Когда президент США Дональд Трамп обвинил Иран в атаке на танкеры в Оманском заливе, CNN следующим образом комментировало ситуацию: «Что именно произошло, относительно понятно: два танкера подверглись нападению в тот момент, когда они проходили по этому оживленному стратегическому морскому пути

Однако объяснить, почему это произошло, и кто за этим стоит, гораздо сложнее — во многом потому, что такой шаг вряд ли мог бы принести выгоду кому-либо из игроков в регионе».

Действительно, остро завязанных узлов в сложившейся международной интриге более чем достаточно. Сегодня мы только об одном из них. Дело в том, что этот инцидент произошел в момент визита в Тегеран премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Он был согласован с Трампом еще в конце мая во время встречи глав Японии и США. Глава Белого дома тогда заявил: «Я знаю, что у Японии очень хорошие отношения с Ираном, премьер-министр Абэ уже говорил мне об этом. Я думаю, что Иран хочет начать диалог, мы тоже этого хотим. Я хочу посмотреть, как будет развиваться ситуация. Никто не заинтересован в том, чтобы происходили ужасные вещи». Желание или согласие Абэ выступить в роли посредника в нормализации отношений между США и Ираном, на наш взгляд, объясняется не только тем, что Токио импортирует из Ирана 5% всей нефти, и отказ от ее закупок под давлением американских санкций серьезно скажется на экономике страны. По всем признакам Япония решила активизировать свою внешнюю политику, обозначить свое присутствие на Ближнем Востоке, которое могло бы стать заметным в случае успешного завершения миссии премьера.

Трамп на словах поддержал такой проект, тем более что и Иран не выступил против того, чтобы Токио выступил за сглаживание ирано-американского конфликта. Очевидно и то, что Абэ согласовал с Трампом некоторые предложения, которые он должен был передать иранскому руководству. В этой связи известное британское издание The Times со ссылкой на свои азиатские и японские дипломатические источники, утверждало, что эти предложения могли бы более детально обсуждаться и уточняться уже при личной встрече Трампа чуть ли не с духовным лидером Ирана Али Хаменеи, которого Токио мог пригласить на саммит G20 в Осаке, или президента Ирана Хасана Рухани. Иной вариант: Абэ по поручению Тегерана мог сам озвучить эти предложения. И, рассуждая теоретически, миссия японского премьера в Иране могла бы иметь успех. Прежде всего это означало бы, что Тегеран, заявлявший, что не вступит ни в какие переговоры с Вашингтоном, пока он не откажется от политики санкций и не вернется в соглашение по ядерной программе, решил все же принять участие в диалоге при посредничестве Абэ с Вашингтоном.

Более того, Хаменеи принял из рук японского премьера послание от Трампа. Содержание его неизвестно, но, судя по всему, оно не совсем устроило Тегеран. Хаменеи так и сказал Абэ: «Мы не сомневаемся в вашей доброй воле и решимости, но в отношении того, что вы сказали о президенте Соединенных Штатов, я не считаю Трампа человеком, заслуживающим какого-либо послания, и у меня нет и не будет для него никакого ответа». Сейчас да, а потом? Ведь инициатива Трампа послать Абэ с миссией в Иран появилась не на пустом месте. Что же касается японского премьера, то он по сути выполнял только первую вводную часть своей работы, когда произошли известные события в Оманском заливе. В сухом остатке мы наблюдаем очередной виток напряженности в Персидском заливе и Ормузском проливе. Тем не менее, нам представляется, что и на сей раз несмотря на усиление военного присутствия США в этом регионе угроза большой войны с Ираном не является конкретной. Просто определенным силам удалось сорвать намечавшийся переговорный процесс между Вашингтоном и Тегераном. Иранский министр иностранных дел Джавад Зариф отметил:

«То, что произошло, по меньшей мере, подозрительно: когда какую-то сторону обвиняют в чем-либо с такой легкостью, вероятнее всего, она невиновна или безмерно глупа».

Президент США поблагодарил по телефону Абэ «за его усилия наладить переговорный процесс с Ираном». В свою очередь Рухани в ходе беседы с президентом России Владимиром Путиным «на полях» саммита ШОС, заявил, что «ситуация, которая сегодня складывается в регионе, обуславливает необходимость большего взаимодействия между нашими странами» и «в текущих условиях при наличии серьезного внешнего воздействия, вводимых внешних санкций необходимость взаимодействия между странами в регионе, в частности, между нашими странами, актуализируется с каждым днем». Будем ждать, что дальше.

Станислав Тарасов, Regnum

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен