Украинские СМИ не без удовлетворения сообщили, что «Институт национальной памяти» Владимира Вятровича открыл в Харькове свой первый за пределами столицы филиал. Теперь чрезвычайно важная и капиталоёмкая работа по декоммунизации, дерусификации, деколонизации и дебилизации населения пойдёт на востоке Украины значительно расторопней

Возглавить новое казённое учреждение поручено тридцатитрёхлетней «активной участнице декоммунизации в Харькове» (как сказано в сообщении), координатору общественной инициативы «Харьковская топонимическая группа» в Facebook Марии Тахтауловой. Последний титул особенно привлекает внимание: будучи лет пятнадцать членом топонимической комиссии харьковского госсовета, я и не подозревал о таких авторитетных организациях. Так скоро до волонтёрских горсоветов и фейсбучных облгосадминистраций доживем. Неплохо работают социальные лифты для «активистов Майдана».

Но, оказывается, создание рабочих мест для очередных надзирателей планировалось уже довольно давно.

«Почти три года неравнодушные харьковчане, и не только, продвигали идею создания территориальных представительств УИНП, — заявила госпожа Тахтаулова. — Я назначена руководителем Северо-Восточного отдела. Впереди очень много работы — от поиска места для офиса до поиска партнеров и проектов. Я уверена, что в этом смогу полагаться на единомышленников украинского Харькова». Подразумевается, видимо, что Харьков русский, еврейский, армянский, многонациональный и вообще вменяемый ей не подмога. Что и неудивительно.

Цель филиала в Харькове — как в целом работа львовянина Вятровича — вполне очевидна: пропагандистское сопровождение продвижения идеологии бандеровщины на восток страны. Ещё в 2010 году Вятрович писал: «Украинская борьба за независимость — это один из краеугольных камней нашей самоидентификации. Дело в том, что без УПА, без Бандеры и без Шухевича не было бы современного украинского государства, не было бы современной украинской нации». То есть нет отдельной от этих упырей истории: ни империи, ни СССР, ни Украинской ССР, а вся современная Украина слиплась вокруг ОУН-УПА*, Бандеры и Шухевича. Хотя — если посмотреть на пустые цеха многочисленных заводов, роющихся на помойках пенсионеров и заоблачные цены на тарифы, пожалуй, можно с этим и согласиться.

Настойчивая деятельность УИНП по пропаганде «заслуг» пронацистских коллаборационистов и военных преступников вызывает заслуженную критику в Польше, России, Белоруссии, Чехии и Словакии — везде, где успели отличиться эти палачи. В своё время сразу 29 еврейских организаций Украины, протестуя против деятельности УИНП выступили в открытым письмом к общественности. «Мы хотим выразить серьезную озабоченность и выразить недоверие настойчивым попыткам искажения нашей общей истории, которые в последнее время предпринимаются активистами под эгидой Украинского института национальной памяти (УИНП), — говорилось в этом обращении, — это относится, в частности, к безответственным действиям УИНП и его руководства, которые при помощи других органов и организаций, ряда СМИ, научных институций, пытаются стереть из нашей общей истории трагические страницы, связанные с антисемитской деятельностью Организации украинских националистов (ОУН), Украинской повстанческой армии (УПА*) и её лидеров».

Чтобы отвадить население от излишней тоски об иной жизни, необходимо все напоминания о ней истребить. Неплохо бы начать с уничтожения метро, электростанций, канализации и зданий, но решили пока ограничиться уродованием фасадов, сносом памятников, фальсификацией истории и переименованием улиц. Чем, собственно, и займётся Мария Тахтаулова в Харькове и прилегающих областях.

Круг её неотложных забот предугадать весьма просто. Разумеется, это борьба с восстановлением памятника Г. К. Жукову и возвращением его имени одному из харьковских проспектов. Накануне своего официального назначения госпожа Тахтаулова прокомментировала местным СМИ конфликт вокруг увековечивания памяти маршала Жукова: «В отношении конкретной процедуры возврата названия, которая подпадает под действие закона о декоммунизации, — это невозможно. Этот закон прямо запрещает использовать подобные названия. Перспективы очень туманные возвращения такого названия. В общем, это прецедент судебного разбирательства, если такое произойдет».

Вот удивительно, а раньше скромный координатор «топонимической группы» говорила диаметрально противоположное, но тогда цели и обманки у майданной власти были другие. «Больше всего споров было по поводу героев Второй мировой войны — Жукова, Ватутина и других деятелей этой эпохи. Но в законе четко прописано, что герои войны не подпадают под декоммунизацию», — объясняла встревоженным харьковчанам тонкости топонимических дискуссий Мария Тахтаулова в 2015 году. «До фанатизма в отношении наших земляков дело не дойдет. Тем более что всё, что касается освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков: символы, имена солдат, — неприкосновенны», — уверяла в другом интервью. Ну а теперь она человек государственный. Если, конечно, государство — это Вятрович.

Знаю я эту неискоренимую породу активистов-карьеристов: в юности коммунизировали и запрещали студентам джинсы, теперь декоммунизируют и раздевают народ до трусов. Грешно предполагать, что у них вообще есть какие-то принципы.

«Я считаю: все, что касается террористов-народовольцев — Фигнера, Каракозова, Каляева, Халтурина — тоже подлежит переименованию, — гордо излагает как бы принципиальная Тахтаулова, — потому что получается, что современная Украина борется с терроризмом — как, впрочем, и весь мир, — а мы популяризируем имена людей, которые были непосредственными участниками террористических актов. Они устраивали взрывы, и из-за этого гибли люди. Поэтому, на мой взгляд, их именами не могут быть названы улицы, это очень важно».

Очень важно, абсолютно согласен. Но вообще-то Степан Бандера тоже вполне официальный террорист, который гордился своими политическими терактами и даже отбывал за них срок. Но то — «кого надо» теракты; правильно, господа из УИНПа?

В своей статье для газеты «День» госпожа Тахтаулова жаловалась читателям: «От харьковской власти только одни обещания и никаких конкретных механизмов для привлечения общественности [то бишь самозваной «топонимической группы»). Без вмешательства активистов на карте Харькова так и останутся пионер Павлик Морозов и террорист Степан Халтурин, Комсомол и Советская армия, «Олесь Бузина» 40-х годов Ярослав Галан…» Как видим, имя подло убитого украинскими неонацистами писателя Олеся Бузины упоминается в абсолютно негативном для Тахтауловой ряду, что выдаёт её презрительное отношение к Бузине (как, впрочем, и к убитому бандеровцами Галану). Скорее всего — наряду с личностью террориста Степана Бандеры — для неё эти политические убийства тоже вполне приемлемы (помнится, еще Борис Филатов одобрительно назвал убийство Бузины «наш бандеровский аттентат»).

А вот и примеры «позитивных» наименований от свежеиспеченного руководителя филиала УИНПа: улицы Ивана Багряного и Юрия Шевелёва, харьковских литераторов, активно сотрудничавших с гитлеровцами и бежавших с ними на запад. Например, в честь коллаборанта Шевелёва была переименована улица Красных Лётчиков, один из которых — сын легендарного наркома и харьковчанин Тимур Фрунзе — героически погиб в сражении против нацистов. Но в родном городе стараниями декоммунизаторов для него улицы не нашлось.

Не надо быть проницательными человеком, чтобы понять истинное значение и цель открытия харьковского филиала УИНПа — националистическая пропаганда различной степени тупости. А во что одет ползущий на восток коллективный Вятрович — в эсэсовскую форму, брутальный камуфляж или женскую юбку — не так уж и важно.

Константин Кеворкян, Украина.ру

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен