Украина как обычно — «страна не дураков, а гениев». Давно ли они отмечали «праздник», подчинения американцам своей журналистики? Таки уже отмечают поражение от поляков Западно-Украинской народной республики в 1919 году. Причём — они реально верят, что это повод для гордости!!!

Деятели «Чортковского наступления» лубили позировать перед фотографами. Вот только героизма им это не добавляло.

Героическое… и — не очень

Итак, мизансцена: 1919 год, май. Армия Западно-украинской народной республики (ЗУНР), она же — Украинская Галицкая Армия (УГА) выигрывает чемпионат по художественной гребле. В смысле — огребает сразу со всех сторон: от польской армии Юзефа Пилсудского, от румынской армии, а также от Красной Армии, которую боится до колик в печени. Наиболее активно действовали польские войска, которые после распада Австро-Венгерской Империи внезапно осознали свою бескорыстную любовь к землям Галиции, Львовщины и всей остальной Малороссии. И отправились их завоёвывать.

Гоняют Украинскую Галицкую Армию уже год в хвост и в гриву и вот, к июню 1919 года наконец загоняют. С одной стороны — река Збруч, с другой — Днестр. А соединяет эти естественные рубежи с третьей стороны — железная дорога Гусятин — Чортков. И  на границах этого «треугольника смерти» УГА поджидает польская армия Юзефа Пилсудского.

Причём, нужно отметить, что армия Пилсудского формально подчиняется не польскому Начальнику Государства Польского (такой титул носил Пилсудский), а главнокомандующему войск Антатнты в Европе — французскому маршалу Фердинанду Фошу.  Очень интересный нюанс: дело в том, что УГА формально противостояла не только Польше, но и всем государствам Антанты. Той самой Антанты, чьего признания так хотели добиться украинские националисты. Как неловко-то вышло…

Впрочем, на тот момент никто из УГА не думал о политическом аспекте их будущей «Великой Битвы»: хотелось выжить, а всё остальное — потом. Тем более, что ситуация на границах с Германией и Чехией заставили Юзефа Пилсудского усилить приграничные гарнизоны за счёт частей, державших в блокаде «побратимов» из УГА.  Премьер-министр Западно-Украинской народной республики Евгений Петрушкевич, с 9 июня получивший диктаторские полномочия от Украинского Национального Совета (высший государственный орган ЗУНР) , решил, что для решительной победы нужно сменить главнокомандующего.

Александр Греков, командующий Чортковским наступлением. Игнорируя реальность убедил своих подельников, что они могут победить Польшу. Наврал.

Решение, поражающее своими свежестью и оригинальностью. И вот, на посту главнокомандующего, фронтового офицера и кадрового военного Михаила Омеляновича-Павленко сменил шатбной офицер Александр Греков.

Накануне битвы сменить военачальника-фронтовика на штабную крысу… Ничего вы не понимаете! Это — стратегический гений украинского руководства!!! Вот какой-то паршивый боевой офицеришка Омелянович-Павленко заявляет: наступление армии УГА — бессмысленно и бесполезно. К чёрту его!!! У нас есть штабная штафирка, умеющая рисовать карты и заявляющая, что армия УГА «вот щас закончит боевое развёртывание и — ужо…». Короче, покажет полякам мать Кузьмы и ракову зимовку. А заодно — отберёт у поляков Львов. Чисто потому что — самим нужен. Для чего — непонятно, но ну-у-у-у-уже-е-е-е-е-ен!

Кого в случае подобных разногласий слушают люди? Правильно — умного. То есть того, кто говорит то, что им нравится. Вот и стал Греков — Верховным Главнокомандующим. И послал солдат. В смысле — воевать.
Неделю наступление развивалось вполне себе «шоколадно». УГА радостно прорвала пародию на фронт, оставшуюся в охранении после начала проблем Польши на немецкой и чешской границах. Затем армия УГА взяла Теребовлю, Бучач, Бережаны, Броды, Злочеч и другие города.

Потом новые царедворцы всё-таки насмелившись, приняли для поправки здоровья (кто — что, а не обязательно — «водку»!) и доложили о случившемся Юзефу Пилсудскому. Юзеф Юзефович и в обычной жизни голубиной кротостью не отличался, а тут — просто призверел и лично отправился наводить порядок в оборзевших регионах.
В три дня обстановка кардинально изменилась. Уже 25 июня польские офицеры как-то вспомнили, что они вообще-то гордые шляхтичи, а не продажные шлюхтичи, и пошли множить на ноль украинских националистов. Получалось задорно и с огоньком. За четыре дня войска УГА загнали обратно в их прежнёё «резервацию», попутно захватив пару тысяч пленных. Ну просто так, чисто для отчётности.

Главнокомандующий УГА Александр Греков внезапно осознал, что управлять войсками, это — несколько большее, чем рисовать стрелочки на картах и принимать победные реляции. Заявив руководству ЗУНР: «Вы все тут пассивные гомосексуалисты, а я — д`Артаньян!», собрал манатки, семью, глаза в кучку и 5 июля свалил в Румынию. А вот — потому что! Нечего, понимаешь, тут, пакостить: им, паразитам, представили гениальный план разгрома Польши и пленения Пилсудского. А эти зануды только и знают ныть: «нам нужны патроны!», «когда привезут бинты и лекарства?!!!», «а где обещанная помощь из Европы???»! Твари неблагодарные! Впрочем, всё это Греков рассказывал уже румынской контрразведке.

«А чё, так можно было???» — искренне изумились остальные «охвициеры» и политики УГА, и — попробовали повторить опыт! Армия УГА принялась разбегаться, как Попандопуло из Одессы после наступления Грандиозного Шухера.
Остатки «армии» УГА вернулись туда, откуда начали. Попытки прорваться на Восток привели к близкому знакомству украинских националистов с пламенной любовью Красной Армии и фирменным стилем наведения порядка Чрезвычайной Комиссии. На поверку оказалось, что ЧК по сравнению с «охранкой» Пилсудского — девочки из Смольного института благородных девиц. Но националистам на территории Советской России всё равно не понравилось. Ибо, как сказал бы ведущий Николай Дроздов: «естественным врагом украинского националиста в природе является работа, от которой он умеет феноменальным образом прятаться». А в РСФСР действовал откровенно антиукраинский лозунг: «кто не работает, тот — не ест».

Короче, к 4 июля остатки армии УГА сидели на старых «квартирах» между Днестром. Збручем и железной дорогой и мрачно надеялись на эвакуацию на территорию УНР, где тамошние националисты ещё пытались надувать щёки.
«Хрен с ними, пусть бегут, пся крев! — решил Пилсудский, — Нехай у москалей теперь с них голова пухнет!» Но деятели УГА об этом не знали и поэтому виртуозный драп, совершённый при попустительстве втихомолку ржущих поляков с16 на 17 июля 1919 года посчитали своей очередной «перемогой». Не, ну надо же хоть что-то считать перемогой, с треском и позором проиграв польско-украинскую войну! После 17 июля 1919 года ЗУНР и её армия перестали существовать.

Андрей Парубий. «Чортковское наступлениее, это — победа! Клянусь своим психическим здоровьем!»

Поздравление со справкой

Вы не поверите, но оказывается по бандеровско-украинским меркам, назначить безграмотного «командующего», отхватить при этом люлей, проиграть войну, развалив при этом собственную «республику», это — победа! По крайней мере, так считает Председатель Верховной Рады Украины — Андрей Парубий. У него и справка есть.

Но, давайте просто посмотрим, о чём говорил Парубий, поздравляя украинцев со 100-летием «Чортковского наступления». Право, на это стоит обратить внимание! Ведь Андрей Парубий и правда — вещает от имени изрядной части украино-бандеровского общества. Итак.

«…Хорошо вооруженная более чем 100-тысячная польская армия, усиленная французами, отступила по всей линии фронта под натиском 25 тысяч украинских солдат и офицеров…..»

Не, ну вообще-то в 1920 году численность польской армии составляла 320 тысяч человек (включая . В 1919 году — примерно на 40% меньше. То есть, если верить Андрею Парубию, около 50% польской армии в 1919 году было занято разборками с «героями» из УГА. Как говорил один мудрый еврей «а хто ж в лавке остался?» Ну, в смысле, на немецкой и чешской границах, на границе с РСФСР (с кем-то же советские войска имели стычки и некоторые сложности). Там-то кто был, если половина народу с ЗУНР разбиралась? Отсюда — вывод: купите уже Парубию карманный калькулятор. Или — секретаршу, которая умеет считать хотя бы до ста.

«… Уверен, эта победная дата должна объединить все регионы Украины. Особенно на современном историческом этапе украинской истории, когда мы боремся с российской агрессией….»

Пардон-пардон-пардон. Напомните кто-нибудь Председателю Верховной Рады Украины, что Чортковское «наступление» вообще-то было направлено против Польши и закончилось позорным поражением. Где тут «победа»? При чём тут Россия? Когда у главы парламента дважды два получается — свиной хрящик, трудно предположить, что в перспективе у страны — какой-либо прорыв. Разве что «Чортковское наступление».

«… Вечная борьба за достоинство, веру, свободу и суверенное Украинское государство продолжается. Верю, что победа будет за нами!…»

А вот за эти слова, если бы бандеровцы Яроша имели хоть какие-то мозги, они бы вздёрнули Парубия на ближайшем фонаре. «Вечная» стало быть борьба? «Вечной» борьба может быть только в одном случае: когда в этой «борьбе» ни при каких условиях не достигается победы! Счастлив, конечно. Парубий, что в бандеровцы не идут люди, обременённые приличным образованием и логикой…

Многотысячные толпы на праздновании годовщины Чортковского наступления в Тернополе. Яблоку упасть негде.

Глас народа

На самом деле смысл раздуваемой на Украине героизации «Чортковского наступления» очень прост. Значительная часть уцелевших «вояк» из УГА позднее влилась в ряды Организации украинских националистов (ОУН) [экстремистская организация, запрещённая на территории РФ — прим. ред. ]. Излишне напоминать, что деятельность этой организации стала для руководства бандеровской Украины чем-то сродни «священной коровы» для индусов (да простят меня законопослушные верующие за такое сравнение).

Всё, что делали ОУНовцы (не важно, мельниковцы или бандеровцы) сегодня «вылизывается» пропагандистской машиной Украины до состояния эпического подвига. Причём логика в этом случае отставляется в сторону. Потому что это — лишнее. Если логику подключать, есть опасность, что всё, что есть героического и прогрессивного в истории Украины имело место в эпоху Советского Союза. А это идёт вразрез с «генеральной линией партии» Верховной Бандеровской Рады. Вот и приходится извращаться.

Другой вопрос — реакция общества. Вот, например, забавная подборка мнений молодых жителей Украины о «Чортковском наступлении».

Елена (22 года, Ужгород): Да нам рассказывали, что наши чуть не победили поляков. Годы я не помню. Призывали учиться на героизме. Не знаю, для меня это не праздник.

Павел (24 года, Киев): Это первые подвиги украинских националистов. Они воевали с ляхами за свободную Украину. А москали помогали ляхам нас уничтожить. Они ляхам всё время помогали. В 1939 году вместе с Польшей они готовили нападение на Украину и Германию, но — не получилось. Жаль, что тогда сил не хватило взять Москву. Сейчас — хватит.

Роман (32 года, Львов): В последнее время столько новых праздников появилось… Были советские праздники, все знали, кто, о чём, где. Этого у Советов не отнимешь. А сейчас: «герои, герои, герои, героям — слава!». Вот, Чортковское наступление. чёрт его знает, что это за наступление. На кого, за что? Нет, не знаю.

Елена (43 года, Киев): Ну, передачу про это наступление видела. Не поняла только, где там победа. Воевали-воевали, а поляки их разбили. Вот, они герои. Не знаю, для кого они герои. Так если смотреть, непонятно, зачем вообще всё это было, это наступление. Наверное, мужчинам это понятнее, а мы — женщины, это не к нам вопрос.

Сергей (55 лет, Львов): Ну, конечно, они там герои были. За Украину. Воевали. Наверное, с Россией, с кем же ещё? Я так-то в подробностях не знаю. Говорят — герои. У нас сейчас все герои. Всем — слава.

Такие вот дела. Интересно, сколько на Украине найдётся людей, способных с ходу рассказать суть «героизма» Чортковской операции? Автору почему-то кажется, что немного… Наверное, потому что объявлять «подвигом» бессмысленное и позорное поражение — сродни мазохизму. Да и весь «праздник» сильно смахивает на БДСМ от политики.

Степан Карпенко

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен