Продолжаем серию публикаций, посвященных разоблачению основных лжетеорий геббельсовско-либеральной пропаганды на тему второй мировой войны

В связи с тем, что российское руководство уже подтвердило свое намерение пригласить мировых лидеров в Москву на празднование 75-й годовщины победы Советского Союза в Великой Отечественной войне, следует ожидать массовой пропагандистской истерии в тех западных и прозападных СМИ, который уже давно ведут линию на максимальное принижение Победы СССР с перспективой окончательного вычеркивания нашей страны из списка стран-победителей фашизма.

Поэтому нам нет смысла пассивно дожидаться, пока прогремят очередные выстрелы вражеских орудий психологической войны. И мы продолжим планомерно заниматься разоблачением её основных мифов.

Одним из таких, несомненно, является миф о превентивном характере войны против СССР со стороны гитлеровской Германии. Нетрудно догадаться, что его авторами являются сами нацисты, которым следовало как-то оправдаться за свою вероломную агрессию против государства, с которым их связывал Договор о ненападении.

Гитлер в своем обращении к германскому народу по случаю начала боевых действий против СССР долго и многословно перечислял все обиды, якобы нанесенные ему Сталиным и все нарушения Договора, которые якобы допустила наша страна. На самом деле уже тогда было понятно, что все это притянуто за уши, поскольку фюреру просто нужно было изобразить благовидный предлог для агрессии. По-настоящему миролюбивые правители, имея на руках действующий мирный договор, не нападают среди воскресной ночи на своих партнеров, а предлагают им сесть за стол переговоров и выяснить все недоразумения.

В дальнейшем та же угодная Западу антисоветская, а теперь уже и антироссийская тема получила развитие в трудах тамошних «историков» второй мировой войны, а также примкнувшего к ним перебежавшего на Запад предателя Резуна. Оный «эксперт» написал по этому поводу, под бдительным контролем британских спецслужб, массу книжек в ярких обложках. Которые миллионными тиражами издавались в постсоветских странах, чтобы внушить местному населению чувство стыда и покаяния за свою бывшую страну.

Чего греха таить, этот сеанс массового гипноза дал свой результат. И сегодня мы имеем миллионы начитавшихся этих сомнительных книжек любителей занимательных историй, которые охотно довольствуются комфортной для массового сознания облегченной версией истории второй мировой войны в редакции того же Резуна.
Но сейчас речь не об этом субъекте. Его псевдоисторические труды уже давно и основательно подвергнуты уничтожающей критике компетентными специалистами.

Обратимся лучше к первоисточнику этой исторической провокации. То есть к Адольфу Гитлеру. Дело в том, что этот персонаж не вполне безупречно оформил свою махинацию с обвинением Советского Союза в провоцировании этой войны.

Итак, как было указано выше, Гитлер озвучил свою превентивную версию уже после начала войны с СССР. Причем однозначно связал её с якобы существовавшим у Советского Союза намерением первым совершить нападение на Германию.

Иначе говоря, план атаки на СССР якобы обоснован именно этим опасением германской стороны и её намерением предупредить такую угрозу. Ну что же — замечательно! Остается только найти тому соответствующее документальное подтверждение. Тем более, что его и искать не надо. Это Директива № 21, известная так же, как план «Барбаросса». То есть оперативный план войны с Советским Союзом, подписанный Гитлером 18.12.1940 года.

Получается так, что германский фюрер уже в декабре 1940 года точно знал, что Сталин готовит нападение на Германию и утвердил план упреждающих действий, той самой «превентивной войны».

Но, постойте! А как же тогда понимать пункт IV указанного документа, где написано нечто прямо противоположное?

Читаем:

IV.

Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определенно исходить из того, что речь идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам. Число офицеров, привлекаемых для первоначальных приготовлений, должно быть максимально ограниченным. Остальных сотрудников, участие которых необходимо, следует привлекать к работе как можно позже и знакомить с задачами только в том объеме, который необходим для исполнения служебных обязанностей каждым из них в отдельности. В противном случае существует опасность возникновения серьезнейших политических и военных осложнений в результате раскрытия наших приготовлений, сроки которых еще неопределены.

И тут, как говорится – «Ахтунг!» Германский правитель, в своей директиве о подготовке нападения на Советский Союз, черным по белому и абсолютно недвусмысленно дает понять, что эта подготовка проводится на тот случай, « если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам». То есть, на момент подписания «Барбароссы», Москва своей миролюбивой политики в отношении Германии не меняла и у Гитлера никаких претензий к СССР не было. И он четко дает понять, что Сталин придерживается подписанного с Берлином Договора о ненападении.

Иначе говоря, в этом основополагающем документе планирования войны против СССР нет ни одного указания на то, что подготовка к этой войне вызвана враждебными действиями, или хотя бы намерениями Москвы!

Уже одно это обстоятельство полностью опровергает все последующие гитлеровские построения насчет того, что они напали ввиду явной советской угрозы. На самом деле, даже в собственном военном плане лично Гитлер признает, что этот план готовится только на случай изменения советской политики, которая на тот момент никаких опасений нацистам не внушала. Именно поэтому Гитлер специально обращает внимание своих генералов на необходимость сохранения в строжайшей тайне всей подготовки к агрессии. Ибо «в противном случае существует опасность возникновения серьезнейших политических и военных осложнений в результате раскрытия наших приготовлений…»

То есть фюрер в момент подписания Директивы № 21 не только не видит угрозы со стороны СССР, но еще и опасается, что эта угроза может возникнуть как раз в ответ на военные приготовления самой Германии.

Таким образом, совершенно очевидно, что план «Барбаросса» был введен в действие в декабре 1940 года, когда у нацистов не было никаких оснований обвинить СССР в агрессивных намерениях. Ибо, если бы таковые были, или был хотя бы намек на них, пункт о реально существующей советской военной угрозе был бы обязательно включен в указанный сверхсекретный документ как главное основание для его оправдания.

Однако и это еще не все! Наверняка найдутся и такие, кто скажет примерно следующее. Ну и что в этом особенного? Да в любом генштабе мира всегда есть в запасе десяток другой оперативных планов на случай любых международных осложнений и военных конфликтов. Вот, дескать, и «Барбаросса» был такой чисто бюрократической генштабовской формальностью, а не реальным планом военной атаки против Советской России. Тем более, что сам Гитлер в нем указал, что «речь идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам». И не более того.

Однако, данная чисто «бюрократическая» версия не выдерживает критики. Прежде всего, потому, что указанный оперативный план четко прописывал задачи войскам на случай удара по СССР. Соответственно, все германские командующие, в рамках этой директивы, обязаны были принять все необходимые меры для подготовки соответствующих группировок войск, их сосредоточения на указанных рубежах, материально-техническому снабжению и так далее.

А поскольку речь шла, ни много ни мало, о нападении на огромную страну, трижды превосходившую Третий рейх по численности населения, обладавшую огромной армией, промышленными и сырьевыми ресурсами, то совершенно очевидно, что план «Барбаросса» фактически предполагал мобилизацию всех ресурсов и возможностей гитлеровской Германии и перевод всей экономики и жизни страны на военные рельсы.

Иначе говоря, подписание Гитлером директивы о подготовке нападения на СССР, неизбежно повлекло за собой военные и экономические приготовления такого грандиозного масштаба, которые полностью исключают версию о сугубо штабном характере этого документа, который, дескать, не является планом реальной войны. Именно таковым он и является! И для нас должно быть совершенно очевидно, что Гитлер уже тогда принял окончательное решение о нападении на нашу страну. Хотя и не имел для этого, по его собственному признанию, никаких «превентивных» оснований. Более того, в этой же Директиве он прямо обозначил и срок завершения подготовки к этой атаке.

Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41 г.

Назначение конкретной даты завершения мобилизационного развертывания армии и всей страны, с учетом колоссальных ресурсов, на это затраченных, означает только одно — полную невозможность дать задний ход и неизбежность войны.

Таким образом, Гитлер принял бесповоротное решение атаковать СССР в декабре 1940 года, когда Советский Союз не давал никаких поводов для превентивного нападения на него.

Таким образом. уважаемые читатели, если какой-нибудь очередной «резун» истории вздумает вас просвещать насчет агрессивного Сталина, которого миролюбивый Гитлер вынужден был упредить своим нападением, смело тычьте его носом в подписанную самим фюрером Директиву № 21, в которой он собственноручно расписался в том, что на момент его приказа готовить войну против СССР, Сталин никакого нападения на Германию не готовил.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен