Современный облик Турции, как государства, осуществляющего независимую поведенческую линию в своей внешней политике, был сформирован действующим руководством страны задолго до недавнего кризиса в турецко-американских отношениях.

Президент Турции Реджеп Эрдоган проводит активную и крайне маневренную политику, зачастую в тех вопросах, где соприкасаются интересы наиболее крупных мировых акторов.

До момента покупки Турцией российских систем ПВО (С400 «Триумф») произошла череда событий, ставших весомыми предпосылками такого решения турецких властей.

Во-первых, в рамках сирийского кризиса, Турция кардинально пересмотрела свои приоритеты в партнерах по урегулированию конфликта, впоследствии начав повсеместно взаимодействовать с Россией и Ираном посредством астанинской переговорной площадки.

Во-вторых, турецкое руководство в обход американских санкций продолжило скупать иранскую нефть и помогать Ирану отмывать через свои банки американскую валюту.

Оба вопроса являются крайне важными для проводимой Соединенными штатами политики на Ближнем востоке.

Разумеется, это не может не раздражать США, но отныне штаты вынуждены считаться с турецкими действиями, вынуждены серьезно воздействовать на самостоятельность союзника, при совершении того или иного выбора. Отсюда и предупреждения, санкции и наконец шантаж.

Ухудшение турецко-американских отношений происходило и раньше, но до подобного накала противоречий доходило довольно редко. Ситуация примечательна тем, что США обладают всевозможными ресурсами необходимыми для подрыва экономической и политической обстановки внутри Турции. Балансируя между Москвой и Вашингтоном, Реджепу Эрдогану долгое время удавалось сохранять пространство для маневра. Однако, столь неуступчивая позиция США в ситуации с закупкой Турцией российских систем ПВО, ставит турецкого президента в весьма невыгодное положение.

Еще одна особенность данной истории в том, что Эрдоган мотивирует приобретение С400 лучшими, из имеющихся, условий, которые помимо покупки предусматривают и совместное производство, а также возможность взаимодействия с Россией при создании в перспективе систем следующего поколения (С500).

Подобная информация часто проскальзывает в турецких СМИ, заявлениях проправительственных политиков, однако, с российской стороны не комментируется вовсе. Такого рода информации ни от российских СМИ, ни тем более, от официальных лиц до настоящего момента слышать не приходилось.

В реальность осуществления сделки до последнего мало кто верил, характеризуя подобный шаг турок «блефом» ради уступок со стороны США, в том числе в вопросе с курдами на севере Сирийской Арабской Республики.

Стоит отметить, что курдский вопрос, а в частности поддержка, оказываемая американцами курдским вооружённым формированиям на севере Сирии, которые в свою очередь ведут борьбу против Турции, в последние годы вышел на передний план в отношениях между двумя союзниками. Национальная безопасность является приоритетным направлением турецкой политики. Усиление курдских сил с помощью США и ограничение осуществляемых Турцией военных операций в регионе, максимально обострило турецко-американские отношения на фоне постоянных заявлений Реджепа Эрдогана о ликвидации курдской угрозы в самое ближайшее время.

И неудивительно, что турецкий лидер, занимая противоположную позицию в щепетильных для штатов вопросах, старается быть предельно активным. Пропаганда постепенного отказа от доллара, антиамериканская риторика в ситуации с Венесуэлой, экономические и финансовые связи с Ираном, военно-техническое сотрудничество с Россией и т.п.

Этот довольно широкий спектр противоречий продолжает увеличиваться с появлением новых предупреждений и угроз со стороны США.

И отказ со стороны Вашингтона от подготовки очередной группы турецких пилотов не что иное, как новый посыл о неминуемых последствиях решений Анкары в отношении окончательного приобретения российских систем ПВО С-400.

Игра на повышение «ставок» подходит к концу. Турции пора исполнять обязательства по соглашению с Россией, предопределяя при этом, дальнейшее развитие отношений с Соединёнными штатами.

На этот раз шанса для политического маневра у Реджепа Эрдогана остается все меньше. Кроме того, прогнозируемые сценарии по перемещению купленных систем С-400 в третьи страны такие, как Катар не имеют под собой весомых оснований, в виду очевидной позиции России в данном вопросе.

Турция в последние месяцы начала снижать темпы поставок топлива из Ирана, стала затягивать непосредственную передачу упомянутых выше ПВО, но сути дела это не меняет и задобрить США подобными мерами на фоне столь масштабного для Вашингтона события в этот раз турецкому руководству вряд ли удастся.

Однако, не исключены обстоятельства, при которых задержка процесса передачи может «затянуться». В российско-турецких отношениях также не мало сложностей, на которые всегда можно обратить внимание. Ситуация вокруг Идлиба в Сирии с каждым днем становится труднее. Это один из тех случаев, когда США поддерживают позиции Турции.

В этом направлении положение и развитие российско-турецких отношений подвержено максимальным рискам.

Не стоит также забывать о том, что Реджеп Эрдоган далеко не из тех политиков, чтобы делать абсолютный выбор в пользу одной из сторон, особенно, когда запад дал возможность прочувствовать негативные последствия таких однобоких решений.

Таким образом, ожидать российских систем ПВО С-400 на территории Турции в ближайшее время не стоит. США будут использовать все возможные рычаги влияния на турецкое руководство и не снизят своё давление. Дальнейшее обострение турецко-американских отношений зависит полностью от Вашингтона, и там это, несомненно, понимают. В политике никогда не бывает поздно. Турция ждёт от США уступок, и в случае их получения ситуация может кардинально измениться.

Мамед Мустафаев, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен