. Точнее – условий ценообразования и преференций в налогообложении доходов.

Как говорится, ничего личного, просто бизнес. Цинично? А разве кто спорит? Просто политика это, в первую очередь, крайне прагматичный взгляд на вещи. Стоит ли удивляться, что точно тот же прагматизм начинает толкать европейских политиков к подведению баланса. Ставка была сделана. Прошло пять лет. И где результат?

Ощущение пути не туда возникло далеко не сегодня. Первые публичные сомнения озвучивались уже в конце 2016 — начале 2017 годов. Это если, конечно, не считать визг восточно-европейских лимитрофов, внезапно столкнувшихся с серьезным для них ущербом в связи с обрывом торговых отношений с РФ, который поднялся сильно раньше.  Но тогда робкую идею – может, пора с санкциями прекратить – высказывали лишь политики либо второй линии, либо вообще ушедшие в отставку, то есть по любому ни на что сколько-нибудь существенно не влиявшие.

Ну, призвало к отмене санкций Национальное собрание Франции, и что с того? Кто они вообще такие? Если кто забыл, 22 июня 2016 года отменить санкции против России предлагала даже депутат Верховной Рады Украины та самая Надежда Савченко.

А вот теперь вопрос об отмене на повестку дня уже ставят люди куда более серьезные. Например, одна из трех ВРИО председателя Социал-демократической партии Германии (СДПГ), премьер-министр федеральной земли Мекленбург – Передняя Померания Мануэла Швезиг. С очень похожих позиций высказался премьер-министр федеральной земли Саксония – Михаэль Кречмер.

Конечно, ни о какой любви к Москве тут речи не идет и близко. Чистый прагматизм. Где результат ранее выбранной стратегии? Если его нет и перспективы ожидать улучшения обстановки, мягко говоря, туманные, то самое время подумать о кардинальном пересмотре всего стратегического курса по отношению к России, который показал свою явную ошибочность. Тем более за прошедшие 2 года отношение Америки к Европе прояснилось окончательно, и оно очень далеко от дружественного.  Словом, чистой воды прагматизм.

Понятно, что пока для смены тренда даже этих фамилий недостаточно. Самая верхушка истеблишмента сохраняет верность прежнему курсу. В частности, о целесообразности сохранения антироссийских санкций высказалась председатель ХДС и наиболее вероятный преемник Ангелы Меркель на посту федерального канцлера, — Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Однако в целом старая правящая властная конструкция в виде блока ХДС/ХСС постепенно теряет возможности как в Европе, так и в Германии, в частности, что сильно меняет весь текущий расклад.

А самое главное, происходящие события самым непосредственным образом касаются перспектив Украины, в своем нынешнем виде существующей только благодаря остаткам западной поддержки и деньгам из США и центральных европейских финансовых структур. Прекращение поступлений сделает неинтересным, а то и прямо убыточным само президентское кресло страны. Попытка переформатировать конструкцию в чисто парламентскую республику в общем итоге изменить не сможет ничего.

Пока все держится на украинской позиции о якобы факте российской оккупации Крыма и ее прямого военного вмешательства с целью разжигания гражданской войны на Донбассе.   Точнее, на согласии США и Европы эту позицию в том или ином виде признавать. Как только Европе эти киевские пляски окончательно надоедят (а европрагматизм, он такой, как три копейки простой и полностью насквозь циничный), Брюссель признает достаточно обоснованной российскую позицию, а мнение Украины любое международной значение полностью утратит.

Стоит ли удивляться тому валу возмущения в комментариях к этой новости в украинских СМИ? Европа готовиться предать Украину! Путин там всех купил! Что вообще такое – Передняя Померания? Это же часть бывшей ГДР, следовательно, и эта Мануэла Швезиг — бывшая коммунистка и агент Путина!

В общем, приближается чистой воды Большая стратегическая, как бы это помягче сказать.., «зрада». Кругом одни предатели. Бедной нэньке податься решительно некуда. Бывшие лучшие союзники, вступить в клуб которых Украина рвалась всем сердцем, бежала, роняя тапки и одевала кружевные трусики, с готовностью за бесценок отдавая буквально все, что они попросят, не скрываясь обсуждают, как станут ее предавать. Украина? Какая Украина? Ах, вон та, да, печально, однако наступило время фиксировать убытки. Следовательно, списать в пассив.

Александр Запольскис, ИА REX

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки