Власти Франции взялись за искоренение «джихадистской пропаганды»: закрывают мечети и замораживают фонды общин, где звучат призывы к ненависти в отношении христиан и иудеев, проповеди о превосходстве Корана над законами, а также об оправдании вооруженного джихада. Увы, но аналогичные действия по борьбе с религиозными экстремистами в России нередко приводят западные СМИ в лицемерное негодование.

Иль-де-Франс, Буш-дю-Рон, Нор, Изер… В эпоху «имама Гугл», пропаганды в интернете и тяготения экстремистов к идеологии так называемого «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организации — прим. ред.), как это было в Лионе, борьба с радикальным исламом все еще ведется в реальном мире и до сих пор опирается на закрытие мечетей и общинных центров, которые оказались в руках распространяющих ненависть проповедников.

Деликатная операция, в которой требуется бдительность и осторожность. И сложная процедура в силу закона о внутренней безопасности и борьбе с терроризмом от ноября 2017 года, поскольку в ней требуется соблюдение норм правого государства, тем более что противники прекрасно знают процедурные нормы. За последние месяцы было принято три решения о закрытии: в Гранд-Сент, Омоне (департамент Нор) и Гренобле (департамент Изер).

Нор, Буш-дю-Рон, Рона и Иль-де-Франс относятся к числу наиболее затронутых радикальным исламизмом департаментов. Для борьбы с этой тенденцией префект департамента Нор Мишель Лаланд (Michel Lalande) сформировал после назначения в 2016 году уникальную для Франции систему отслеживания случаев исламской радикализации. Главное в этой системе — децентрализация. Действуют сразу шесть групп в шести округах департамента (Лилль, Дюнкерк, Авен-сюр-Эльп, Камбре, Дуэ, Валенсьен). Два принятых решения о закрытии коснулись и шиитских, и суннитских экстремистов.

Мишель Лаланд объясняет свой подход следующим образом: «Сначала — обнаружить зло. Потом — наблюдать за ним. И в конце — справиться с ним». Для успеха требуется выполнить некоторые условия. Процедура закрытия радикальной мечети должна проходить с соблюдением норм правосудия. Целью ограничения радикалов должна быть защита республиканских ценностей Франции (таких, как свобода личности и равенство полов — прим. ред.). И еще очень важный момент — открытый диалог с религиозными властями. 15 октября 2018 года, через 13 дней после досмотров на местах, которые задействовали почти 200 полицейских, префект департамента Нор объявил об административном закрытии на шесть месяцев храма и еще одного общественного здания шиитской ассоциации «Центр Захра». Решение было принято на основании длительного наблюдения. В результате этого наблюдения были подтверждены подозрения насчет множества нарушений. В частности, оказалось, что в мечетях делались заявления антисемитского толка.

Закрытие было подтверждено административным судом 19 октября, а затем государственным советом 22 ноября. Наконец, и министр внутренних дел Кристоф Кастане (Christophe Castaner) предложил 22 марта 2019 года главе государства распустить Центр Захра. Вместе с ним под каток наказаний попали так называемая Шиитская федерация Франции, Антисионистская партия и ассоциация «Франция Марианна». Их обвинили в «регулярном оправдании вооруженного джихада с помощью письменных проповедей, распространяемых среди верующих и в интернете», а также в идеологической обработке молодежи.

Молодых людей призывали к так называемой священной войне во имя ислама. Обвинили их и в нескончаемой апологии, с использованием Интернета, деятельности организаций вроде ХАМАС, «Палестинского исламского джихада» и вооруженных отрядов «Хезболлы». Все эти организации внесены Европейским союзом и многими другими членами международного сообщества в список террористических организаций.

13 декабря 2018 года, через несколько месяцев после удара по шиитским радикалам, префект Лаланд решил закрыть на полгода салафитский молитвенный зал «Ас-Сунна» в Омоне. Причина в том, что «продвигаемые там идеи и ведомая там деятельность способствуют насилию, ненависти и дискриминации, а также апологии терактов». В частности, работавший там саудовский имам произносил проповеди, которые «явно провоцировали ненависть и насилие по отношению к неверующим». «Заявления схожей природы» звучали и на конференциях в молитвенном зале, который был открыт в 2014 году в помещении старого кафе.

Владевшая молитвенным залом ассоциация «Ассалем» сразу же обратилась в административный суд города Лилля, который подтвердил решение о закрытии 18 декабря. Полгода спустя ситуация разрешилась все понятным образом: имам вернулся в Саудовскую Аравию, а ассоциация больше не может продолжать свою деятельность. Стоит отметить, что еще до закрытия этого зала государство и мэрия обращали внимание на ситуацию с безопасностью в помещении на 97 человек, где обычно собирались 150-200 верующих. Несоблюдение правил пожарной безопасности и норм общественных помещений уже привело к закрытию части здания.

А теперь посмотрим, как борьба с проповедниками ненависти велась на юге.

В отличие от департамента Нор, департамент Изер на французском юге не относится к числу регионов, сильно затронутых радикальным исламом. Как бы то ни было, «из шести десятков зарегистрированных здесь мечетей и молитвенных залов, лишь два-три привлекли внимание госслужб», — отмечают в префектуре.

Навесы для молитвы

Префект Лионель Беффр (Lionel Beffre) решил 4 февраля 2019 года закрыть на полгода мечеть «Аль-Кавтар» в городе Гренобле. Это культовое здание привлекало на регулярной основе почти 400 наиболее фундаменталистски настроенных верующих агломерации. Решение было подтверждено административным судом. В выступлении в суде префект в частности отметил звучавшие в мечети и на ее канале в Ютуб «радикальные религиозные отсылки» «с множеством призывов к ненависти в отношении христиан и иудеев, подтверждением дискриминации и шариата, а также оправданием вооруженного джихада».

Всего мечеть посещали порядка 20 «радикально настроенных индивидов», «некоторые из которых были задержаны и осуждены за апологию терроризма». «В 2013 и 2014 годах около дюжины присоединились к джихаду в военных зонах, а у других было желание последовать их примеру», — рассказал «Фигаро» высокопоставленный чиновник. Что касается алжирского имама, он предпочел вернуться на родину после обвинений в «антиреспубликанской, антихристианской и антисемитской» риторике с «оправданием шариата, проповедью превосходства Корана над людскими законами и дискриминации женщин». Проповедь этой дискриминации выражалась в том, что имам хотел всех дам заставить носить никаб — один из видов мусульманской женской одежды.

Закрытие мечети сопровождалось арестом не только помещений, но и фондов общины верующих. В стремлении отменить заморозку активов (она особенно неприятна с приближением хаджа, то есть паломничества в Мекку в августе этого года) представители мусульманской общины попытались добиться открытия мечети. В ответ на угрозы устроить уличные молитвы власти установили для верующих навесы неподалеку от олимпийской деревни Гренобля.

Незадолго до Рамадана новый «мусульманский коллектив» выступил за возобновление работы мечети во имя «совместной жизни». Представители мечети предложили формирование «республиканской хартии», по которой мусульмане и местные жители, не являющиеся мусульманами, могли бы сосуществовать во взаимном уважении. Тем не менее стратегия «протянутой руки» оказалась неубедительной. Даже инициатива по установке камер на здании со стороны занимающейся им ассоциации была отвергнута 23 мая административной комиссией по видеонаблюдению, поскольку проект был «плохо составлен», по словам одного из экспертов.

«Защитники мечети вели себя очень вежливо и грамотно, не произнесли ни одного выходящего за рамки закона слова. Они активно лоббировали в направлении снятия запретов. Но уже нанесенный доверию ущерб был слишком серьезным, чтобы ситуацию можно было изменить за несколько недель», — говорит один высокопоставленный чиновник, отмечая «неопределенность» насчет личности будущих имамов, а также отсутствие значимых изменений в составе управляющей мечетью ассоциации. Французские чиновники также сожалеют об отсутствии «корректирующего обращения» к верующим после административного закрытия — лидеры общины никак не призвали единоверцев вести себя уважительнее и осторожнее. Мечеть не будет работать до августа.

Кристоф Корневен, Жан Шишизола, Le Figaro, Франция

Перевод ИноСМИ

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен