Если бы молдавская история с узурпацией власти олигархом Плахотнюком (захват государства, по официальной молдавской терминологии) не случилась, её надо было бы придумать. Она опровергает сразу несколько мифов, в последние десятилетия распространяющихся по постсоветскому пространству, а после украинского кризиса ставших популярными и в России.

Миф первый («рептилоидный»), заключающийся в том, что некое «мировое правительство» (несколько клубов на выбор) управляет либо почти всем на планете (кроме России), либо вообще всем, включая Россию. Оно непобедимо, но почему-то вершит свою деятельность тайно. При этом, чем маргинальнее и необразованнее человек, тем лучше он почему-то знаком с супертайной деятельностью «мирового правительства». Направлена эта деятельность против народов в пользу элит. Впрочем, адепты «рептилоидного» мифа, как правило говорят о поддержке «богатых против бедных». Это не случайный выбор терминологии.

Противопоставление не управляющих и управляемых, а именно богатых и бедных, как раз и является одним из убедительнейших свидетельств маргинальности носителей данных взглядов, стремящихся к максимальному уравнению всех не просто в бедности, но в нищете (чтобы никто не высовывался). Любая (даже минимальная) зажиточность вызывает у них лютую ненависть, зависть и стремление «поставить на место» зарвавшегося соседа. Именно такие занимались раскулачиванием с таким остервенением, что в пределах их досягаемости и середняков-то не оставалось. Ибо нечего богатеть и отрываться от народа.

Между тем, на самом деле, большая часть (я бы даже сказал подавляющее большинство) управляющих (бюрократического класса) как раз люди довольно небогатые. С ними, с низшим и средним чиновничеством сталкивается каждый и каждый может судить о невысоком уровне их доходов, по сравнению не только с каким-нибудь средним бизнесом, но с подавляющим большинством высококвалифицированных исполнителей в любой профессии. В общем, значительная часть управляемых куда зажиточнее чем большая часть управляющих.

И мы это увидели в Молдавии. Не самое мощное государство, не самый квалифицированный аппарат, не самая развитая политическая система, но, тем не менее, когда молдавская бюрократия и политики (управляющие) обнаружили, что государство у них и у народа похитил олигарх (формально управляемый, но богаче всех управляющих вместе взятых), они объединились против него. Более того, они получили поддержку России, США и ЕС одновременно. За последние двадцать лет молдавский кризис – первый случай когда все три силы оказались по одну сторону баррикад. Хотя, с точки зрения адептов «рептилоидного» мифа российские, американские и ЕСовские власти, выполняя волю «мирового правительства» должны были бы поддержать молдавского олигарха. Ведь, согласно их теории, «богатые» (управляющие) всегда объединяются против «бедных» (управляемых).

В общем, мир значительно сложнее и многообразнее, чем та убогая черно-белая картинка, которую нам регулярно рисуют радетели за социальную справедливость, предлагающие «отнять всё, да и поделить».

Второй миф заключается в том, что США всегда поддерживают всех врагов России, а Россия всегда должна поддерживать всех врагов США. Плахотнюк был врагом России. В последние пять лет он активно использовал возможности подконтрольного ему молдавского государства для поддержки киевского режима и лично Порошенко. Кстати с первых же дней кризиса СБУ и МИД Украины попытались поддержать Плахотнюка. Но Вашингтон и Москва выступили против спайки Киева и Кишинёва. Даже попытка Плахотнюка (понявшего, что он утратил поддержку Запада) в последний момент переметнуться на строну Кремля была Россией проигнорирована, как игнорируются аналогичные попытки Коломойского. Как я неоднократно говорил, сверхдержавы с барыгами не разговаривают.

Государство может общаться с государственным деятелем, каким бы мерзавцем он ни был. В конце концов, с тем же Гитлером вели переговоры и заключали договоры все европейские страны, включая СССР. Но ни Плахотнюк, ни Коломойский не занимают никаких официальных позиций во властной иерархии. Более того, объективно их интересы противоречат интересам молдавского и украинского государств (соответственно) поскольку то, что они называют бизнесом, является элементарной перекачкой государственного ресурса в частный карман. Именно поэтому олигархическое правление разрушает государство.

Кстати, тот факт, что российское государство вот уже двадцать лет подряд всё усиливается свидетельствует, что в России нет олигархического правления (хоть некоторые «эксперты» его регулярно «видят»). В России бурно развивающееся государство победившей бюрократии. Именно опережающее развитие (бурный политический и экономический рост) российской государственности позволяет сглаживать противоречия между различными бюрократическими группировками, а также между бюрократией и социумом и поддерживать баланс общенационального компромисса. Когда-нибудь эта стадия роста завершится и надо будет искать новые механизмы балансировки интересов различных социальных и общественных групп. Но эта проблема возникнет уже перед следующим поколением российских политиков.

Ну а то российско-американское ситуативное единство, которое мы наблюдали на молдавском (а отчасти и на украинском, где не был поддержан ни идущий на второй срок Порошенко, ни упомянутые попытки СБУ и МИД Украины оказать Плахотнюку политическую поддержку) является тактическим объединением сторонников сильного национального государства (которыми являются и Трамп, и Путин) против глобалистов, которыми, по определению являются олигархи, в какой бы стране они не действовали и к какому бы гражданству не принадлежали. Американский олигархат точно так же разрушал США, как украинский Украину, просто за счёт несравнимо большей военно-политической и, особенно, финансово-экономической мощи, этот процесс не всем был заметен, да и сейчас ещё его пытаются «не видеть», отрицать западофилы, верующие в «конец истории» и абсолютное торжество идей толерантно-глобалистского лево-либерального олигархата.

Наконец, третий (и важнейший) из разоблачённых мифов – о том, что на постсоветском пространстве Россия всё делала неправильно, ибо не работала с народами, а ориентировалась только на местные элиты, а вот если бы, мол, с народами общался Кремль, то было бы всем счастье. Эта теория пришла на смену теории благотворительной агрессии, когда люди, осуждавшие США, предлагали России сделать то, на чём США надорвались – захватить всех, кто недостаточно лоялен или просто всех, кто раньше входил в состав СССР и Российской империи.

Когда любителям танковых бросков на Париж стало ясно, что стенания о «пагубной трусости» российского руководства не заставят Кремль броситься в военные авантюры, и население России тоже желает не в захватнических войнах гибнуть ради абстрактной «чести имперских знамён», а жить, страну обустраивать, детей растить, благосостоянием прирастать, в вину российскому руководству было поставлено «нежелание говорить с народами». Эта идея тем опаснее и деструктивнее, что она нашла отклик в сердцах и душах не только относительно большого количества интересующихся политикой людей, но ею прониклись многие лидеры общественного мнения, а также политики, пытающиеся оказывать влияние на принятие решений государственного уровня. Произнесение фраз: «Надо что-то делать!» и «Почему мы не работали с людьми?» стало признаком хорошего тона.

Между тем, ни одно государство никогда не «говорит с народами». Ни США, которых приводят в пример эффективного использования «мягкой силы», ни даже СССР этим не занимались, общаясь с элитами. Да, США финансировали разного рода «неправительственные организации» по всему миру, включая постсоветское пространство. Но это всегда делалось с разрешения местной элиты и с разной степенью эффективности. Последнее (диаметрально различные результаты в разных странах) как раз и свидетельствует о том, что взаимодействие США с народами отсутствует, как таковое. Было бы иначе, одинаковые действия США в России и Китае, Сербии и на Украине, в Венесуэле и в Белоруссии приносили бы идентичные результаты – народы везде одинаковы (помимо украинских «майданов» были и белорусские попытки, и Тяньаньмень и гонконгский «майдан» в Китае, и Болотная площадь в России). Но там, где элита отказалась взаимодействовать с Вашингтоном и выступила в защиту национальных интересов, «майданы» провалились, несмотря на многолетние инвестиции США в «пятую колонну», а там, где элита приняла западные правила игры, при помощи новых «майданов» легко свергают победителей старых «майданов», а по большей части даже просто заставляют уходить «по собственному желанию», либо в рамках «свободного волеизъявления народа».

СССР, при всей своей «народной» риторике, в Китае взаимодействовал с Чанкайши, а затем с Мао Цзедуном, а вовсе не с китайским народом. В Веймарской Германии партнёрами СССР были генерал фон Сект и фельдмаршал фон Гиндернбург – заядлые монархисты, загнавшие своих левых за Можай уже в начале 20-х годов. Но они находили полезным военно-техническое и экономическое сотрудничество с СССР (фон Сект вообще считал, что во внешней политике Германия должна ориентироваться на союз с СССР против Польши) и поэтому на советской территории готовили танкистов и лётчиков рейхсвера (которому было запрещено иметь танки и авиацию), а германские инженеры строили в СССР заводы.

Точно так же в Афганистане СССР сотрудничал и с королём Захир-шахом, и с президентом Мухаммедом Даудом (буржуазным революционером) и с Нур Мухаммедом Тараки (революционером-марксистом).

Это вполне естественно. Ни одна уважающая себя элита не позволит иностранному государству напрямую контактировать со своим народом, создавая, к тому же в этом народе оппозицию официальному государственному курсу. Проблема заключалась не в том, что Россия с Украиной «не работала», а в том, что несмотря на объективные интересы страны, народа и собственные, украинская элита жёстко отрабатывала прозападный вектор развития. Поэтому любые усилия России просто блокировались официальным Киевом, в то время, как Запад получал зелёный свет для любых действий на Украине. О какой «работе с народом» из Москвы вообще можно говорить, если даже своих нацистских могильщиков режим Януковича вырастил сам и на свои же деньги, но по рекомендациям западных политтехнологов (Манафорта и прочих), которым за эти рекомендации украинская элита также заплатила десятки миллионов долларов.

Российская и китайская элита не захотели сдавать свои государства США, и никаких денег Вашингтона, никаких десятилетий выращивания пятой колонны, не хватило на то, чтобы серьёзно поколебать позиции Москвы и Пекина. Наоборот, Вашингтон надорвался в бессмысленном противостоянии. Американская элита раскололась. Часть её, ориентированная на сильное национальное государство привела к власти Трампа. После чего глобалисты устроили «майдан» в Вашингтоне (вопреки утверждениям о том, что в США не может быть «майдана», поскольку там нет американского посольства). Попытку «майдана» Трампу удалось задавить, но борьба с выступившими против него глобалистами продолжается до сих пор. После провала расследования прокурора Мюллера Трамп получил небольшое преимущество, но не факт, что этого хватит, чтобы переизбраться на второй срок. Так что антитрамповский «майдан» глобалистов оказался не совсем бесполезным.

Напомню, что стратегия глобалистов в борьбе с Трампом заключалась в обвинении России во вмешательстве в американские выборы. То есть получается, что по мнению российских караул-патриотов, Кремль настолько слаб, труслив и беспомощен, что даже с Украиной толком сработать не смог, а по мнению американских глобалистов тот же Кремль настолько силён, хитёр и коварен, что по всему Западу назначает руководителей как хочет, причём даже не при помощи «майданов» и пятой колонны, а путём  самых что ни на есть демократических выборов.

Если принять эту концепцию, то Россия не работает с украинским народом, но работает с американским, причём эффективнее, чем США работают с Украиной. Парадокс.

На самом деле Россия и в США, и в Молдавии, и на Украине работает с элитой, с законно избранной властью. Это вообще основополагающий принцип актуальной внешней политики Кремля – работать с законно избранной властью. И это правильный подход. Это то, к чему, после многих десятилетий идеологического противостояния пришли СССР (с восточным блоком) и США (с западным) – принцип мирного сосуществования, основанный на невмешательстве во внутренние дела друг друга. Только так можно выработать правила игры, гарантирующие стабильность существующего миропорядка. Всё остальное – путь к войнам. Причём за последние двадцать лет мы могли убедиться, что мелкие и смешные гражданские конфликты очень быстро перерастают в гражданские войны, эти последние легко становятся региональными конфликтами, а затем недалеко и до глобального столкновения. Мир после 1945 года редко бывал ближе к глобальной войне, чем в последние десять (а особенно в последние пять) лет.

Разумеется работа с действующей властью возможна только в том случае, если власть действительно самостоятельна и суверенна. Поэтому после 2016 года Россия (а за ней и Франция с Германией) прекратили работу с Порошенко (который оказался не в состоянии вырваться из-под влияния США и украинских правых радикалов). Поэтому сейчас Путин заявляет, что будет разговаривать с Зеленским только после того, как последний проявит себя, то есть докажет, что он действительно самостоятельный глава государства, а не марионетка украинских плахотнюков.

Путин недавно в очередной раз повторил, что украинский и русский братские народы (или единый народ) восстановят отношения, вопреки усилиям олигархической украинской элиты. Это адекватная перспективная оценка ситуации, но для этого надо, чтобы украинский народ поменял олигархическую элиту на ту, которая будет отражать истинную волю народа.

В этом Россия готова ему помочь, как помогла (вместе с США и с ЕС) молдавскому народу избавиться от аналогичной молдавской олигархической элиты. Но в Молдавии олигарху Плахотнюку (захватившему государства) была элитная альтернатива в виде блока социалистов и ACUM в законно избранном парламенте, который вместе с законно избранным президентом назначил легитимное правительство. Только после этого они получили поддержку внешних сил, политическую поддержку.

Плахотнюк не решился на гражданскую войну, хоть мог её выиграть, только потому, что понял, что победив будет ограничен пределами Молдавии. Больше его никуда не пустят, и никто с ним не будет сотрудничать. Но он, как олигарх, был заинтересован в разграблении Молдавии до конца, после чего в отбытии на жительство в иные края. Без такой возможности победа становилась для него хуже поражения. Поэтому он уступил политическому давлению и капитулировал.

Однако, пока официальная власть была у подконтрольного Плахотнюку прошлого парламентского большинства и сформированного им правительства, несмотря на все его экзерсисы, никто в Москве не пытался устроить ему переворот. Демонстрировали свои симпатии к президенту Додону, давали понять и даже говорили открытым текстом, что Молдавии (её народу) экономически и финансово выгодно реализовывать программу Додона, а не программу Плахотнюка. Но, если бы у власти в Молдавии осталась предыдущая элита, продолжали бы работать с ней (в рамках возможного и целесообразного).

Потому, что альтернативами работе с существующей властью являются интервенция и/или разжигание гражданской войны. Ни один народ никогда не скажет спасибо за подобные способы работы с ним. Кстати поэтому Запад всеми силами старается переложить ответственность за украинский «майдан» с себя на Россию. Уже весной 2014 года на Украине активно распространялась поддерживаемая Западом легенда, что «майдан» организовал Путин, чтобы забрать у Украины Крым и Донбасс. Это не просто бред каких-то безобидных сумасшедших (вроде верующих в «заговор рептилоидов»). Это один из камешков мозаики, призванной представить украинскому народу Россию, в качестве виновницы разрушения его государственности переворотом 2014 года и всех последовавших событий, включая войну в Донбассе. Запад понимает, что скажи он правду о своей роли и даже симпатизирующие ему украинские «евроинтеграторы» в большинстве отвернутся от него. Поэтому, вопреки теории о не работавшей России, Запад утверждает: она настолько хорошо работала, что даже «майдан» сама себе организовала.

В общем, государство появилось тогда, когда всеобщее собрание взрослого населения, руководимое вождём и старейшинами не смогло больше с достаточными оперативностью и профессионализмом выполнять управленческие функции.  С этого момента возник класс профессиональных управленцев (политическая элита), которой народ делегирует право принятия решений. Она представляет государство и народ, а для внешних систем во многом и является государством и народом, которые представляет. Чем сложнее и многообразнее управляемая система, тем профессиональнее должна быть элита, тем дольше готовятся кадры для высших управляющих уровней, тем больше ступенек карьерной лестницы они проходят в процессе обучения, тем меньший процент управленцев, начавших движение с низших должностей, попадает на самый верх. Именно эти единицы и являются в глазах внешних систем народом, представляемой ими страны. Именно они определяют внутриполитическое устройство и внешнеполитическую ориентацию. Именно с ними ведутся (или не ведутся) переговоры.

Но при этом надо понимать, что элиту народ выдвигает из своей среды и ни одна элита не может управлять без народной поддержки. Если украинский народ мирился с тем, что три десятилетия им управляли барыги, а теперь решил заменить барыг фриками, никого не сумев найти более достойного, это значит только одно – порядочные люди не желают связывать свою судьбу с украинским государством. Оно привлекает только барыг, воров, убийц и фриков, как механизм реализации личных (а не общественных и государственных интересов). Это приговор государству. Приговор, исполнение которого отложено лишь потому, что кто-то должен наследовать территории и население, а соседние народы и элиты не хотят, а скорее пока не могут, себе позволить это слишком дорогое удовольствие.

По итогу можно сказать, что как бы, с кем бы и с какой целью ни работала Россия на Украине, результат получился замечательный. Априори враждебное в отношении России государство разрушено руками своих элит и своих западных союзников, Москва же может стать спасительницей остатков народа в любой подходящий момент. Если, конечно, захочет. Что не факт. Ибо нет элиты – нет народа – не с кем разговаривать. Народ (если он народ) всегда может сформировать адекватную элиту, мошенников и уголовников выдвигает в руководители ликующая толпа.

Если на Украине живёт русский народ, то у него есть российское государство и российская элита, а если украинский, то где украинское государство? И где элита, способная защищать интересы государства и народа хотя бы на том уровне, на котором это сделала элита молдавская.

Ростислав Ищенко, ИА Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен